Пути сообщения

Кайо Прадо Жуниор, 1949 г. ::: Экономическая история Бразилии

На формирование Бразилии большое влияние оказали ее пути сооб­щения. Огромные территории, многочисленные и разнообразные препят­ствия для транспорта; неровный рельеф, непроходимые, тянувшиеся на сотни километров тропические леса, слабо изрезанная береговая линия, реки, за немногими исключениями неудобные для использования в ка­честве путей сообщения, — все это чрезвычайно затрудняло налажива­ние связи между отдельными районами колонии и придавало ее жизни замедленный и ленивый темп.

Развитие путей сообщения шло параллельно заселению страны. Сна­чала была заселена прибрежная зона. Позднее, имея эту зону своим ис­ходным пунктом, колонизаторы начали проникать в глубь материка или постепенно (как это имело место с основанием скотоводческих фазенд на северо-востоке), или отдельными толчками: в разных частях страны воз­никали отдельные населенные очаги, в большей или меньшей степени отдаленные от моря. Линии коммуникаций прокладывались в тех же направлениях. Некоторые из них проходят по воде, как, например, в бас­сейне Амазонки, но большая часть идет по суше: за исключением назва­ной реки, нет больше ни одной крупной реки или гидрографической системы, пригодной для судоходства, которая выходила бы в океанскому побережью и к крупным прибрежным центрам — Пернамбуко, Баия, Рио-де-Жанейро.

Эти пути связывают побережье с внутренней частью материка. Каж­дый из них составляет самостоятельную систему, имеющую два конеч­ных пункта: побережье и глубь континента. Все пути идут с севера на юг, во всю длину бразильского побережья, начиная с крайней северной точки, расположенной в бассейне Амазонке, и до крайней южной, в Рио-Гранде-до-Сул. Вначале связь осуществлялась исключительно морем, но по мере того как происходило заселение внутренних районов континен­та, пути сообщения в центре материка в конечном итоге сходились. Это­му способствовали две географические особенности: во-первых, общая конфигурация бразильской территории, ограниченной береговой лини­ей, которая на широте 5° круто меняет свое направление с северо-восточ­ного на северо-западное, благодаря чему пути сообщения хотя и не утра­чивали своей перпендикулярности по отношению к береговой линии, тем не мене получали возможность сойтись во внутренней части континента; во-вторых, направление главных рек, вдоль которых распространялась колонизация. Речные пути, берущие свое начало в центральных и юж­ных частях океанского побережья и идущие по направлению к Гоейяс и Мато-Гроссо, встречаются там с другими, идущими от крайней северной оконечности побережья через бассейн Амазонки и по ее правым прито­кам: Токантинс, Тапажос и Мадейра, протекающим по территориям од­ноименных капитанств.

Так возникали длиннейшие трансконтинентальные пути, связываю­щие через внутреннюю часть колонии оба морских побережья. Пересе­каясь между собой, эти пути образуют обширную и сложную систему. Такая сеть путей сообщения в сложном переплетении раскинулась по всей территории колонии. Создание и освоение путей внутри континен­та началось уже в ранний период колонизации, но получило полное за­вершение только во второй половине XVIII в. В этот период начинается навигация по крупным притокам Амазонки (Токантинс, Тапажос, Мадей­ра). К этому же времени относится установление регулярной сухопутной связи между Рио-Гранде-до-Сул и Сан-Пауло. Южная оконечность Брази­лии оказывается включенной в систему внутренних коммуникаций.

Такова в общих чертах основная структура путей сообщения внутри страны. Если принять во внимание громадную протяженность расстоя­ний и малую заселенность, то легко понять, что эта система связи неиз­бежно должна была оказаться очень несовершенной. Бразильские реки, за немногими исключениями. Чрезвычайно неблагоприятны для навига­ции. Главным исключением является Амазонка (не вся, но в значитель­ной своей части). Почти все остальные реки Бразилии протекают по тер­риториям, как правило, очень неровного рельефа, и течение их прерыва­ют пороги и отмели. Эти реки во многих местах крайне мелководны и не допускают глубокой посадки судна в воде. Поэтому колонисты преимуще­ственно пользовались заимствованной у туземцев «каноа» — лодкой с плос­ким дном, выдолбленной из целого ствола дерева и имеющей два положи­тельных качества: прочность и неглубокую посадку в воде. Существовали каноа длиной до 18 м, шириной в 1,5 м, а высотой лишь в 90—120 см.

Навигация затрудняется также чрезвычайной нерегулярностью в выпадении осадков и тропической зоне Бразилии. В периоды обильных дождей реки превращаются в огромные, бурно несущиеся потоки; во время засух, наоборот, в некоторых местах русло почти совсем обнажает­ся, подводные камни выступают на поверхность и усеивают путь опасны­ми и часто непреодолимыми препятствиями.

Следует еще указать, что плавание должно было происходить между совершенно пустынными и дикими берегами, где часто встречались враж­дебные племена туземцев. И все же, вопреки всем неблагоприятным об­стоятельствам, речные пути использовались не только для спорадически организуемых экспедиций, но и для поддержки регулярной торговой связи между различными областями колонии. Такие речные пути иног­да простирались на тысячи километров, рейсы по ним продолжались по нескольку месяцев. Такова, например, речная связь между Сан-Пауло и Мато-Гроссо, состоявшая из сложной системы, в которую входили реки Тьете, Парана с ее правыми притоками, реки бассейна Парагвая. Конеч­ный пункт этого пути — Куябб, центр и столица металлодобывающего района Мато-Гроссо. Линии в сотни километров проходили по притокам Амазонки, Токантинсу, Тапажосу, Арагвае и Мадейре, однако только по последней из перечисленных рек плавание было легким.

Пути сообщения по суше не отличались большим удобством. Для прокладки хороших дорог на таких огромных расстояниях не было дос­таточных средств. За исключением районов с ровным рельефом и не слиш­ком густой растительностью, как на северо-востоке и крайней юге, труд­ности сообщения были очень велики. Дороги представляли собой узкие неровные тропы, превращавшиеся после дождей в непроходимые болота. Мостов почти совсем не существовало, встречающиеся реки приходилось пересекать вброд, причем брод нередко нужно было очень долго отыски­вать. Б таких условиях невозможно было пользоваться повозками, и по­тому они были довольно редким явлением в колонии. Перевозка всей поклажи осуществлялась на вьючных животных. В районе Амазонки сухопутного сообщения вообще не существовало, так как ему препятство­вали непроходимые чащи, покрывающие большую часть этой области. Там реки были единственно доступными путями сообщения.

Несмотря на все эти неудобства, система внутренних коммуникаций играла важную роль в жизни и экономике колонии. Она никогда не достигала значения морских путей, так как подавляющее большинство населения было сконцентрировано в приморской зоне. Однако внутрен­ние коммуникации не следует недооценивать, во-первых, потому, что металлодобывающие центры расположены далеко от морского побережья и заселенность их сравнительно густая; во-вторых, потому, что из внут­ренних районов материка поступал скот, мясом которого питалось при­морское население. И наконец, морская каботажная навигация не отли­чалась особенными удобствами: береговая линия не имела достаточного количества удобных естественных бухт, ветры были изменчивы и очень часто неблагоприятны. Все это заставляло иногда предпочитать морской связи внутриматериковую. Таким образом, система внутренних комму­никаций сыграла определенную роль; она способствовала в большей мере соединению страны в одно целое и установлению прочной связи между ее частями, отделенными друг от друга огромными расстояниями.