Там, где смешались племена и народы

Курьер ЮНЕСКО. 1977, сент.-окт. ::: Континент Латинская Америка ::: Жоржи Амаду

ЖОРЖИ АМАДУ (Бразилия) – один из наиболее известных писателей-романистов Латинской Америки. Член Всемирного Совета Мира. Удостоен Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами». После выхода его романа «Мертвое море» (рус. пер. 1936), который завоевал ему славу не только в Латинской Америке, но и за ее пределами, он опубликовал более 15 книг, которые были переведены на 30 языков мира.


Бразилия – страна расового смешения. Это очевидный и бесспорный факт. Бразильский эксперимент чрезвычайно важен в поисках разрешения страшной расовой проблемы, которая и сегодня приносит страдания миру. Ведь в Бразилии постоянно происходит смешение самых разнообразных рас.

Какой бразилец может, положа руку на сердце, говорить о своем «чистокровном» происхождении в стране, где иберийцы, славяне, англосаксы, мадьяры и прочие неразрыв­но смешались с черными африкан­цами и американскими индейцами, с арабами, евреями и японцами?

Этот непрекращающийся про­цесс — главнейшая особенность жиз­ни в Бразилии, и он представляет собой наш собственный вклад в ми­ровую культуру и гуманистические традиции.

Мы — смешанный в расовом отно­шении народ, и в это смешение внес­ли свой равный вклад как черные, так и белые. Черным народам мы обязаны некоторыми наиболее ярки­ми проявлениями нашего националь­ного характера: нашим умением, например, противостоять нищете и угнетению, нашей способностью вы­живать в самых неблагоприятных условиях и при этом смеяться и лю­бить жизнь. Именно им мы обязаны неисчерпаемой жизнерадостностью, которая воодушевляет нас бороться и побеждать отсталость, нищету и преодолеть многие препятствия на пути нашего развития. Эта способ­ность к сопротивлению и непреклон­ный дух заложены в нас благодаря крови черных, которая пульсирует не только в наших кровеносных сосудах, но также и в нашей музыке, танцах и других формах художест­венного выражения.

«ТРИ РАСЫ» — картина бразильского художника Эмилиану ди Кавальканти. Фото – Д. Дежярдин, Париж.

«ТРИ РАСЫ» — картина бразильского художника Эмилиану ди Кавальканти — символизирует гармонию между этническими группами, которые участвовали в формировании бразильской нации.

Фото – Д. Дежярдин, Париж.

 

Бразильская культура, рожденная в результате смешения белых, чер­ных и индейцев, сформировалась в борьбе против расизма. Традиции черных в бразильском обществе сме­шались, образовав неразрывное целое с традициями белых народов, и с Африкой мы связаны материнскими узами.

Однако было бы нелепо утверж­дать, что в Бразилии нет расистов; их у нас много. С другой стороны, у нас нет расистской философии жизни: наше мировоззрение в основе своей антирасистское, ибо вытекает оно из смешения рас. Могучие произ­ведения Агналду да Силвы, непрев­зойденного скульптора современной Бразилии, — это не только искусство представителей черного народа. Мы находим в нем черты влияния евро­пейской, иберийской культуры, про­являющиеся как в темах, так и в форме выражения: «Окоссе» Агнал­ду — это одновременно и святой Ге­оргий.

К большому сожалению, порой наш образ жизни представляется за рубежом в искаженном виде. Вклад африканской традиции, имею­щий основополагающее значение в бразильской культуре, либо оцени­вается весьма поверхностно, либо недооценивается.

Это абсолютно ошибочный подход. Благодаря небезынтересному изме­нению мышления, существовавшего в период колониализма, теперь про­является тенденция уделять особое внимание художникам, писателям и певцам с возможно более черной ко­жей. Эта попытка доказать отсутст­вие расовых предрассудков на самом деле лишь подчеркивает необъектив­ность, абсолютно чуждую жизненной философии Бразилии.

Для выступления приглашаются певицы с самой черной кожей, но ни­кого не заботит тот факт, что они исполняют песни, в которых более заметно иберийское влияние, нежели африканское, хотя бразильская му­зыка происходит прежде всего от африканских атабаке.

Картины, представленные на обо­зрение, — это, как правило, типичная живопись «парижской школы»; но важно здесь то, что они написаны темнокожими художниками. Такие бразильские художники, как Тарсила ду Амарал и Э. ди Кавальканти, игно­рируются, хотя их работы демонстри­руют влияние Черной Африки наря­ду с влиянием белых народов, амери­канских индейцев и японцев и представляют собой подлинно бра­зильское искусство.

Мы же должны рассказывать все­му миру о ярком и постоянном при­сутствии Африки в Бразилии, в нашей жизни, в культуре и в обли­ке нашего народа.

Черный африканец внес свой вклад во все великие достижения Бразилии. Присутствие Африки, с ее солнцем и тенями, чувствуется в пророках, святых и ангелах, которых скульптор Алейжадинью (1730—1814) ваял в угольном районе на земле Минас-Жерайса.

Африка — в музыке Вилла Лобоса и Доривала Каймини, в ориша и ма­доннах Агналду, в поэзии Грегориу ди Матуса, Кастру Алвиса и Винисиуса ди Мораиса. Она — в танцах и в песне, в нежности, в дружелюбии и в неуемной фантазии всего велико­го, что есть в Бразилии.

Ибо здесь, в Бразилии, навсегда и счастливо смешались боги и люди.