ЗАДОЛГО ДО КОЛУМБА

Милослав Стингл ::: Индейцы без томагавков

Так жили индейцы тридцать тысяч лет. Жили в полнейшей изоляции, даже не подозревая, что где-то еще на свете есть люди.

Впрочем, и Старый Свет не ведал о существовании какого-то иного континента, тем более населенного. Все знаем, что Америку, а значит, и ее в 1492 году Христофор Колумб.

Мы и сегодня продолжаем говорить: «Америку открыл Колумб», — хотя уже давно известно, что Колумб отнюдь не был первым жителем Старого Света, который побывал в нынешней Америке и увидел индейцев.

Земля велика и прекрасна. На ней проложено много путей. Немало их уже забыто. То ли ветер занес их дорожной пылью, то ли поглотили морские волны. А ведь по ним когда-то передвигались люди, а то и целые народы и цивилизации. По таким вот забытым теперь дорогам попали в Америку и жители Европы (а возможно, и других частей света). И было это задолго до Колумба!

Как это не удивительно, но, вероятно, сначала явились к нам, в Европу, индейцы! В 62 году до н. э. на территории германского племени свевов, близ устья Эльбы, было выброшено на берег странного вида судно с людьми, непривычно одетыми и говорившими на неведомом языке. Таинственные чужеземцы объяснили жестами, что буря пригнала их с другого берега моря. Очевидно, это были индейцы. Об этом событии у нас есть даже письменное свидетельство. Дело в том, что король свевов подарил необычных морских скитальцев, «индов», римскому проконсулу в Галлии Квинту Метеллу Келеру. И благодаря этому подарку Помпоний Мела и Плиний сохранили для нас первое сообщение о встрече представителей двух больших групп единого рода человеческого, которые долгие годы жили рядом на одной планете, ничего не зная друг о друге.

Но гораздо больше таких путешествий еще задолго до Колумба, вероятно, совершалось в обратном направлении, то есть из Европы, а возможно, и из Полинезии и Китая в Америку.

Начнем с Китая. В 1761 году в 28-м ежегодном выпуске парижских «Memoires de I'Academie des inscriptions et belles lettres» французский синолог де Гинь опубликовал сообщение, что в китайских государственных анналах, куда ежегодно заносились важнейшие события, происшедшие в императорском Китае, им обнаружен подробный отчет китайского буддийского монаха — миссионера Хуай Шеня о плавании в страну Фусан, лежащую к востоку от Китая! Эта запись, относившаяся к 499 году, вызвала всеобщий интерес. Привлекла она и внимание американистов.

Хуай Шень рассказывал, например, что землей Фусан правит И-Ки, которого всюду сопровождают флейтисты, что там существует три группы аристократии—«Таи-Лу», «Малые Таи-Лу» и «Но-Та-Ча», что жителям неведомо железо, но известна медь (а также серебро и золото), что они умеют делать бумагу из дерева Фусан, по имени которого и названа вся страна, и т. д. Поразительное сходство страны Фусан с доколумбовой Америкой, и особенно с доацтекской Мексикой, видимо, и привело многих американистов к заключению, будто этот буддийский монах и в самом деле доплыл до Америки.

Сейчас повсеместно преобладает мнение, что любопытное описание Хуай Шеня относится к какой-то островной стране, расположенной вблизи Китая, скорее всего к Японии. Однако Хуай Шенем перечень гипотетических китайских (а также индокитайских) первооткрывателей Америки не исчерпывается. Те, кто верит в их существование (например, американист Гордон Экхолм), указывают на то обстоятельство, что уже в начале нашей эры в Китае и Индокитае было развито мореходство. Известна, в частности, экспедиция китайского буддийского миссионера Фа Сяня и двухсот его единоверцев из Китая на Яву и обратно (приблизительно 400 год н. э.). Корабли Фа Сяня, бесспорно, смогли бы доплыть и до Америки (особенно, если бы эти мореплаватели воспользовались тихоокеанским течением Куросиво). Приверженцы «китайских плаваний в Америку» не могут подтвердить конкретными фактами присутствие китайцев (или кхмеров) в доколумбовой Америке. В обоснование своих взглядов они обычно приводят различные аналогии, прежде всего между культурой Южной Индии и высокими индейскими культурами Месоамерики. В первую очередь внимание, естественно, привлекают ольмеки, чьим нефритовым автопортретам свойственны значительно более ярко выраженные «монгольские» черты, чем автопортретам представителей других высоких американских культур.

Сравниваются также ступенчатые пирамиды Месоамерики с монументальной архитектурой Юго-Восточной Азии, главным образом с прославленным Ангкор-Ватом в Камбодже или с развалинами бирманского Пагана. Однако, как известно, ангкорватские храмы были построены в IX—X веках нашего летосчисления, паганские — даже в XI—XIII веках. Строительство же пирамид в Мексике — да и во всей Америке — началось еще в первые века н. э. К тому же собственно ольмеки, по крайней мере на своей племенной территории у Мексиканского залива, пирамид никогда не строили.

В последнее время ставится также вопрос, не добирались ли до Америки еще в доколумбову эпоху полинезийцы. Учитывая, что полинезийцы великолепно владели мореходным искусством, возможность подобных плаваний исключить нельзя. Но полинезийцы в период их предполагаемых плаваний в Америку (вторая половина первого тысячелетия нашей эры) по уровню своего общественного развития стояли неизмеримо ниже индейцев Месоамерики, или андской области. И поэтому какое бы то ни было влияние их на эти высокие американские культуры совершенно исключено.

Если плавания в Америку с запада — из Китая или Полинезии относятся пока к области предположений и догадок, то о доколумбовых плаваниях в Америку, предпринятых с востока скандинавскими викингами и их потомками, мы имеем достоверные, точно датированные и довольно подробные известия.

Первым европейцем, увидевшим Америку и ее коренных обитателей, был исландец Бьярни Херьюлфсон. За ним последовали другие — исландцы, гренландцы и предки нынешних норвежцев, которые тоже посетили Северную Америку, возможно, и обосновались там. Как же это произошло и каким образом нам стало известно об этом?

В VIII веке ирландцы открыли остров Исландию. Вскоре он был заселен выходцами из Норвегии. Позднее, в X веке, исландцы и предки нынешних норвежцев открыли Гренландию и поселились на ее побережье. Гренландские поселения основал Эйрик Рыжий, прославленный герой скандинавских саг. А в тысячном году его сын Лейф Эйриксон отправился на поиски земли, которую за пятнадцать лет до этого во время своих морских странствий увидел Бьярни Херьюлфсон.

Но расскажем обо всем по порядку. Эйрик Рыжий основал в далекой гренландии, на ее юго-западном побережье, несколько поселений. Это не вымысел. Следы пребывания земляков Эйрика Рыжего в Гренландии можно обнаружить и сейчас. В Эйриксфьорде Эйрик Рыжий построил усадьбу Браттолид, развалины которой тоже сохранились. Эйрик был еще язычником, но его сына Лейфа крестили в Норвегии. И позднее, в 1126 году, в Гренландии было даже основано епископство. Археологи нашли и руины гардарского кафедрального собора. Итак, на берегах негостеприимной ледниковой Гренландии в начале нашего тысячелетия жили европейцы. В XIII веке сюда с севера начали переселяться эскимосы. Связь Гренландии с Европой была чрезвычайно слабой, и где-то в XIV—XV веках погиб последний потомок первооткрывателей этого острова. Об Эйрике и его сыновьях, о том, как на западе была обнаружена страна Винланд, об удивительных ее обитателях, которых скандинавы называли скрелингами, и о том, как европейцы поселились в Винланде, — обо всем этом повествуют героические сказания древних скандинавов — саги. И до наших дней дошло несколько саг, подробно и сходным образом рассказывающих о том, как европейцы впервые увидели Америку, высадились на ее берегу и, наконец, поселились во вновь открытой стране.

Так, в «Саге Олафа Трюгвасона» мы можем прочесть о Торвальде Асвальдсоне и его сыне Эйрике Рыжем, который плыл за море, на северо-запад, и основал поселения в Гренландии (Зеленой стране). Из этой же саги мы узнаем о барде Херьюлфсоне, сопровождавшем Эйрика во время его плавания в Гренландию, и его сыне Бьярни, который в 986 году покинул берега Исландии, миновал южную оконечность Гренландии и, направляясь все дальше на запад, после 22 дней плавания увидел никому до тех пор не известную землю. Как мы сейчас знаем, это был берег североамериканского полуострова Лабрадор. Бьярни поплыл на север вдоль берега этой неведомой суши, позднее увидел и нынешнюю Баффинову Землю, остров, лежащий к северу от Канады, а затем вернулся домой, в Гренландию.

В саге говорится далее, что, возвратясь на родину, Бьярни Херьюлфсон стал перед всеми хвастать своим открытием. Его рассказ услышал сын Эйрика Рыжего Лейф, тот самый Лейф, которому суждено было стать первооткрывателем Америки. Красочное повествование Бьярни (недаром он был сыном барда!) не давало Лейфу покоя. Спустя несколько лет он купил прочную ладью и вместе с 35 храбрыми викингами отправился в путь. Сначала они добрались до берега, который Бьярни увидел в конце своего плавания (до нынешнего североамериканского острова Баффинова Земля). Эта страна была покрыта ледниками, лишь местами проступали каменные очертания береговой линии. «Недобрая это земля, — сказал Лейф, — не станем здесь высаживаться, но имя ей дадим». И он назвал ее Хеллюланд — Скалистая земля. Потом они плыли к югу и высадились на плоском, лишенном скал побережье, густо заросшем лесом. Это была, вероятно, современная Новая Шотландия, или юго-западное побережье Лабрадора. Ей Лейф дал название Маркланд — Лесистая земля.

И вновь 35 отважных мореходов поплыли на юг вдоль американских берегов. Через два дня они бросили якорь в маленькой бухте, там, где в Атлантический океан впадает небольшая река. Один из соратников Лейфа, выходец с юга Европы, — его звали Тюркер — нашел неподалеку от берега лозу и даже кисти дикого винограда. Поэтому мореплаватели окрестили эту страну Винланд — Земля винограда. А потом Лейф вернулся в Гренландию к своему отцу Эйрику Рыжему. Но в ту же зиму отец его умер...

Тут возникает очередной вопрос: где находилась эта Земля винограда — Винланд? Сейчас ученые сходятся на том, что она была расположена в одном из штатов Североамериканской унии — в Массачусетсе, где действительно рос дикий виноград. Но вернемся к Лейфу.

Рассказав о своем путешествии двум младшим братьям, Лейф обратился к Торвальду: «Возьми, брат, мой корабль и плыви в Винланд». Итак, спустя год после возвращения Лейфа Торвальд отправился в путь. В Америке он провел несколько месяцев. Плавание Торвальда представляет для нас особый интерес в связи с тем, что во время него произошла первая встреча европейцев с индейцами. В маленькой бухте, где Торвальд намеревался выстроить себе усадьбу, неожиданно появились три челна, в каждом из которых было по три туземца. Саги называют этих индейцев скрелингами. Воины Торвальда захватили их и восьмерых убили. Только одному удалось спастись. А вечером того же дня, когда викинги уснули, индейцы напали на Торвальда и его соратников, осыпав их стрелами. Ранен был только Торвальд, который вскоре скончался.

Лишь весной следующего года спутники Торвальда вернулись на родину. А еще через год в Америку на поиски могилы убитого индейцами брата отправился последний сын Эйрика Рыжего — Торстейн. Впрочем, экспедиция его была неудачной.

В 1003 году было предпринято самое значительное плавание в Новый Свет. Его осуществила большая экспедиция (3 корабля, 140 человек) исландца Торфинна Карлсефни, собиравшегося там поселиться. Было это за 489 лет до плавания Колумба. Из саг мы знаем, что Торфинн был сыном Торда Лошадиной Головы, владевшего поместьем Рейнисес в Скагафьорде, в Исландии. На втором корабле с ним отплыл Снорре Торбандсон из Алыггафьорда, а третий корабль с командой в 40 человек был снаряжен Бьярни Гримулфсоном из Брейдафьорда и Торнхаллом Гамлассонон из Остфьордана. Сначала ладьи бросили якорь у берегов Гренландии, где Торфинн, несмотря на краткую стоянку, даже успел жениться, а потом поплыли в Винланд. В местности, которую викинги назвали Страумтфьорд, они высадились на сушу, выгрузили привезенный с собой скот и начали строить поселение. В экспедиции было и несколько женщин — жен мореплавателей.

Через некоторое время поселенцы встретились с индейцами, выразившими желание вести меновую торговлю. Индейцы больше всего хотели приобрести железные копья, но предводитель экспедиции Торфинн не разрешил продавать индейцам оружие. По воспоминаниям участников экспедиции, индейцы были одеты в шкуры; вооружение их составляли лук и стрелы, а главное — каменные топоры. По описаниям в сагах можно предположить, что индейцы, с которыми белые встретились в 1003 году, были предками нынешних алгонкинских индейцев.

Успеху экспедиции Торфинна, развитию торговых связей с индейцами, а если говорить о последствиях, то и всей первой попытке заселения Америки белыми якобы помешал... вол! Когда Торфинн, Снорре и другие викинги вели торговые переговоры с индейцами, из лесу неожиданно выбежал один из волов, привезенных Торфинном, и «дико заревел». Индейцы, насмерть перепуганные невиданным «страшным зверем», разбежались. Через некоторое время индейцы вновь приплыли на своих челнах, сделанных из шкур. Торфинн Карлсефни хотел радушно их встретить, но индейцы обстреляли викингов из луков. Завязался кровопролитный бой. Одному из поселенцев, Торбранду Снорресону, индейцы раскроили томагавком череп, два других были убиты индейскими стрелами…

Поскольку некоторые викинги взяли с собой жен, в Винланде появились на свет первые потомки белых, родившиеся в Америке (например, Торгьер, сын Снорре, друга Торфинна). В экспедиции часто возникали распри, в том числе из-за женщин. И после трех лет пребывания в Винланде европейцы покинули Америку.

Об этом плавании Европа знала. В хронике Адама Бременского, завершенной в 1075 году, мы даже находим название Винланд. И в заключение еще два любопытных факта. В конце 1961 года норвежский исследователь Хельге Ингстад сообщил, что на северной оконечности Ньюфаундленда он нашел остатки нескольких зданий древнего поселения викингов, о котором рассказывают саги. И наконец, совсем недавно ученые из Йельского университета опубликовали средневековую карту мира, на которой в виде острова изображен Винланд, то есть Америка.

В 1898 году, когда уже никто не сомневался, что первыми европейцами, открывшими Америку (а затем и поселившимися там), были скандинавы, а не Христофор Колумб, широкую общественность взволновало открытие, которое вошло в историю американистики под названием Кексингтонского камня. Неподалеку от Кенсингтона, в штате Миннесота, был обнаружен камень с полустершейся рунической надписью. Надпись была в конце концов расшифрована и переведена. Вот что там было написано: «[Нас тут] восемь готов [то есть шведов] и 22 норвежца, и отправились мы в путешествие, чтобы разведать, что лежит от Винланда на запад. Разбили лагерь [у озера] в отдалении однодневного перехода от сего камня. Отлучились на один день и ловили рыбу. По возвращении нашли мы десять наших мужчин мертвыми, со снятой кожей [то есть скальпированными]. Аве Мария, охрани нас от всего недоброго. Нас осталось десятеро из всей группы, и плыли мы по морю четырнадцать дней от [нашего?] острова и продолжали поиски. В господа нашего году 1362».

Открытие Кенсингтонского камня с надписью, свидетельствующей о пребывании норвежцев и шведов в Северной Америке еще в XIV столетии, вызвало отклики во всем мире. Однако американисты все больше сомневались в его подлинности. А недавно пришло сообщение из Миннесоты, что на земле поместья, по соседству с которым был обнаружен камень, найдено пособие по чтению рунических надписей, выпущенное в середине XIX века. Владельцем этого поместья был, видимо, образованный фермер, глубоко интересовавшийся историей Нового Света. И здесь явно имело место нечто, напоминающее романтические истории знаменитых европейских подделок.

О плавании, подобной экспедиции Торфинна, говорят и пространные поэтические повествования уэльских бардов. По преданию, такое путешествие совершил где-то в XII веке сын галльского короля Оуэна Гуиннида, которого звали Медок об Оуэн Гуиннид. Барды, чьи великолепные песни сохранились до нашего времени, в особенности бард Гинделв а Ллизерхеб Ллиуеллин (XIII век) и бард Мередид аб Ргис (XV век), рассказывают, как Медок открыл на западе обширную плодородную землю, населенную необычными людьми, язык и нравы которых поразили галльских мореплавателей. Патриоты Уэльса предполагали, что это была Флорида. Колонизовать столь обширную страну малочисленная группа галлов не могла, и Медок вернулся в Европу. Сообщения о плавании Медока в «Америку» в настоящее время считаются весьма малоправдоподобными.

Точно так же приходится отвергнуть как малообоснованные утверждения, будто Америку посетили два выдающихся мореплавателя XIV века — венецианцы Николо и Антонио Зени. Николо Зени, а позднее и его брат, состоял на службе у богатого скандинавского судовладельца, посетили Исландию, а затем — как они рассказывают в письме третьему своему брату, Карло, — земли Фрисланд, Эстланд и Эстотиланд. На одном из этих островов якобы правил «принц» Сичми, который принял Николо к себе на службу, и т. д. О плаваниях и открытиях братьев-венецианцев некогда было написано много книг, но из-за недоказанности этих открытий мы не можем сейчас серьезно принимать их во внимание.

И еще один любопытный факт. В 1893 году, к четырехсотлетию открытия Америки Колумбом, норвежский капитан Христенсен построил маленький корабль, точную копию ладьи древних викингов. На этом судне Магнус Андерсен с 13 смельчаками, выйдя из Бергена, всего за 40 дней пересек северную часть Атлантического океана и достиг берегов Америки. Это плавание доказало возможность перехода, совершенного Торфинном и Лейфом.

Итак, неопровержимо доказано, что с востока, а возможно, и с запада, еще до Колумба берегов Америки не раз достигали ладьи, лодки и, быть может, даже плоты.

Нет книг, не написано романов об этих мореплавателях, об их удивительных, волнующих, полных приключений плаваниях. Люди мало знают о них, хотя они вошли в историю человечества, приумножив его славу, его величие. И, безвестные, они причастны к вечному огню поисков и открытий.