Касерес у власти. Заключение контракта Грейса

Перу на пути независимого государственного развития в контексте мировой истории: 1826 год - середина 90-х годов XX века

С Касересом к власти пришли представители крупных землевладельцев сьерры, не запятнавшие себя сотрудничеством с врагом, а также горнопромышленники центральных районов сьерры. Его сторонники опирались на политическую группу, оформленную в Конституционалистскую партию, состоявшую главным образом из военных. Кстати, Атуспария, посетив 2 июля 1886 г. Касереса, заявил, что всегда верил в Касереса, как защитника индейцев и попросил его отменить подушный налог. Но "защитник" индейцев отказался это сделать, а Атуспария вскоре был ?равлен старейшинами общин за измену.

Крупные торговцы косты, сахарные и хлопковые асендадос, банкиры и крупные домовладельцы, обедневшие спекулянты гуано и селитрой были дискредитированы поражением в войне и последующим сотрудничеством их представителя Иглесиаса с оккупантами. Как и прежде, их политической организацией оставалась сивилистская партия, которая на первых этапах поддерживала правительство Касереса. В оппозиции правлению военных находилась демократическая партия, которая привлекла в свои ряды крупных и средних землевладельцев провинций, сильных во втором по важности политическом центре страны - Арекипе, торговцев, мастеров из ремесленных гильдий, мелких землевладельцев, квалифицированных рабочих.

Революционно-демократические позиции занимал Национальный союз, созданный в ? г. и просуществовавший до 1902 г. Он состоял из небольшого числа интеллигентов Лимы во главе с выдающимся писателем и поэтом Мануэлем Гонсалесом Прадо. "Настоящее Перу, - утверждал он, - не креолы - эти иностранцы, живущие на узкой полоске земли между Тихим океаном и Андами. Нация состоит из индейских общин с Кордильер... Эта раса задавлена тиранией мирового судьи, губернатора и попа - святой троицы, доведшей индейцев до скотского состояния". «Сегодня Перу, - говорил он в другой речи, - это больной организм - куда ни ткни пальцем – выделяется гной». Партия выступала за социальные реформы, за развитие мелкого землевладения, против роста налогов, против патернализма асендадос, за передачу батракам и арендаторам обрабатываемых ими земель. Организационная ?сть партии, отсутствие связи с массами предопределили ее распад после ухода Гонсалеса Прады из руководства ею. Позднее он установил связи с молодым рабочим классом Перу. Многие члены этой партии влились в возникшую в 1901 г. Либеральную партию, созданную кофейным бароном Кахамарки А. Дюраном.

Правительство Касереса не видело иных путей восстановления разрушенной экономики, кроме привлечения в страну иностранного капитала. В целях восстановления кредитоспособности государства правительство начало переговоры с английскими держателями облигаций перуанского внешнего долга. Созданный англичанами Комитет держателей облигаций перуанского внешнего долга предварительно скупил все облигации, уплатив за них всего 3,2 млн ф.ст., и потребовал признать внешний долг Перу в полном объеме на сумму в 51 млн ф.ст.

В обмен на аннулирование внешнего долга Перу английские кредиторы во главе с У. Грейсом получили и свои руки громадные материальные ценности: все государственные железные дороги сроком на ? лет (10 линий стоимостью 17 млн ф.ст.); государственную пароходную компанию на озере Титикака; земли для колонизации в монтанье площадью в 1,8 мин га; концессии на серебряные руд­ники в районе Серро-де-Паско (они дава­ли ежегодно серебра на 400 тыс. ф.ст.); ежегодные выплаты правительством в течение 30 лет 80 тыс. ф.ст. при условии строительства ряда новых железных до­рог кредиторами; передачу 20 месторож­дений гуано с объемом продаж в 2 млн т; право на беспошлинное использование портовых сооружений в Мольендо, Пис?, Анконе, Чимботе, Пакасмайо, Пайте и Салаверри.

Установление фактического контроля иностранцев над важнейшими ресурса­ми страны вызвало бурные протесты.

Ведущий экономист того времени, профессор университета Сан-Маркос Карлос Лиссон с гневом писал: "Абсурдно, что во имя нашего возрождения у нас требуют и мы соглашаемся отдать все, что мы имеем сегодня и что будем иметь зав­тра... Если мы отдаем порты, таможни, рудники, то что же в конце концов оста­нется нам, что же останется нации?.. У нас появится сторукий хозяин, крайне же­стокий и немилосердный - биржевой спекулянт. Ведь это равносильно тому, что мы добровольно бросимся в пасть удава, который раздавит одну за другой наши кости. Вот что значит предложение Грейса". Понадобились четыре чрезвычай­ные сессии конгресса и две обычные, чтобы в 1890 г. этот контракт был утвер­жден. При этом генерал Касерес, назначив на пост премьер-министра юридиче­ского советника Грейса Педро де Солара, по совету последнего изгнал из конгрес­са депутатов оппозиции, проведя ''избрание" своих сторонников. Крупные мас­штабы принял подкуп Грейсом депутатов. Мануэль Гонсалес Прада называл пар­ламент Перу тех лет "конгрессом нагло продажным". Само же правительство Касереса, по мнению Гонсалеса Прады, "представляло лишь интересы Грейса".

Контракт правительства Касереса с Грейсом устанавливал новый тип отноше­ний между Перу и иностранным капиталом. Если в период капитализма свободной конкуренции иностранный капитал проникал в Перу в виде займов, то в период пе­рехода к империализму начались прямые капиталовложения, причем в Перу они с самого начала носили откровенно грабительский характер. Достаточно указать, что английские кредиторы, создавшие в 1891 г. для управления приобретенной в Перу собственности "Перувиан корпорейшн" (в 1914 г. капитал ее составлял 1,9 млн ф.ст.), получили за 20 лет доходов на 8,3 млн ф.ст. Только гуано эта ком­пания с 1891 по 1913 г. вывезла из страны 1,13 млн т. стоимостью 2,29 млн ф.ст. Чи­стая прибыль от эксплуатации железных дорог составила в 1904/05 г. - 273,8 тыс. ф.ст., в два раза больше, чем в 1890 г. И неудивительно - цены на перевозку груза были установлены в 16 раз выше, чем, например, на железной дороге Веракрус-Мехико. Компании удалось продлить срок владения железными дорогами в 1907 г. еще на 17 лет.

Как видим, "восстановление доверия" к Перу в результате операции, проведенной Касересом и Грейсом, дорого обошлось стране. Передача крупнейших богатств в руки английского капитала на много десятилетий определила направление развития экономики страны. Отныне иностранный капитал контролировал ключевые сектора, установив сложную сеть политической, экономической и идеологической зависимости от Англии. По оценке Х.К. Мариатеги, "договор Грейса, утвердивший британское господство в Перу путем передачи государственных железных дорог ан­глийским банкирам... дал финансовому рынку Лондона залог и гарантии новых капиталовложений в перуанскую экономику".