Система распределения и торговля

Дида С., Стюфляев М. ::: Теотиуакан. Город богов

Большое количество мастерских, товаров и сырья, огромное население города и масштаб государственных институтов – всё это указывет на необходимость существования развитой, многогранной распределительной системы, в которой было бы место коммерческому, рыночному обмену, регулируемой торговле и какой-либо форме налогообложения и государственных «финансов». В то же время, у нас пока нет точных данных, где именно в Теотиуакане располагался рынок. Некоторые учёные считают, что таким местом могла бы быть площадь Большого компаунда, однако на этом участке полноценных исследований ещё не проводилось[1]. Ряд специалистов даже сомневаются в существовании рынка, предполагая взамен наличие развитой системы распределения через ориентированные на храмы центры. В её рамках контроль за ремесленной специализацией и торговлей на дальние расстояния, должно быть, осуществляли жрецы. Другие учёные возражают, что одно лишь «храмовое перераспределение» не смогло бы удовлетворить нужды такого большого города, как Теотиуакан, а исследования керамики указывают на рыночный обмен между центрами долины Мехико, в котором мегаполис принимал участие.

В целом обмен в Теотиуакане можно классифицировать следующим образом:

1) бартер домохозяйств;

2) официальное распределение;

3) рыночный обмен на площадях баррио или формальных рынках;

4) торговля на большие расстояния;

5) налоги, взимаемые товарами;

6) трудовые обязательства по работам в храмах.

Теотиуакан, безусловно, занимал доминирующее положение в экономических отношениях с другими городами. Считается, что его региональная экономика была централизованной и главенствующую роль в ней играла столица. Даже те, кто отстаивает наличие рыночного обмена, часто отмечают, что он осуществлялся в контексте сильного политического контроля мегаполиса.

Торговые пути, по которым поставлялись следующие товары в Теотиуакан: 1) обсидиан; 2) известь; 3) хлопок; 4) слюда; 5) керамика (по D.M. Carballo «The Social Organization of Craft Production…», 2013)

Торговые пути, по которым поставлялись следующие товары в Теотиуакан: 1) обсидиан; 2) известь; 3) хлопок; 4) слюда; 5) керамика (по D.M. Carballo «The Social Organization of Craft Production…», 2013)

Среди товаров, которые производились самим городом или же строго им контролировались, отметим тонкостенную оранжевую керамику из Пуэблы (оттуда она, возможно, поставлялась в качестве дани, хотя прямых свидетельств подчинения региона Теотиуакану не найдено), курильницы, фигурки и, конечно же, обсидиан. Все они затем распространялись из Теотиуакана по разветвленной сети межрегиональных связей, причём торговля тонкостенной оранжевой керамикой – престижным товаром, встречавшимся в основном у представителей знати – велась преимущественно в сфере прямого влияния мегаполиса и лишь в ограниченных количествах за её пределами.

Большая часть потребляемых городом товаров добывалась, заготовлялась и поставлялась в Теотиуакан из окрестной территории радиусом 40-50 километров. В этот список входили кукуруза, мясо, волокна магея для изготовления сетей и грубой одежды, глина для керамики, соль с озера Тескоко, древесина и сухие листья магея для жаровен, строительный камень и обсидиан. Среди прочих продуктов питания теотиуаканцы употребляли перец чили, амарант, тыкву, бобы, хеноподиевые (Chenopodium), портулак, физалис овощной, мексиканский боярышник (Crataegus mexicana), мексиканскую вишню (Prunus capuli). Мясо уток, перепёлок, голубей, белок, броненосцев, черепах и ящериц также входило в их рацион питания – эти продукты в город поставляли с соседних территорий, а собак, зайцев, кроликов и индеек горожане могли как разводить сами, так и закупать. Ещё в Теотиуакане находят кости пресноводных рыб, которые, несомненно, также входили в местное меню. В город была налажена поставка морских рыб, ракообразных и моллюсков, однако доступ к данным продуктам питания имелся не у всех. О наличии распределительной системы, может свидетельствовать факт привлечения строителей для реализации масштабных проектов вдоль Дороги мёртвых, осуществлявшихся во II в. явно под контролем правителей города. Работников требовалось постоянно обеспечивать продуктами питания и, возможно, поощрять за хорошо выполненные задания. Косвенно подтверждают это обнаруженные в большом количестве кости зайцев и кроликов, которые определённо использовались в церемониальном контексте – например, во время пиршеств в разных местах вдоль Дороги мёртвых.

Керамическая фигурка в теотиуаканском стиле из Аскапоцалько. Фрагмент. 250-650 гг. (коллекция МАЭ РАН, № 5481-58)

Керамическая фигурка в теотиуаканском стиле из Аскапоцалько. Фрагмент. 250-650 гг. (коллекция МАЭ РАН, № 5481-58)

О торгово-экономических взаимоотношениях Теотиуакана с близлежащими территориями нам ещё многое предстоит узнать. Так, недавние исследования показали существование в долине Мехико центров, которые занимались изготовлением керамики в теотиуаканском стиле. Этим промышляли второй по величине в регионе город Аскапоцалько, а также небольшой городок на юго-востоке – Серро-Портесуэло. Причём последний был заселён в позднем формативном периоде, то есть едва ли его основали теотиуаканцы. И даже когда товарооборот между городами возрос, Теотиуакан всё равно не был доминирующей силой в экономике Серро-Портесуэло, жители которого также наладили важные торговые связи с районами западной части долины Мехико (вероятно, с Аскапоцалько) и импортировали обсидиан из Мичоакана и Пачуки. И это несмотря на то, что город политически был подчинён Теотиуакану. Таким образом, имеющиеся у нас данные указывают на развитие в долине Мехико пересекающихся торговых сетей и горизонтальную модель обмена керамикой между небольшими городами[2]. Следовательно, ставшее расхожим представление о доминировании Теотиуакана в региональной экономике необходимо переосмысливать – мегаполис действительно имел значительное влияние на экономику соседей, однако о полном контроле говорить не приходится.

Торговля на большие расстояния

Торговые связи Теотиуакана опутали практически всю Месоамерику. В сам город поставлялись такие товары, как каменные маски, посуда Granular Ware из штата Герреро (возможно, через штат Морелос), морские раковины (в том числе из Копана, Гондурас), какао и копал с тихоокеанского побережья (например, из Каминальхуйу, Гватемала), блестящая посуда из Эль-Тахина (штат Веракрус), полихромные сосуды и другие керамические изделия с побережья Мексиканского залива, киноварь и другие краски для фресок из штата Мичоакан, соль из Белиза, хлопок из штатов Веракрус и Морелос, слюда долины Эхутлы в Оахаке, жадеит из долины Мотагуа в Гватемале, гематит, кремнистый сланец, пирит, базальт для скребков и метате, известь, перья птиц и шкуры животных. Из зелёных камней в мегаполис в основном поступали фуксит и серпентин (очевидно, из района Мескала в Герреро). Жадеит также встречается среди археологических находок. При этом, проведя исследование крупных жадеитовых бусин (2,1-4,8 см в диаметре), найденных в датированном 155 годом тайнике в Шалле, учёные смогли определить, что некоторые из них происходят из местечка Мансаналь в районе реки Мотагуа – таким образом, уже в фазу Миккаотли (100-150 гг.) прослеживаются связи Теотиуакана с регионом майя. Импортировалась оттуда и керамика – осколки тонкостенных майяских сосудов были найдены в западной части района Шолальпан и в центре компаунда Тламимилольпа. Более половины из них стилистически относятся к раннеклассическому периоду. Некоторые майяские сосуды происходят из Центрального Петена, в том числе Тикаля, а также с территории вокруг Калакмуля. Прочую импортированную посуду находят во всех компаундах.

Многое из вышеперечисленного поставляли в город караваны торговцев, контролировавшиеся элитой «среднего класса». По всей видимости, представители последнего с развитием города крепли и богатели за счёт занятия ремеслом и торговли. Вероятно, среди них была довольно высока внутренняя конкуренция за престиж и статус. Они снаряжали многочисленные караваны носильщиков в дальние страны за экзотичными товарами, предметами роскоши и необходимыми для ремесленников материалами. Но не всё дозволялось простым торговцам. Поставлявшиеся издалека особо ценные предметы (например, жадеит и слюда), скорее всего, перемещались в кругу высшей знати – речь идёт об изделиях, которыми обменивалась друг с другом представители правящей элиты различных государств[3].

Основу экспорта мегаполиса составляли следующие товары:

- обсидиан и обсидиановые лезвия из Пачуки и других мест, которые представлены даже в области майя (в Морелос, например, обсидиан поступал уже в форме лезвий);

- курильницы театрального типа, встречающиеся вплоть до района Эскуинтлы и озера Аматитлан (Гватемала);

- цилиндрические сосуды-треножники.

Как уже отмечалось, несмотря на значимость обсидиана в экономике мегаполиса, не стоит преувеличивать роль Теотиуакана в дальней торговле вулканическим стеклом. Выдвигавшееся ранее предположение, что он контролировал всю торговлю обсидианом в Месоамерике, не подтвердилось в ходе дальнейших исследований. В города Месоамерики обсидиан поставлялся из различных источников, что не предполагает монополии на торговлю с чьей-либо стороны. Кроме того, многие регионы, где есть залежи вулканического стекла, оставались независимыми от Теотиуакана, как, например, район с городищем Кантона в 165 километрах к востоку от мегаполиса. Там располагались обсидиановые залежи Сарагоса и Ойамелес, однако Кантона при этом культурно довольно значительно отличалась от Теотиуакана.

Что касается керамики, то очень часто в других регионах представлены не теотиуаканские оригинальные изделия, а их местные вариации – будь то курильницы или сосуды. Это свидетельствует о востребованности теотиуаканского стиля и присущем таким предметам символизме, который использовался местными элитами в политических целях.



[1] Там было осуществлено ограниченное количество раскопок, недостаточное для прояснения всей картины. В то же время, большое количество метате, обнаруженных возле Большого компаунда, подразумевает деятельность по приготовлению для обмена продуктов питания из кукурузы.

[2] То есть обмен происходил напрямую, минуя Теотиуакан.

[3] Подобной практики придерживались в Месоамерике и в постклассический период.