Ремесленное производство

Теотиуакан

Интенсификация производства и специализация, а также коммерческий/рыночный обмен стали ключевыми факторами изменения в экономике и социальных связях Теотиуакана. Специалисты работали как в своих независимых мастерских, так и в качестве наёмных работников у более зажиточных граждан. В мастерских Теотиуакана занимались следующим: изготовляли косметику, различные фигурки, керамику, необходимые для помола предметы, плели корзины, занимались обработкой камня и раковин, слюды, кожи, обсидиана, аспидного сланца, кости, шили одежду, регалии и производили текстиль, а также выполняли работы, связанные со штукатуркой и многое другое.

Карта Теотиуакана (по Millon 1973)

Карта Теотиуакана (по Millon 1973)

Производство внутри города можно разделить по следующим сегментам:

1) утилитарные товары, часто изготавливаемые на периферии города;

2) элитная одежда и регалии, которые в основном производились в центрах баррио;

3) утварь, связанная с правлением и властью в городе, часто изготавливаемую на территории храмов и дворцов.

Под мастерскими следует понимать места сосредоточения связанных общим делом людей, занимающихся ремесленным производством изделий и предметов, идущих на личное потребление, обмен, уплату дани/налогов или иных способов смены их владельцев. Ремесленным производством в основном занимались внутри жилых компаундов, либо на общих участках районов города.

Были в городе мастерские, производство которых контролировали государственные и религиозные институты, однако большинство ремесленных мастерских располагались в жилых резиденциях[1]. При этом у теотиуаканцев была строгая специализация – мало кто занимался другим ремеслом, разве что земледелием[2]. Те, кто занимался массовым производством одного вида продукции, проживали в одном районе, соседствовали друг с другом. Такие ремесленные районы находились на периферии города. Дома знати контролировали исключительно производство предметов роскоши, которые подчёркивали и выделяли их статус. Правители занимались контролем производства важных для их политической власти предметов, например, обсидианового оружия и различных ритуальных эксцентриков[3], которые изготавливали в мастерских, расположенных у пирамиды Луны.

Керамика

Теотиуакан характеризует 2 типа керамики, широко распространившейся по подпавшей под его влияние территории и достигнувшей даже отдалённых районов Месоамерики: 1) тонкая оранжевая посуда и 2) курильницы театрального типа. Тонкая оранжевая посуда стала пользоваться спросом у мексиканцев Центральной Мексики, начиная с позднего формативного периода, однако такая керамика стала стандартизированной вследствие огромного спроса со стороны Теотиуакана и его торговой сети. Её чаще находят в захоронениях, а не в обычных мусорных кучах, т.е. использовали её в основном в ритуальных целях и передавали по наследству в качестве семейной реликвии. Тонкую оранжевую посуду находят даже в таких отдалённых уголках Месоамерики, как Гондурас, что говорит о социальной значимости контактов с Центральной Мексикой и, соответственно, с Теотиуаканом, которая превосходила все трудности перемещения хрупкой посуды на дальние расстояния.

Кольцевые в основании чаши тонкой оранжевой керамики, уложенные друг в друга (Фото: David M. Carballo)

Кольцевые в основании чаши тонкой оранжевой керамики, уложенные друг в друга (Фото: David M. Carballo)

Городские мастерские, занимавшиеся изготовлением керамики, имели свою специализацию. Так, например, к югу от реки Сан-Лоренсо находился район жилых компаундов, которые занимались изготовлением оранжевой керамики типа Сан-Мартин: горшки для приготовления пищи и амфоры для хранения, вероятно, пульке. Мастерские в этом районе были независимыми.

В районе Тлахинги находился кластер гончаров и они, вероятно, имели определённую организационную структуру, что нельзя точно сказать за ремесленные кластеры в других районах. Так, в Тлахинге 33 в фазу Ранней Тламимилольпы (150-250 гг.) был основан несколькими семьями мастеров по обработке камня жилой компаунд и уже к периоду Позднего Шолальпана (450-550 гг.) они занимались изготовлением оранжевой керамики типа Сан-Мартин. Таким образом, вполне вероятно, что элитные районы (баррио), например, Ла-Вентилья, прибирали себе производство каменных регалий у бедных, независимых специалистов.

Независимые гончары занимались изготовлением не только «бытовых» изделий, но и различных ритуальных сосудов. Так, в Местечке 520 (юго-восток города) было обнаружено место обжига и множество осколков чаш, цилиндрических сосудов и фигурок Бога грозы. Местные гончары проживали в простых домах из камня, адобы и недолговечных материалов. Здесь не было компаундов в теотиуаканском стиле, однако жители района придерживались теотиуаканской погребальной практики.

Курильница театрального типа, виды: (а) спереди, (b) сзади и (с) сбоку.

Курильница театрального типа, виды: (а) спереди, (b) сзади и (с) сбоку.

В отличие от мастерских относительно бедных, независимых гончаров Тлахинги 33 и Местечка 520, другие гончары, изготавливающие составные курильницы театрального типа и украшения adornos (декоративных пластин) к ним, занимались этим в огороженной стеной мастерской к северу от Сьюдаделы. Здесь были найдены предметы, связанные с полным циклом производства – лекала, разбитые декоративные дощечки, полировщики, отходы, листы слюды и размельчители красок, которые использовали для украшения курильниц. Данные композитные керамические курильницы были церемониальными изделиями и были связаны с политической властью города, с теотиуаканским государством в целом и его религиозной иерархией. Их называют «курильницами театрального типа» за их сходство с театральной сценой, когда на самом деле это скорее всего был помост храма. Такие курильницы находят практически во всех жилых компаундах Теотиуакана и в расположенных далеко от города сообществах, например, в предполагаемой колонии мегаполиса Монтане, которая находилась на побережье Тихого океана в Гватемале. Вообще же производством курильниц театрального типа занимались не только государственные/храмовые мастерские, но и домохозяйства. Осколки таких изделий находили как в жилых строениях, так и в общественных – вероятно существовал институт трудовой повинности у населения города и гончары должны были какое-то время проводить за работой на территории общественных строений.

С развитием города и увеличением его населения изменялся и масштаб производства. Так, например, в местечке Косотлан 23 в 1 километре к западу от пирамиды Луны изначально гончары изготавливали фигурки вручную, а затем, уже в фазу Поздней Тламимилольпы (250-350 гг.) они организовали массовое производство и пользовались для этого заранее заготовленными формами[4].

Текстиль

В политической экономике Месоамерики текстиль играл важную роль. В самом Теотиуакане вряд ли была налажена значительная заготовка сырья – пряжа и нить поступали в город уже в готовом виде. Об этом свидетельствует отсутствие вплоть до эпиклассического периода пряслиц. При поверхностном исследовании местечка Косотлан 23 были обнаружены в больших количествах небольшие керамические диски с отверстиями, которые схожи по размеру с хлопковыми пряслицами, появившимися позже. Таким образом, стандартные размеры пряслиц (а значит и одинаковый размер нити) указывают на возросшую роль процесса изготовления текстиля и стандартизацию в этой отрасли.

Жрец в изысканном хлопковом одеянии на фреске в Тепантитле (реконструкция, Национальный музей антропологии в Мехико). (Фото: David M. Carballo).

Жрец в изысканном хлопковом одеянии на фреске в Тепантитле (реконструкция, Национальный музей антропологии в Мехико). (Фото: David M. Carballo).

На юге центральной части района побережья Мексиканского залива прядильщики стали применять керамические пряслица к Терминальному формативному периоду (200 гг. до н.э. – 100 г. н.э.). В Ранний классический период возросшая социальная роль текстиля стала причиной увеличения производства хлопка на побережье Мексиканского залива. Это зафиксировано в регионах Миштекилья и Туштла.

С побережьем Мексиканского залива очень тесно контактировали два баррио. Так, в Теопанкаско было обнаружено огромное количество материала, связанного с пошивом изысканной одежды с большим количеством узоров и декоративных элементов. По всей видимости, с побережья наряду с тамошней фауной и престижными товарами (например, морскими раковинами и яркой керамической посудой) импортировали и хлопковые такни, мантас, а небольшие ушки игл указывают на вероятный импорт сырья, необходимого для вышивания различных узоров на костюмах. Исследование захороненных в центре баррио людей позволило учёным сделать вывод о том, что портными были мужчины, мигрировавшие с побережья Мексиканского залива, вероятно из региона Наутла, расположенного в северном Веракрусе. В Баррио торговцев, ещё одном районе, тесно контактировавшем с побережьем залива, пошивом одежды занимались женщины, а их участие в данном социально ценном труде способствовало приобретению ими относительно высокого статуса, особенно в сравнении с другими женщинами, вовлечёнными в ремесленное производство с местными ресурсами, например, с волокнами магея или глиной. В Баррио торговцев производили утилитарный текстиль, который предназначался для общего потребления. Мужчины баррио скорее всего занимались торговлей на большие расстояния, курсируя между побережьем залива и Теотиуаканом, на это у них уходило приблизительно 10 дней (в одну сторону).

О социальном значении текстиля для Теотиуакана говорят изображения одежды на керамических фигурках и на фресках, а также наличие пошивочных мастерских в центральных частях таких баррио, как Теопанкаско и Ла-Вентилья. Подобный изысканный текстиль носила элита. Они же их использовали в качестве подарков, предназначенных для обмена.

Обсидиан

Из всех ремёсел Теотиуакана, особое внимание на себя обращает индустрия обработки обсидиана. Это был, пожалуй, первый по значимости ресурс для экономики мегаполиса. Поскольку в Центральной Мексике классического периода металлов не знали[5], спрос на обсидиан был постоянным и в значительной степени не эластичным – данный товар был необходим всем месоамериканцам для совершения многих повседневных дел. Это давало некоторое преимущество тем центрам, которые располагались недалеко от источников вулканического стекла. Одним из таких центров был Теотиуакан.

Обсидиановые осколки из мусорной кучи ремесленной мастерской, расположенной недалеко от пирамиды Луны. На рисунке представлены эксцентрики (необычные предметы) в форме собак и змеи, заготовка для починки наконечников копий, а также фрагмент большого ножа.

Обсидиановые осколки из мусорной кучи ремесленной мастерской, расположенной недалеко от пирамиды Луны. На рисунке представлены эксцентрики (необычные предметы) в форме собак и змеи, заготовка для починки наконечников копий, а также фрагмент большого ножа.

Предполагается, что здесь сформировались местные и региональные независимые мастерские, а также существовали и те, которыми управляло государство. Есть предположение, что со временем Теотиуакан попытался монополизировать производство обсидиана в Месоамерике. В то же время, некоторые специалисты считают, что масштаб индустрии производства обсидиановых инструментов в Теотиуакане преувеличен. Изначально предполагаемая цифра в четыре сотни обсидиановых мастерских на пике развития Теотиуакана почти определённо можно назвать завышенной. Эксперименты показали, что сравнительно небольшое число обработчиков обсидиана были способны обеспечить потребности в этом товаре как городское население, так и окружающие мегаполис поселения.

Отмечаем, что большая часть найденных в сельских поселениях обсидиановых инструментов были заготовлены не в мастерских мегаполиса. Это указывает нам на приоритетное удовлетворение такими мастерскими городских потребностей и заготовку изделий для экспорта. В то же время, доля экспорта не была столь значительной, как ранее предполагалось. Так, большинство теотиуаканских изделий из обсидиана в Ранний классический период отправлялись в Низменности майя в качестве подарков, т.е. на индустрию обсидиана в мегаполисе такое распределение оказывало минимальное влияние (подобные обмены, однако, способствовали укреплению экономических связей вообще).

У северо-восточных окраин Теотиуакана обработчики обсидиана получали болванки и изготовляли из них призматические отщепы и лезвия, наконечники, эксцентрики, монофасы и бифасные орудия. В районе Тлахинга обсидиановая мастерская находилась в жилой резиденции. В возможной региональной мастерской в Сан-Мартине обработчики обсидиана работали лишь периодически, не постоянно, в то же время они изготовляли широкий спектр обсидиановых изделий.

К западу от пирамиды Луны на большой огороженной площади были найдены многочисленные обсидиановые осколки – здесь располагалась государственная мастерская по изготовлению дротиков, двусторонних ножей и эксцентриков[6]. И здесь ремесленников хорошо обеспечивали сырьём. Это видно по результатам изготовления больших двухсторонних изделий – большие обломки можно было пустить на изготовление других предметов, однако этого не происходило. Такая расточительность и специализация на символических изделиях больше соответствует централизованной поставке сырья и ритуальному производству.

Много обсидиана использовалось для производства других изделий. Например, в Косотлане 23 для изготовления фигурок использовались обсидиановые лезвия. В Баррио торговцев тоже не изготовляли обсидиановые инструменты, но здесь было найдено множество их осколков.

Большая часть обсидиана поступала в Теотиуакан из двух источников: из расположенного недалеко месторождения Отумба (находится на расстоянии дневного пути с возвратом) и из Пачуки, где добывали высоко ценимый, качественный зелёный обсидиан. Причём в Пачуке даже находились собственные мастерские, которые поставляли обработанные обсидиан непосредственно в Теотиуакан и в другие города. Однако в город всё же поступали и значительные объёмы из Тулансинго и Паредона. Затем, но уже в значительно меньших количествах, обсидиан сюда поступал из других мест Мексиканского неовулканического пояса.

Штукатурка (штук) и известь

Теотиуакан ежегодно нуждался в огромном количестве извести и штукатурки из неё. Для её получения необходим известняк и значительное количество топлива (дров для обжига). Исследователи выяснили, что для оштукатуривания храмов, площадей и жилых компаундов города необходимо было 600 тысяч тонн извести. Для такого количества извести необходимо, чтобы её ежедневно переносили 140 носильщиков из карьера в город на протяжении всего периода процветания города.

Фреска ягуар поверх известковой штукатурки. Фото: Д. Иванов (Екатеринбург)

Фреска ягуар поверх известковой штукатурки

Долина Мехико скудна на запасы известняка, но его можно найти в находящихся рядом штатах Идальго, Пуэбла и Морелос. Так, использованная для оштукатуривания главной площади в Теопанкаско известь происходила из региона Чингу, юга штата Идальго. Известно, что негашеную известь получали из известняка непосредственно возле места его добычи, а в сам город поступала уже готовая известь, например, из долины Мескиталь, там, где находится городище Тула (к северу от долины Мехико) и, вероятно, из Сумпанго (на севере долины).

По значимости для экономики города это был второй ресурс. Облицовка штукатуркой зданий была культурной нормой в городе – здесь покрывали штукатуркой стены домов, ограждения компаундов, дороги, мостовые и другие поверхности. Штукатурка также шла в качестве грунта на гончарные изделия, которые затем ярко раскрашивали. Для керамики её стали чаще использовать в последний период истории мегаполиса. Возможно, так гончары хотели увеличить объёмы реализации своей продукции.

Мастерские, специалисты которых занимались данным видом ремесла, были найдены в компаунде Остойауалько – по археологическим данным здесь изготовляли штукатурку (было найдено большое количество каменных инструментов, необходимых для нанесения штукатурки на стены, полы и другие поверхности). Ещё подобным ремеслом занимались в Баррио Оахака (мигранты-сапотеки работали на строительных проектах Теотиуакана).

Отмечаем также, что известь была постоянно нужна в домохозяйствах. Она использовалась всеми месоамериканцами в кулинарии – известковой водой обрабатывали кукурузу (в Центральной Мексике этот процесс именуют ништамализацией) перед её дальнейшим использованием для приготовления блюд.


[1] В доколониальное время такое расположение мастерских характерно для всей Месоамерики.

[2] Исключения, конечно же, существовали, например, жители Остойауалько были штукатурами, параллельно разводя кроликов и занимаясь земледелием.

[3] Каменные изделия необычной, причудливой формы, имеющие ритуальную значимость. Такие эксцентрики встречаются по всей Месоамерике.

[4] Изготовление фигурок здесь продолжилось и в постклассическом периоде, правда масштабы были уже меньше.

[5] Металлы (в частности медь) появляется в Месоамерике позже. См. сборник «Археометаллургия в Месоамерике. Текущие подходы и новые перспективы».

[6] Ацтеки также располагали мастерскую по изготовлению оружия в пределах огороженного храмового участка. Здесь вооружались представители элитных орденов. Таким образом, данная традиция восходит как минимум к теотиуаканским временам.