Буржуазная революция 1894—1895 годов

Перу на пути независимого государственного развития в контексте мировой истории: 1826 год - середина 90-х годов XX века

Борьба за контракт Грейса была ярким выражением развивавшегося со време­ни Тихоокеанской войны кризиса социально-экономической и политической систе­мы Перу. От внедрения английского капитала пострадала прежде всего средняя и мелкая буржуазия провинциальных городов - ее связи с рынком ослабли ввиду по­вышения англичанами тарифов на перевозки на железных дорогах. Понесла ущерб и часть сахарных плантаторов, так как в условиях колебаний цен на сахар на меж­дународном рынке, а также вследствие разорения асендадос в результате Тихоокеанской войны и истощения источников кредитования многие мелкие и средние асьенды и даже ряд крупных перешли в руки английских кредиторов. Прилив капита­лов извне, однако, вскоре ослаб. Упал и импорт товаров фабричного производств» в связи с сокращением экспорта национальной продукции. Но это имело и положи­тельную сторону - необходимость снабжения населения основными предметами фабричного и ремесленного производства привела в ряде городов страны к замет­ному росту промышленного производства и усилению национальной буржуазии. Дубление кожи, производство мыла, свечей, сигарет, мебели, швейных изделий, развитие пищевой промышленности и т.д. - все более переходило на фабричные методы производства. Появились новые отрасли экономики - добыча нефти и сбор каучука, которые росли на основе местных капиталов.

И все же это развитие шло медленно, оно не поддерживалось государством, бы­ло неустойчивым из-за нестабильности денежного обращения в стране, и в конеч­ном счете рентабельность новых фабрик обеспечивалась лишь за счет дешевизны рабочей силы. Относительное восстановление экономики страны происходило в условиях нещадной эксплуатации народных масс. Во имя эгоистических интересом верхушки правящих кругов правительство Касереса восстановило подушный налог, всей своей тяжестью обрушившийся на крестьян-индейцев, мелких землевладель­цев, ремесленников и мелких торговцев в городах.

В 1889 г. первое место в экспорте (служившем основным источником государ­ственных доходов) занимало серебро (30% экспорта по стоимости), затем шли са­хар, шерсть, хлопок, кока и кожи). Позднее главную роль в экспорте стала играть продукция сельского хозяйства, и прежде всего экспорт сахара и хлопка.

Характерной чертой сахарного производства на косте был рост крупных асьенд (их насчитывалось здесь в 90-е годы 62), производивших сахар и алкоголь. В сред­нем каждая асьенда имела 500 га обрабатываемой площади и 90 пеонов. Всего в са­харной отрасли сельского хозяйства трудилось 22,5 тыс. пеонов. Общий капитал этой отрасли хозяйства на косте к 1895 г. составил 33,4 млн солей, или 3,34 млн ф.ст. В сьерре также господствовали крупные латифундии, причем зачастую зна­чительная часть их земель оставалась необработанной. Во многих долинах сотни тысяч га земли принадлежали одной-двум семьям. Например, один ? семья владела землями, прилежащими к Арекипе, 32 асендадос контролировали долину департа­мента Пьюра, 36 - долину реки Чикамы в департаменте Ла-Либертад на севере страны. И хотя продукция горной промышленности возросла с 1886 по 1895 г. с 423 тыс. до 700 тыс. перуанских фунтов (а это было прежде всего производство се­ребра), она заметно отставала от сахара и хлопка в общем балансе товарной про­дукции страны. Конституционалистская партия, стоявшая у власти, по-прежнему придерживалась политики поощрения узкой группы экспортеров серебра и гамоналов сьерры.

Пагубные экономические последствия такой политики с особой силой выяви­лись после краха в ноябре 1890 г. крупнейшего английского инвестиционного бан­ка братьев Берингов, повлекшего резкое падение цен на серебро (соотношение ме­жду стоимостью золота и серебра, которое долгое время держалось на уровне 1:1 упало до 1:20 в 1886 и до 1:30 в 1895 г., а с 1891 по 1893 г.), цена серебра упала с 34 до 25 пенсов на унцию. В стране расстроилось денежное обращение, выросли цены на предметы первой необходимости, торговля пришла в упадок из-за низкой покупательной способности населения, упали и государственные доходы в результате сокращения внешней торговли. С особой силой кризис обрушился на главный район добычи серебра Серро-де-Паско, где в 1893 г. из 600 рудников по добыче серебра действовало лишь 50. "Серро-де-Паско сейчас похож на пустыню. Капиталисты и кредиторы бегут отсюда... этот процветающий город постепенно превращается в захолустье", - говорил в конгрессе Перу в октябре 1893 г. сенатор Пинсас.

Английский консул Менсфилд писал в Форин оффис 25 октября 1893 г. о хаосе в экономике Перу: "Оплата фрахта судов и тарифы на железной дороге увеличились на 25-30%. Цены на импортные товары выросли в некоторых случаях на 50%. Торговцы терпели убытки, ибо по повышенным ценам товары не покупались. Стоимость жизни все более растет, доходы же оставались неизменными... Все потребности сверх элементарных были ограничены. Положение неудовлетворительно для потребителей и разорительно для импортеров, которые в большинстве своем - иностранцы. Даже продукты питания, которые производятся в стране, с каждым днем становятся все дороже... Потребитель не может платить столь высокие цены. В результате сокращается производство, а отсюда вновь рост цен из-за дефицита товаров и отсутствия конкуренции. В первые шесть месяцев 1893 г. налоговые сборы упали на 40%, что связано с обесцениванием серебра".

В связи с очередным экономическим кризисом в Англии в 1892-1894 гг. наи­большее падение производства произошло в текстильной промышленности, в осо­бенности в производстве хлопчатобумажных и шерстяных тканей. Экспорт хлопка и шерсти в Англию из Перу значительно сократился. Упали доходы от экспорта, масса сельских тружеников косты лишились работы. Тяжелым было положение ра­бочих, ремесленников, а также мелких фермеров, снабжавших города продовольствием. Росла нищета народных масс и в сьерре.

Положение осложнилось неурожаем риса и хлопка - из-за стихийных бедствии в 1893 г., особенно пострадала северная коста, где наводнение 1891 и заморозки 1892 и 1894 гг. привели к разорению мелких землевладельцев и арендаторов. Отсюда и нарастание политического кризиса, первые симптомы которого проявились уже в конце 80-х годов.

Рост дороговизны и снижение заработка приводили к постоянным, зачастую стихийным, забастовкам рабочих и ремесленников. В 1887 г. ремесленники, торгов­цы и рабочие вышли на улицы Лимы, требуя снижения цен на основные продукты питания. В 1888 г. в Серро-де-Паско 2000 рабочих бастовали с целью добиться выплаты зарплаты серебром, а не бумажными обесцененными деньгами. В 1891-1892 гг. бастовали в Лиме типограф­ские рабочие, булочники, портовики Кальяо, добиваясь по­вышения зарплаты. Правительство ис­пользовало войска для подавления забас­товок и разгона народных демонстраций.

В этих условиях активизировалась оп­позиционная Демократическая партия во главе с Н. Пьеролой. Готовясь к прези­дентским выборам 1890 г., Пьерола разработал и программные принципы партии. Они были опубликованы в апреле 1889 г. Принципы демократов поддерживали либе­ральные асендадос юга, в частности Арекипы и Пуно, Ики, а также мелкие и сред­ние асендадос центральной и северной части Перу. В руководство партии входили крупные промышленники: Г. Биллингнурет, имевший значительные капиталы в селитряных копях Икике; Рикардо Бентин - богатейший горнопромышленник из Чупипа - ему принадлежали крупные серебряные рудники в Касапалке и Агуаскальентес. Бентин в свое время выступил в палате депутатов конгресса против утверждения контракта с Грейсом, за что был удален из парламента вместе с 30 депу­татами оппозиции, отвергнувшими постыдный контракт.

К Демократической партии примыкали либеральные асендадос, ведшие крупное товарное хозяйство. Таков руководитель демократов в Хунине А. Дюран, владелец процветавшей плантации по производству коки в монтанье; А. Карбахаль - владелец асьенд по производству коки и сахарного тростника в департаменте Кус­ни Братья Семинарио - Аугусто, Эдмундо, Освальдо и Рикардо владели хлопковой плантацией "Пабур" в Пьюре. Кастаньеда - владелец животноводческой асьенды в ? (департамент Хунин), применив современные методы хозяйства, за короткое время удесятерил свои доходы.

Демократическая партия имела опору в лице средней и мелкой буржуазии городов как старой, так и новой фабричной формации, пользовалась влиянием среди ремесленников и рабочих, в частности имела тесные связи с Конфедерацией ремес­ленников Лимы.

Подготовленная Н. Пьеролой программа деятельности Демократической пар­тии была программой ускоренного буржуазного развития страны. В политической сфере Пьерола выступал против персонализма, за создание и развитие партий, ? интересами большинства ее членов, а не капризами отдельных личностей. Победившая на выборах партия в свою очередь должна была не подавлять оппозицию, а учитывать ее мнение по вопросам государственной важности.

Пьерола даже предлагал создать четвертую ветвь власти - избирательную - наряду с законодательной, исполнительной и судебной, чтобы пресечь мошенничества на выборах. Касаясь задач демократического правительства, Пьерола указывал на необходимость "морального и материального улучшения положения самых многочисленных и обездоленных классов", среди которых большинство составляла ?, живущий в тяжелых материальных условиях, испытывая недостаток культуры. Уничтожить причины этого и приобщить ее к благам цивилизации... первостепенная необходимость для Перу". Однако конкретного плана реального облегчения положения подавляющего большинства народа программа не содержала.

Зато более подробно были изложены проблемы сельской и городской буржуазии. Пьерола выступал за развитие промышленности и протекционистские тарифы, способствующие ее выживанию: "...совершенно ошибочно и вредно утверждение о том, что мы должны ограничиться лишь производством сырья. Определенное развитие промышленности необходимо для самого существования народа... Перу - это прежде всего сельскохозяйственная и горнорудная страна, но невозможно ограничиться только этими отраслями производства, если учитывать действительные ин­тересы". Возражал Пьерола и против опоры только на иностранный капитал в раз­витии промышленности: "Постоянно требуют поступления иностранных капита­лов. Он, конечно, принесет ценные плоды, но надо переходить к использованию и национальных капиталов...". В отличие от касеристов, делавших опору в основном на английский капитал, демократы предлагали расширить источники капиталовложений извне.

Партией демократов была предложена широкая программа буржуазных реформ, в том числе: преобразование финансовой и банковской системы страны, введение прямых налогов на доходы, расширение деятельности акционерных компаний, создание профессиональных училищ, установление золотого стандарта в целях стабилизации денежного обращения, постройка новых шоссейных и железных дорог, развитие мелиорации, улучшение методов сельскохозяйственного производства и др.

В ходе избирательной кампании 26 января 1890 г. 10 тыс. демократов провели демонстрацию, требуя свободных выборов. На первом съезде партии 30 января 1890 г. Пьерола заявил, что в Перу до сих пор "правительства захватывают власть при помощи оружия". 10 февраля демократы отказались принять участие в выборax, заявив, что в Перу, где "господствует сабля", Касерес готовит избирательный фарс, выдвинув кандидатом в президенты своего ставленника полковника Р. Моралеса Бермудеса. Правительство Касереса ответило репрессиями. 5 апреля 1890 г. Пьерола был арестован и обвинен в подготовке "заговора и нарушении общественного порядка путем разжигания страстей толпы". Жандармерия разогнала протестующих у тюрьмы демократов, ранив 30 и задержав 200 человек. Было объявлено о суде над Пьеролой. Тем временем Моралес Бермудес был "избран" президентом. Пьерола же бежал в октябре 1890 г. из тюрьмы и уехал в Европу, где пробыл до 1893 г.

Политическая обстановка в стране после выборов 1890 г. продолжала нака­ляться. Постоянно менялись кабинеты министров. 3 декабря 1890 г. правительством была сорвана попытка захвата казарм гарнизона Лимы группой, близкой к пьеролистам, во главе с полковником А. Моралесом Толедо. 22 человека без суда и след­ствия были расстреляны. Эти события привели в 1891 г. к отходу от касеристов ча­сти сивилистов, возглавляемых сенатором М. Кандамо. В 1892 г. перешла в оппозицию в конгрессе политическая группировка "Унион Сивика". Ее руководитель М.Н. Валькарсель выразил протест против мошенничества правительства на выбо­рах одной трети депутатов конгресса. Основу этой группировки составляли сивилисты. В 1898 г. разрыв сивилистов с Конституционалистской партией стал оконча­тельным. В конгрессе сивилисты и "Унион Сивика" составляли большинство и, не­смотря на противодействие Моралеса Бермудеса, провели новый избирательный закон, ограничивший вмешательство правительства в ход избирательной кампании.

В выступлении в сентябре 1893 г. в сенате М. Кандамо огласил мотивы принятия такого закона: "Всем известно о произволе и скандалах, совершенных деспотичными бесконтрольными властями во время […] обеспечить интересы единственной политической […]

[…]

Оппозиция подавлялась. 22 июня 1893 г. правительство ? более 30 оппозиционных газет в столице. Ряд журналистов и издателей ?тюрьмы, разгромлены типографии. Готовясь к предстоящим […] Это вызвало крупные волнения в столице. […] разогнала в Лиме манифестацию, организованную […] полиция демонстрации, доктор Г. Маначо, был арестован.

[…]

На стороне революции выступала и национальная аграрная буржуазия, чья продукция шла в первую очередь на внутренний рынок. Это - владельцы плантаций ко­ки. мелкие фермеры, снабжавшие продовольствием Лиму и Арекипу, мелкотоварные производители житницы страны - долины реки Мантаро в Хунине. В департаментах юга - Пуно и Арекипе - активную роль в революции играли либеральные асендадос, которые в условиях роста спроса на шерсть в Англии стремились расширить свои владения и изгнать крестьян с общинных земель.

Самую сильную в экономическом плане группировку представляли сивилисты - главным образом владельцы крупных сахарных плантаций на косте. Мелкие и средние асендадос косты в условиях нестабильности и отсутствия кредитов с трудом выдерживали колебания цен на сахар на мировом рынке. Они разорялись, а их земли переходили в руки крупных плантаторов, зачастую иностранцев. Столь же неустойчиво было и положение хлопководов. Хотя крупные перуанские сахарозаводчики и плантаторы постепенно восстановили свои экономические позиции, подорванные Тихоокеанской войной, хаос в экономике и политическая нестабильность так же угрожали подорвать их позиции.

В лагере контрреволюции оказались большинство горнопромышленников се­ребряных рудников, главным образом технически отсталых. В условиях экономиче­ского кризиса и падения цен на серебро им была выгодна скупка государством ее ребра и чеканка серебряной монеты по завышенным ценам, проводимая президентом Касересом.

Консервативно были настроены полуфеодальные асендадос юга страны, а особенно департаментов Пуно, Куско, Апуримак, Аякучо, которые завладели основными доходами от сбора подушного налога с индейцев, что закрепляло экономическое и политическое господство гамоналов над крестьянами. Вот почему крестьянство, как и мелкая буржуазия этих районов, в качестве первого требования выдвигали отмену подушного налога. Это требование поддерживали демократы и сивилисты, ибо закрепление крестьян в асьендах полуфеодального типа под предлогом взимания подушного налога тормозило миграцию крестьян на быстро развивавшиеся капиталистические плантации на косте, в ряд районов сьерры и монтанъи, на промышленные предприятия. Касереса поддерживал и английский капитал в лице Грейса, завладевшего огромными ресурсами Перу при содействии этого президента. "Перувиан корпорейшн" была заинтересована в том, чтобы Касерес остался еще на один срок на посту президента и расправился в стране с силами, враждебными "контракту Грейса". По циничному замечанию немецкого посланника, эта корпорация действовала так потому, что "новые люди могут потребовать больше (взяток)".

Пьерола, как глава коалиции демократов-сивилистов, находясь в Вальпараисо (Чили), в мае 1894 г. заявил о непризнании правительства Касереса и начале открытого сопротивления его действиям. Уже в начале июня появились небольшие отряды партизан, руководимых сторонниками коалиции в департаментах Лимы, Хупин, Уанкавелика. В департаменте Хунин первый отряд в 120 человек возглавил бывший сенатор Педро Арана. Отряд дошел до ворот Лимы и затем под давлением правительственных войск снова вернулся в центр департамента.

16 июня со своей семейной асьенды вблизи селения Морропон (департамент Мьюра) с отрядом в 150 человек вышел Освальдо Семинарио, который захватил порт Сульяга. К этому порту из Икике (Чили) прибыл на корабле с запасом оружия на борту Аугусто Семинарио, назначенный Пьеролой главнокомандующим сил на севере страны. С ним находились его братья Теодоро и Эдмундо. Отряд быстро вырос до 800 человек, фактически установив контроль над департаментом. Так к революции пришел первый военный успех.

В середине августа 1894 г. важнейшие события происходили в центре страны, в департаментах Хунине и Лиме. Здесь революционеров возглавлял Августо Дюран, который был назначен Пьеролой верховным политическим и военным руководителем департаментов центра. С ним действовали брат и сын Н. Пьеролы, промышленники Карлос Пьерола и Исаиас Пьерола. 19 августа был разбит правительственный гарнизон, а 21 августа 1894 г. занят центр департамента Хунин, город Уанкайо.

В тот же день Дюран опубликовал декрет об отмене в департаментах, нахо­дившихся под его контролем, подушного налога, десятины и других налогов в пользу церкви. Этот декрет привлек на сторону революции подавляющее боль­шинство мелких производителей города и села. А самое главное, Хунин превра­тился в оплот революции, что показало слабость позиций Касереса. Различные отряды в Центральной сьерре насчитывали 3 тыс. человек, из Лимы сюда посто­янно направлялись добровольцы, главным образом из среды ремесленников, не желавших служить в армии Касереса, платить контрибуцию. Положение прави­тельства осложнили выступления рабочих-портовиков Кальяо с требованием повышения зарплаты в условиях роста дороговизны. В сентябре замерли портовые сооружения города. Владельцы порта вынуждены были согласиться на опреде­ленное повышение зарплаты. Анализируя ситуацию в стране, лимская газета "La ? nacional" от 17 сентября 1894 г. писала: "Гибнут люди, еще больше искале­ченных, уничтожены крупные материальные ценности, разорено множество гра­ждан... вследствие выплаты контрибуции воюющим сторонам..." Газета отмеча­ли, что "слабо вооруженные кавалерийские отряды партизан молниеносно передвигаются по всей стране, избегая крупных сражений с лучше вооруженными и дисциплинированными правительственными войсками... Хорошо зная местность, партизаны внезапно нападают на небольшие правительственные гарнизоны и отряды, захватывают города или порты, где силой собирают налоги или конфиску­ют таможенные сборы". Указывала газета и на то, что правительство в поисках средств прекратило выплачивать зарплату государственным служащим, приоста­новило уплату по внутреннему долгу, в результате в городе разоряется большая прослойка среднего класса и торговцев, ремесленников.

Большую организованность приобрели действия партизан с 4 ноября 1894 г., когда в департаменте Ика высадился Н. Пьерола, принявший на себя звание нацио­нального делегата. Штаб-квартира Пьеролы была установлена в городе Матукану - важной в стратегическом отношении горной части департамента Лима. В декабре 1894 г. наступление правительственных войск на Матукану было отбито.

Ослабли позиции правительства и в Лиме. Бесконечные налоги на население, нарушение каботажного морского сообщения и разорение торговцев, безработица все более усиливали нищету подавляющего большинства горожан. В конце нояб­ря начале декабря 1894 г. голодающее население Кальяо начало громить лавки и склады с целью обеспечить себя продовольствием. "У нас нет работы, и поэтому мы должны воровать, чтобы жить", - кричали эти отчаявшиеся люди.

И, наконец, был подорван боевой дух в правительственной армии. 22 января 1895 г. начальник генерального штаба перуанской армии прусский майор Паули, приглашенный на службу военным министром Перу, подал в отставку. Он обвинил Касереса в насилии над страной, гибели более 4 тыс. человек, упадке торговли, не­выплате зарплаты и пенсий служащим и офицерам: "Я больше не могу служить Касересу, так как все его осуждают и ненавидят. Отныне я должен служить нации. Это долг каждого честного перуанского военного. Касерес должен уйти по своей воле и не проливать больше крови в своей собственной стране". Паули был арестован, но потом бежал к Пьероле.

Крупнейшим успехом коалиции демократов и сивилистов было очищение 27 ян­варя 1895 г. от правительственных войск второго по значению города Перу - Аре­кипы. Руководитель партизанских отрядов юга полковник Хессуп атаковал Арекипу. Но еще до подхода партизан в городе вспыхнуло восстание, активное участие в нем приняли ремесленники, мелкие торговцы, часть крупной торговой буржуазии, связанной с экспортом шерсти в Англию. В плодородной долине Арекипы издавна было развито мелкотоварное земледелие. Именно мелкие земледельцы Арекипы и составляли подошедшие к городу отряды Хессупа. После 9-часового боя город был взят, причем на сторону восставших перешла и часть солдат правительственных войск.

Следующим крупным ударом по правительственным позициям стал захват 2 февраля Пуно; в партизанских отрядах, овладевших департаментом, решающую роль в качестве солдат сыграли индейцы аймара, в частности из провинции Асангаро, страдавшие под бременем непосильного подушного налога, сбор которого про­водился гамоналами, посягавшими на земли крестьян-общинников под предлогом взимания с них недоимок.

16-17 марта 1895 г. развернулось завершающее сражение на улицах Лимы. Костяк отрядов Пьеролы составляли мелкие и средние фермеры из Чинчи (департа­мент Ика) и департамента Лимы. Жители Лимы приняли активное участие в улич­ных боях, обстреливая войска Касереса из окон и с балконов. После двух дней боев правительственные войска были окружены в центре города. Положение Касереса стало безнадежным, и он предпочел капитулировать, ибо, как отмечал сенатор Эги? выступлении в конгрессе 9 октября 1895 г., "ясно было, что общественное мнение на стороне Пьеролы и рано или поздно правительство вес равно потерпело бы поражение". На улицах Лимы было 1800-2000 погибших и около 2000 ране­ных. А всего в результате гражданской войны и революции погибло около 10 тыс. человек. Последний оплот касеристов в Куско сложил оружие 1 апреля 1895 г. К власти пришла коалиция демократов и сивилистов.

Революция 1894-1895 гг. носила буржуазный характер. Х.М. Мариатеги указывал, что она не была буржуазно-демократической, так как ограничилась в известной степени восстановлением процесса буржуазного развития Перу, начатого сивилистами до Тихоокеанской войны, а революционные устремления индейцев и рабочих слабо отразились на ее результатах. Ее итогом был переход власти от фракции консервативных латифундистов сьерры и части горнопромышленников Центральной сьерры к коалиции поднимающейся национальной буржуазии города, аграрной буржуазной косты и наиболее развитых слоев провинциальной аграрной буржуазии сьерры. Революция 1894-1895 гг. расширила возможности для капиталистического развития Перу, закрепила ведущую роль косты в экономике и политике страны.