Пирамида Пернатого змея

Дида С., Стюфляев М. ::: Теотиуакан. Город богов

Пирамида Пернатого змея – последний из построенных больших объектов, которые примыкали к Дороге мёртвых. Храм возвели около 150-250 гг. Изначально длина его квадратного основания была равна 65 м, высота пирамиды – 23 м. Для постройки монумента использовались плотно подогнанные друг к другу большие тесаные каменные блоки из андезита, добытого неподалёку от мегаполиса, в частности в регионе Тескоко, что в 20 км на юг. Это не типично для остальных городских храмов в стиле талуд-и-таблеро. По всей видимости, грубо обработанные в каменоломнях камни доводили до окончательного вида и подгоняли прямо на месте строительства. Там же были найдены отверстия от шестов, вероятно, строительных лесов. Внутри пирамиды строители возвели ряд перпендикулярных друг к другу грубо выполненных каменных стен, скреплённых глинистым раствором с растительным материалом сакате, а образовавшиеся ячейки заполнили вулканическими породами. Несмотря на небольшие размеры в сравнении с пирамидой Солнца, трудозатраты на возведение пирамиды Пернатого змея и самого крупного монумента в городе были сравнимы.

Ритуальная идеология, выраженная на фасаде пирамиды, связывала ранних правителей Теотиуакана с представлениями о создании подземного водного мира, а также со священной войной и жертвоприношениями. Все эти сюжеты, вероятно, воплощает в себе мифологическое существо, известное под условным названием «Пернатый змей», образ которого на одноимённом сооружении, как считает С. Сугияма, является одним из первых его изображений в Месоамерике[1]. Отметим, что пирамида Пернатого змея ранее была больше известна под неправильным названием храма Кецалькоатля, однако Кецалькоатль – это всё же божество из пантеона более поздних культур и весьма маловероятно, что оно сохранило все характеристики своего теотиуаканского прототипа. Более того, это имя дано на науатле, а нам до сих пор неизвестно на каком языке говорили в мегаполисе. Вот почему современные исследователи отказываются слепо переносить поздние имена постклассических божеств на схожих с ними теотиуаканских прототипов[2].

Храм насыщен календарными значениями и образами плывущего в воде Пернатого змея. Все скульптуры строения, вероятно, связаны с захоронениями принесённых в жертву воинов и богатыми подношениями, среди которых и обсидиановые наконечники. Всё это великолепие служило высоким целям прославления и оправдания войны, материализовавшей потребности сообщества в социальном порядке.

Данная постройка стала первой в Теотиуакане, где использовались скульптуры. Отметим, однако, что общее их количество на фасаде строения неизвестно из-за того, что в древности верхняя часть храма была уничтожена. Предположительно общее число скульптур равнялось 361, 404 или же около того, но, что удивляет, оно не соответствует ни одному символически значимому числу в месоамериканской календарной системе.

Следует сказать, что Сьюдаделу и храм Пернатого змея, наряду с двумя крупнейшими строениями города, выделяли в колониальное и постколониальное время. Так, на карте колониального периода Сан-Франциско-Масапан они зафиксированы с глоссом на языке науа, который можно перевести как «место тех, кто умер в честь солнца». Исследователь Э. Бун подчеркнула, что это могло быть отголоском воспоминаний о массовых жертвоприношениях, совершённых при основании храма[3]. Среди посвятительных даров в разных захоронениях найдено суммарно около 200 принесённых в жертву воинов, которых сопровождало свыше 1200 наконечников. Некоторые жертвы проживали в Теотиуакане ещё с детства, тогда как другие не были местными, однако какое-то время обитали в пределах города или рядом с ним. Половина воинов провела определённую часть своей жизни в других краях – возможно, это военнопленные. В то же время, судя по украшениям, они могли являться даже охранниками теотиуаканского царя. Так, в Захоронении 190 найдено восемнадцать человеческих останков, а помимо того большое количество обсидиановых наконечников, наспинных зеркал тескакуитлапилли, ожерелий из настоящих верхних и нижних человеческих челюстей, а также копий, сделанных из раковин. Там также было обнаружено значительное количество изделий из раковин – 4358 штуки, в том числе прямоугольные пластинки, просверленные с двух сторон, вероятно, служившие частью доспеха воина. В Захоронении 14 найдено 1750 обсидиановых предметов, в том числе 20-сантиметровый двухсторонний ритуальный нож из зелёного обсидиана со следами многократного использования. Также были обнаружены останки двадцати принесённых в жертву человек. К слову, в различных погребениях пирамиды количество жертв часто соответствует числам 20, 18, 13, 9, 8 и 4 – все они глубоко символичны с точки зрения обитателей Месоамерики, связаны с календарём и мифологией, базовыми представлениями о времени и пространстве. Кроме того, Р. Кабрера Кастро отмечает, что могилы симметрично выстроены по общему принципу, напоминающему крест и символ квинкункс – в центре находилось, вероятно, главное захоронение с останками двадцати жертв. Всё это снова подтверждает, что в ритуале теотиуаканцы намеренно отображали свои представления о космосе, религии и календаре.

Скульптурный элемент храма Пернатого змея – головной убор в форме головы крокодила (или Змея войны/Мозаичного змея). Фото: Д. Иванов

Скульптурный элемент храма Пернатого змея – головной убор в форме головы крокодила (или Змея войны/Мозаичного змея). Фото: Д. Иванов

Всего в пирамиде, по предположению археологов, в случае раскопок всего строения и если бы захоронения не разграбили ранее, можно было бы найти 260 жертв. Такое число соответствует количеству дней в месоамериканском ритуальном календаре. Предположительно жертв захоронили живыми. Столь масштабное жертвоприношение интерпретируется как выражение мощи и силы царя.

Главная же гробница пирамиды Пернатого змея ещё в теотиуаканское время была разграблена по прорытому к ней туннелю. С. Сугияма считает её погребением царя Теотиуакана, поскольку там, например, найден деревянный посох с головой змеи, похожий на скипетры, запечатлённые в руках других месоамериканских правителей. В то же время контекст находки не позволяет сделать определённые выводы на сей счёт. Ещё одним вероятным царским захоронением могло быть также разграбленное во время строительства адосады погребение перед пирамидой, под её лестницей – там мог обрести вечный покой наследник правителя, построившего храм. По богатству подношений и количеству жертв захоронения в пирамиде Пернатого змея не имеют аналогов в Теотиуакане, то есть они действительно являются наиболее вероятными кандидатами на роль царских гробниц.

Около 300 года, вскоре после окончания строительства храма, его осквернили и ритуально уничтожили. С трёх сторон пирамиды были снесены все скульптуры, их оставили засыпанными лишь со стороны адосады, где среди посвятительных даров найдены круглые пиритовые мозаичные зеркала. Когда же археологи раскопали западную часть храма Пернатого змея, то их взору предстали сохранившиеся на своих местах змеиные головы, которые, правда, были повреждены столь сильным огнём, что многие камни оказались чёрными и треснувшими.

Вид на адосаду, заслонившую собой храм Пернатого змея. Фото: Д. Иванов

Вид на адосаду, заслонившую собой храм Пернатого змея. Фото: Д. Иванов

До постройки платформы адосады храм Пернатого змея был виден всем с любой точки главной площади. Теперь же она заслоняет основную конструкцию. На самой адосаде некоторые исследователи увидели слабые очертания прежде ярких фресок, в которых запечатлен уже не Пернатый змей, а некое другое божество или богиня (обнаружены символы, возможно связанные с Богом грозы или Великой богиней), однако рисунки настолько разрушились под воздействием времени, что точной уверенности в правильности интерпретации нет.

Как считает С. Сугияма, пирамида Пернатого змея символизировала «Новую эру», о чём свидетельствуют подношения и человеческие жертвоприношения – милитаризм и ритуальное убийство могли олицетворять мощь единоличного правителя. Однако в дальнейшем осуществлялась программа её модификации, возможно, ставшая следствием социально-политических или идеологических перемен в обществе Теотиуакана в 300 году[4]. Ряд учёных считают, что после этих событий правление в городе стало более корпоративным, другие полагают, что изменения явились следствием не политических трансформаций, а чисто религиозных перемен.

Подытоживая, отметим, что теотиуаканцы придавали огромное значение этому месту и самой пирамиде Пернатого змея. Храм для них являлся каменным олицетворением времени, как считают А.Л. Остин, Л.Л. Лухан и С. Сугияма. Время было упорядочено календарным циклом, олицетворением которого стали захороненные внутри храма воины, связанные также с войной и плодородием (олицетворяемым раковинами, часто встречающимися в ассоциации как с храмом, так и с захороненными в нём воинами). А тоннель под храмом являлся воплощением подземного мира, где происходит зарождение всего сущего и куда всё уходит после смерти, а потом возрождается.



[1] Это так с точки зрения формирования всеобщего месоамериканского культа и зарождения символизма, связанного с Пернатым змеем, который после коллапса Теотиуакана получил распространение сначала в Шочикалько, Какаштле и Чолуле, а затем в Туле-Толлане и остальных частях Месоамерики. Тем не менее, вероятно, первым известным изображением этого божества следует считать ольмекского змея на Стеле 19 из Ла-Венты (около 900 г. до н.э.), в то время как другие памятники среднего формативного периода не совсем подходят к нашему случаю.

[2] По тем же соображениям сегодня избегают называть теотиуаканского Бога грозы постклассическим именем Тлалок. Однако и теперь даже в научных работах весьма авторитетных исследователей-археологов порой появляются тлалоки, кецалькоатли и прочие науатланские имена божеств, что можно объяснить привычкой, традицией, а также удобством использования знакомых всем обозначений.

[3] К. Таубе предположил, что так в постклассический период ацтеки могли указать место восхождения нового солнца, которое, согласно их мифу о Пятом Солнце, произошло именно в Теотиуакане.

[4] Согласно другому предположению, фасад храма Пернатого змея пострадал в результате сильного землетрясения. А поскольку мир индейцев насыщен сверхъестественными силами и ничего в нём просто так не происходит, то гнев богов был воспринят буквально – пернатого змея низвергли.