Первые надписи из региона. Доминирование Алтар-де-Сакрифисьоса и Тамариндито (конец IV – начало VII веков)

Стюфляев Максим ::: История царств майя

Самые ранние археологические свидетельства существования поселений в долине реки Пасьон датируются началом среднего доклассического периода. Недавние раскопки в Сейбале показали, что в этом городище еще около 1000 года до нашей эры началось строительство ритуальных сооружений, сформировавших первую известную в низменностях майя «Е-группу» – архитектурный комплекс, состоящий из пирамиды на западной стороне площади или платформы и приподнятого длинного сооружения на восточной.[i] В Алтар-де-Сакрифисьосе, Ицане и Пунта-де-Чимино найдена керамика, относящаяся к 900-700 годам до нашей эры. Между 600 и 300 годами до нашей эры в Алтар-де-Сакрифисьосе появляются скромные (менее 5 метров в высоту) храмы на пирамидальном основании. На следующем этапе (после 300 года до нашей эры) в Сейбале и Алтар-де-Сакрифисьосе отмечен существенный рост населения и монументального архитектурного строительства, можно говорить уже об образовании городов.[ii]      

Древнейшие надписи из региона относятся к гораздо более позднему времени и повествуют о событиях рубежа IV-V веков, то есть об одном из переломных этапов в политической истории майя. В небольшом городище Трес-Ислас, расположенном в 20 км на север от Канкуэна и 20 км к западу от Мачакилы, найдены три раннеклассические стелы с иероглифическими текстами. Они явно создавались по единому плану и были освящены в день окончания двадцатилетия 9.2.0.0.0, 4 Ахав 13 Во (15 мая 475 года) «Священным Владыкой Йахк’инахка» Тайаль-Чан-К’иничем.[iii] Монументы установили в ряд на общей длинной платформе, а напротив центральной стелы 2 поместили круглый алтарь.[iv] На всех трех стелах сохранились изображения теотиуаканских воинов с дротиками в руках. Они стоят на топониме К’иничмо’виц, вероятно, древнем названии Трес-Исласа. Сцены дополняются надписями, в которых ретроспективно говорится о событиях, происходивших в 396-416 годах. К сожалению, эти тексты сильно разрушены, трудны для интерпретации и оставляют много вопросов. Надпись на стеле 1 начинается с даты окончания двадцатилетия 8.18.0.0.0, 12 Ахав 8 Соц’ (8 июля 396 года), это самая ранняя историческая дата на монументах в долине реки Пасьон. Далее сказано о воцарении правителя в день 8.18.18.15.0, 6 Ахав 18 К’анк’ин (30 января 415 года). Затем упомянуто окончание двадцатилетия 8.19.0.0.0, 10 Ахав 13 К’айаб (25 марта 416 года), а завершается надпись собственно установлением монумента Тайаль-Чан-К’иничем в 475 году. На стеле 2 из Трес-Исласа рассказ, напротив, начинается с освящения монумента в 475 году, далее в тексте упомянут девятнадцатый царь Мачакилы, в то время как на самом памятнике изображен «Священный Владыка Йахк’инахка, четвертый преемник владыки из Вите’нааха».[v]

Расположение стел на Главной площади Трес-Исласа

Расположение стел на Главной площади Трес-Исласа

Таким образом, на стелах из Трес-Исласа фигурируют персонажи, которые носят «эмблемные иероглифы», принадлежавшие в дальнейшем царям Мачакилы и Йахк’инахка, кроме того, один из них назван «четвертым преемником владыки из Вите’нааха». В текстах майя классического периода Вите’наах часто фигурирует как место происхождения династий, по мнению многих исследователей, это обозначение Теотиуакана или, возможно, «Пирамиды Солнца» в Теотиуакане.[vi] Хорошо известно, что в 378 году, то есть всего за несколько десятилетий до описанных на стелах из Трес-Исласа событий, в земли майя из Центральной Мексики прибыло войско, возглавляемое полководцем Сихйах-К’ахк’ом. Чужеземцы осуществили смену правящей династии в Кукуле (Тикале), возведя на трон сына владыки Теотиуакана, и распространили свое влияние на многие другие царства майя.[vii] Изображения теотиуаканских воинов, а также упоминание «четвертого преемника владыки из Вите’нааха» заставляют сделать вывод, что Трес-Ислас не остался в стороне от этих общих процессов. Вероятно, он привлек внимание теотиуаканцев своим выгодным расположением на реке Пасьон, по которой шел торговый путь из горной области в низменности.[viii] Можно предположить, что одна из групп завоевателей закрепилась в регионе и способствовала становлению династии царей Йахк’инахка, потомков владыки из Вите’нааха, то есть Теотиуакана. К сожалению, из сохранившегося текста на стеле 2 не вполне понятна связь Трес-Исласа с происхождением династий Мачакилы и Йахк’инахка, а также характер взаимоотношений между ними в V веке. Следует отметить, что Трес-Ислас – это очень скромное городище с точки зрения размеров и архитектуры. Помимо трех стел и алтаря там известны лишь несколько построек.[ix] Весьма сомнительно поэтому, что оно могло бы стать столицей какого-либо царства. Более вероятно, что, по неким своим соображениям, правитель Йахк’инахка повелел установить стелы в Трес-Исласе. Как бы там ни было, надписи из Трес-Исласа свидетельствуют о том, что правящие династии соседних царств Мачакила и Йахк’инахк были как-то тесно связаны еще в раннюю классику. Несколько столетий спустя оба царства объединятся под властью владыки Йахк’инахка Тахаль-Чан-Ахка, который по этому случаю включит «эмблемный иероглиф» Мачакилы в свой царский титул.

Стела 1 из Трес-Исласа. Прорисовка Я. Грэхэма

Стела 1 из Трес-Исласа. Прорисовка Я. Грэхэма

Самое раннее упоминание о династии владык Сейбаля является ретроспективным и присутствует на иероглифической лестнице из этого городища. В ее длинной надписи среди прочего повествуется о том, что правитель с «эмблемным иероглифом» Сейбаля играл в мяч в день 8.18.19.8.7, 12 Маник’ 0 Моль (14 сентября 415 года), кроме того, как и на стеле 1 из Трес-Исласа, отмечено окончание двадцатилетия 8.19.0.0.0, 10 Ахав 13 К’айаб (25 марта 416 года). Д. Стюарт связывает эти сообщения с другим фрагментом текста, в котором сказано об освящении гробницы царя Сейбаля К’ан-Мо’-Бахлама в день 9.15.16.7.17, 6 Кабан 10 К’анк’ин (3 ноября 747 года). По мнению исследователя, К’ан-Мо’-Бахлам – это правитель Сейбаля в начале V века, память о котором потомки чтили даже спустя более чем триста лет.[x] Следует, однако, отметить, что, по археологическим данным, Сейбаль, процветавший в доклассический период, примерно с 300 по 650 годы переживал упадок и запустение.[xi] Таким образом, где находилась в это время столица царства не вполне понятно. Сама иероглифическая лестница создавалась в VIII веке и свидетельствует о подчиненном положении Сейбаля в годы господства Южного Кукуля. Утрата этим царством своей независимости, возможно, стала одной из причин скудности наших знаний о его политической истории в V-VII веках.

С середины V века появляются сообщения об установлении стел правителями Алтар-де-Сакрифисьоса. С 455 по 514 годы каждое окончание календарного двадцатилетия отмечалось юбилейной церемонией.[xii] К сожалению, надписи на монументах сильно разрушены, а их детальный эпиграфический анализ в настоящее время еще не опубликован. Непрерывное установление стел свидетельствует о стабильности правящей династии и, вероятно, весьма сильных ее позициях в регионе, хотя подробности политической истории Алтар-де-Сакрифисьоса и даже имена большинства царей нам неизвестны. Тем не менее, можно сказать, что местный правящий род претендовал на древнее происхождение, так как на установленной в 633 году стеле 9 царь Алтар-де-Сакрифисьоса назван тридцать шестым преемником основателя династии.[xiii] Очевидно, столь далекий основатель – фигура легендарная, хотя, повторимся, археологические исследования подтверждают, что поселение на месте Алтар-де-Сакрифисьоса возникло еще примерно в 900-800 годах до нашей эры.

Сравнительно более полно в доступных источниках представлена начальная история династии, распространившей свою власть на городища Тамариндито и Арройо-де-Пьедра. Как и владыки Алтар-де-Сакрифисьоса, цари Тамариндито претендовали на древнее происхождение собственного рода. На иероглифической лестнице 3 из этого городища Ах-Ахан-Наах, отец правившего в начале VIII века Ах-Ихк’-Волока, назван двадцать пятым преемником основателя династии Миин-Мо’-Эк’а.[xiv] Сам Миин-Мо’-Эк’ – несомненно, мифологический персонаж, на панели 18 из Дос-Пиласа он упомянут в связи с началом нового космического цикла в день 13.0.0.0.0, 4 Ахав 8 Кумк’у (13 августа 3114 года до нашей эры).[xv] Таким образом, в царском списке Тамариндито история неотделима от мифа и пропаганды, поэтому современным исследователям трудно использовать его для вычисления времени происхождения династии.[xvi] В богатом «Погребении 8» из городища Пунта-де-Чимино археологи нашли датируемый примерно 350-600 годами сосуд, принадлежавший владыке Тамариндито. Возможно, это был ценный дар от правителя-сюзерена своему вассалу из подчиненного города.[xvii] Собственно в Тамариндито самое раннее сообщение исторического характера сохранилось на стеле 5, где сказано о рождении будущего «Правителя 1» в день 9.1.17.10.8, 3 Ламат 16 Мак (24 декабря 472 года), а также об окончании девятнадцатилетия 9.3.19.0.0, 4 Ахав 3 Сак (23 октября 513 года). К сожалению, значительная часть монумента, содержавшая в том числе имя владыки, теперь утрачена.[xviii] Завершение девятнадцатилетнего цикла – весьма необычный повод для установления стелы, ведь традиционно майя отмечали окончания пятилетий, десятилетий, тринадцатилетий, пятнадцатилетий и двадцатилетий. Логично предположить, что это была первая календарная церемония, проведенная «Правителем 1» после восшествия на престол. К тому времени он стал уже зрелым сорокалетним мужчиной.[xix]

Стела 3 из Тамариндито. Прорисовка Я. Грехема. На ней изображен правитель, который носит головной убор с именем Миин-Мо’-Эк’а

Стела 3 из Тамариндито. Прорисовка Я. Грехема. На ней изображен правитель, который носит головной убор с именем Миин-Мо’-Эк’а

В середине VI века в Тамариндито царствовал владыка по имени Вакох-К’инич,[xx] празднование которым окончания двадцатилетия 9.6.0.0.0, 9 Ахав 3 Вайеб (22 марта 554 года) отмечено сразу на двух стелах. Особый интерес представляет стела 2 из Тамариндито. Текст на ней свидетельствует о том, что описанную ретроспективно юбилейную церемонию в день 9.5.0.0.0, 11 Ахав 18 Сек (5 июля 534 года) Вакох-К’инич провел под руководством или в сопровождении некой женщины, принадлежавшей к роду Йаш-Эхб-Шоока, основателя династии «Священных Кукульских Владык». Ее имя не сохранилось, но логично предположить, что это была царица Иш-Йок’ин, которая в это время правила в Кукуле (Тикале). Если так, то, следовательно, в VI веке Тамариндито входило в число вассалов или, по меньшей мере, поддерживало активные связи с Кукулем, самым могущественным в то время царством майя.[xxi] Вероятно, именно наличие столь сильного покровителя позволяло местным правителям удерживать господствующие позиции в Петешбатуне. Археологические раскопки свидетельствуют о малонаселенности Петешбатуна в ранний классический период, при этом большинство жителей области тогда обитало именно в Тамариндито и Арройо-де-Пьедре.[xxii]

Стела 5 из Тамариндито. Прорисовка С. Хаустона

Стела 5 из Тамариндито. Прорисовка С. Хаустона

На стелах 2 и 4 из Тамариндито перечисляются также другие события 530-540-х годов с участием Вакох-К’инича, и, возможно, кукульского владыки, но по причине плохой сохранности надписей теперь трудно определить, о чем конкретно идет речь.[xxiii] Самой поздней датой на обоих монументах является 9.6.0.0.0, причем на стеле 4 указано, что и эту юбилейную церемонию Вакох-К’инич проводил под руководством другого лица, имя которого также включало компонент К’инич. Где мог царствовать этот сюзерен неясно. В Кукуле тогда правил Вак-Чан-К’авииль, имя которого писалось по-разному, но сильно отличается от примера в Тамариндито. Таким образом, пока трудно судить, упомянут ли в данном случае царь Кукуля либо некий его представитель, или же между 534 и 554 годами Тамариндито сменило покровителя.

Вне зависимости от отношений с другими царствами, внутреннее положение Тамариндито в VI веке, по всей видимости, оставалось довольно стабильным. Во всяком случае, Вакох-К’инич смог беспрепятственно передать трон своему сыну. Этот царь условно обозначается в литературе как «Правитель 3», поскольку имя его слишком разрушено для прочтения. Зато мы знаем, что в день 9.7.0.0.0, 7 Ахав 3 К’анк’ин (7 декабря 573 года) он установил стелу 6 из городища Арройо-де-Пьедра, расположенного почти в 3,5 км на запад от Тамариндито. В соответствии с общепринятой в литературе точкой зрения, Арройо-де-Пьедра входила с Тамариндито в состав единого царства, выступая в качестве второй его столицы (позднее аналогичную функцию выполнял К’иничпа’виц в Южном Кукульском царстве). Именно на стеле 6 из Арройо-де-Пьедры названы родители «Правителя 3», царица Иш-Ахка’ и Вакох-К’инич. Данный пример – яркое подтверждение того факта, что оба города имели общих царей.[xxiv] Традиционно полагают, что Тамариндито играло в этой паре доминирующую роль и служило основной царской резиденцией. Данная оценка основана, прежде всего, на сопоставлении размеров городищ, ведь если Тамариндито является третьим по величине городищем в Петешбатуне после Дос-Пиласа и Агуатеки, то скромную Арройо-де-Пьедру долгое время считали простым дворцовым комплексом, который правители Тамариндито возвели на границе своих владений. Впрочем, в ходе раскопок, осуществленных в 1990-х годах Петешбатунским археологическим проектом, было доказано существование в Арройо-де-Пьедре периферийного поселения с жилыми группами и оборонительными стенами.[xxv] Следовательно, более определенно о характере ее взаимоотношений с Тамариндито можно будет судить лишь после проведения дополнительных археологических исследований. Письменные источники позволяют только сделать вывод, что на протяжении всего классического периода местные цари постоянно перемещались из одного центра в другой, поочередно возводя монументы в Тамариндито и Арройо-де-Пьедре.

Итак, методом сопоставления надписей на разных монументах можно заключить, что Вакох-К’инич скончался между 554 и 573 годами, а его преемником стал «Правитель 3», о котором кроме празднования окончания двадцатилетия в 573 году не сохранилось других свидетельств. Еще меньше известно о «Правителе 4», имя которого трудно для чтения, но включало компонент Ахан. Он упомянут как отец Вакох-Чан-К’инича («Правителя 5») на стеле 1 из Арройо-де-Пьедры.[xxvi] Можно только сказать с уверенностью, что владычество «Правителя 4» подошло к концу до дня 9.8.19.11.16, 9 Киб 4 Паш (8 января 613), когда Вакох-Чан-К’инич взошел на трон. Любопытно, что последний, судя по всему, назван третьим сыном «Правителя 4», это довольно редкое и необычное уточнение для родословных царей майя. Если Вакох-Чан-К’инич действительно имел двух старших братьев, то об их судьбе пока ничего неизвестно.[xxvii] Его матерью была царевна из Чакха’. Это, по-видимому, небольшое царство неоднократно упоминается в надписях из разных городищ в долине реки Пасьон. Правители Тамариндито особенно тесно связали свою судьбу с Чакха’, часто брали оттуда жен, а в VIII веке, возможно, присоединили его к своим владениям. Д. Стюарт и С. Хаустон полагают, что название Чакха’ («Красная вода») обозначает небольшую речку Риачуэло-Чакрио, что в 3 км на север от Арройо-де-Пьедры, следовательно, именно там нужно искать родину многих цариц Тамариндито.[xxviii] Так или иначе, Вакох-Чан-К’инич отпраздновал окончание двадцатилетия 9.9.0.0.0, 3 Ахав 3 Соц’ (12 мая 613 года), по случаю которого и установил стелу 1 из Арройо-де-Пьедры. Кроме всего прочего этот монумент примечателен тем, что его вырезал знатный скульптор, который носил высокие титулы владыки и военачальника. Более о Вакох-Чан-К’иниче ничего неизвестно, хотя стоит обратить внимание, что он носил весьма необычный титул.[xxix]

Стела 1 из Арройо-де-Пьедры. Фото с сайта «Месоамерика глазами русских первопроходцев»

Стела 1 из Арройо-де-Пьедры. Фото с сайта «Месоамерика глазами русских первопроходцев»

Таким образом, несмотря на плохую сохранность надписей, у нас достаточно доказательств того, что в ранний классический период Тамариндито и Арройо-де-Пьедра являлись столицами весьма важного царства. Возможно, оно находилось в вассальной зависимости от Кукуля (Тикаля), хотя для окончательного прояснения данного вопроса необходимы дополнительные свидетельства. Внутреннее положение местной династии, насколько можно судить, оставалось достаточно прочным, во всяком случае, юбилейные стелы воздвигали с должным постоянством и царский список за конец V – начало VII веков восстанавливается без больших лакун. Правители Тамариндито, судя по всему, доминировали в богатой ресурсами и стратегически значимой области Петешбатун. Как уже было сказано, сосуд, принадлежавший одному из них, археологи нашли в Пунта-де-Чимино. На раннеклассической стеле 15 из Агуатеки, датируемой по стилю началом VI века, сохранилась запись о воцарении, однако, к сожалению, имя владыки и дата события теперь утрачены. Более информативен текст стелы 16 из того же городища: в надписи перечислены окончания календарных циклов 9.9.13.0.0, 3 Ахав 3 Вайеб (5 марта 626 года) и 9.10.0.0.0, 1 Ахав 8 К’айаб (24 января 633 года), а главным героем повествования выступает некий …-К’авииль, который носит «эмблемный иероглиф» Тамариндито, но без прилагательного «священный». С точки зрения иконографии стела 16 из Агуатеки сходна с ранними монументами из Тамариндито и Арройо-де-Пьедры.[xxx] Хотя у нас пока мало данных, использование общего «эмблемного иероглифа» наводит на мысль, что в раннюю классику Агуатека также входила в состав царства Тамариндито. Возможно, там правила боковая ветвь династии, занимавшая подчиненное положение по отношению к столице, именно поэтому владыка Агуатеки и не назван «священным». Во второй четверти VII века положение, однако, резко изменилось в худшую для Тамариндито сторону, о причинах этих роковых перемен пойдет речь в следующей главе.

Стела 16 из Агуатеки. Прорисовка С. Хаустона

Стела 16 из Агуатеки. Прорисовка С. Хаустона

Между тем, первой половиной VII века датируется ряд монументальных надписей из Алтар-де-Сакрифисьоса. Как и цари Тамариндито, его правители поддерживали активные связи с Кукулем. На стеле 8 из Алтар-де-Сакрифисьоса, установленной местным царем, олицетворявшим бога Болон-Йокте’-К’уха, в день окончания пятнадцатилетия 9.9.15.0.0, 8 Ахав 13 Кумк’у (23 февраля 628 года), сохранился портрет кукульского владыки К’инич-Вава, к тому времени уже, вероятно, скончавшегося.[xxxi] Мотивы столь необычного шага неясны. Возможно, двух правителей связывали узы родства или Алтар-де-Сакрифисьос в то время находился в зависимости от Кукуля. Очень важный, хотя и трудный для интерпретации, текст сохранился на панели 1 из Алтар-де-Сакрифисьоса. Там перед датой 9.10.0.6.13, 4 Бен 16 Сек (9 июня 633 года) упомянут «человек из Чакха’», возможно, владыка. Относящаяся к нему фраза включала слово ч’еен, «пещера, селение», часто появляющееся в военных контекстах. Не исключено, таким образом, что речь шла о войне Алтар-де-Сакрифисьоса против Чакхи, а если принять во внимание тесную связь последней с Тамариндито, то возникает впечатление, что около 633 года произошло столкновение между двумя сильнейшими тогда царствами долины реки Пасьон.[xxxii] Впрочем, вся конструкция в данном случае основывается на зыбких доказательствах, поэтому следует сохранять осторожность в выводах.

В целом, как отмечает М. Эберл, в 630-х годах Алтар-де-Сакрифисьос переживал смутные времена. Стелы 8 и 9 из этого городища установлены одним и тем же правителем в ознаменование соответственно окончания пятнадцатилетия 9.9.15.0.0 и двадцатилетия 9.10.0.0.0, 1 Ахав 8 К’айаб (24 января 633 года). На обоих монументах подчеркивается связь царя с Болон-Йокте’-К’ухом, стела 8 даже названа «большим камнем» этого божества. Однако на стеле 1 из Алтар-де-Сакрифисьоса говорится о воцарении Ах-Чак-Наахба в дату 9.10.0.0.0, то есть в тот самый день, когда произошло установление стелы 9. М. Эберл видит в этих противоречивых сообщениях признак наступления хаоса и обострения внутридинастической борьбы.[xxxiii] Так или иначе, правление Ах-Чак-Наахба выдалось долгим, ведь свою стелу 1 он воздвиг в день 9.11.10.0.0, 11 Ахав 18 Ч’ен (23 августа 662 года), то есть через тридцать лет после коронации. На монументах из Алтар-де-Сакрифисьоса сохранились сообщения о поражениях этого царства в войнах, но на их основании пока трудно составить связное представление о развитии событий.



[i] Inomata T., Triadan D., Aoyama K. et al. Early Maya Ceremonial Constructions at Ceibal, Guatemala, and the Origins of Lowland Maya Civilization // Science. – 2013. – Vol. 340, No. 6131. – P. 467.

[ii] Подробнее о доклассическом периоде в долине Пасьон смотрите: Inomata T., MacLellan J., Triadan D. et al. Development of Sedentary Communities in the Maya Lowlands: Coexisting Mobile Groups and Public Ceremonies at Ceibal, Guatemala // PNAS. – 2015. – Vol. 112, No. 14. – P. 4268-4273. URL: http://www.pnas.org/content/112/14/4268.full.pdf Johnston K., Preclassic Maya Occupation of the Itzan Escarpment, Lower Río de la Pasión, Petén, Guatemala // Ancient Mesoamerica. – 2006. – Vol. 17, Issue 02. – P. 177-201; Гуляев В. И. Города-государства майя: (Структура и функции города в раннеклассовом обществе). – М.: Наука, 1979. URL: http://www.indiansworld.org/maya_cities31.html

[iii] Такое чтение имени этого царя в своем диссертационном исследовании приводит А. Токовинин. В работах Ф. Фасена тот же самый правитель именуется Йаш-Те’-К’иничем, А. Гарсия Барриос и А. Лакадена называют его Йаш-Цу’-Чаахком.

[iv] Tomasic J., Fahsen F. Exploraciones y excavaciones preliminares en Tres Islas, Petén // XVII Simposio de Investigaciones Arqueológicas en Guatemala, 2003 / Editado por J. P. Laporte, B. Arroyo, H. Escobedo y H. Mejia. – Guatemala: Museo Nacional de Arqueología y Etnología, 2004. – P. 798-799. URL: http://www.asociaciontikal.com/pdf/71.03%20-%20Fahsen%20y%20Tomasic%20-%20en%20PDF.pdf

[v]Более подробный анализ надписей на стелах из Трес-Исласа смотрите в: Tomasic J., Fahsen F. Exploraciones y excavaciones… P. 800-806; Lacadena A. Historia y ritual… P. 210-211; Tokovinine A. The Power of Place: Political Landscape and Identity in Classic Maya Inscriptions, Imagery, and Architecture. PhD Dissertation, The Department of Anthropology. Cambridge, Massachusetts: Harvard University, 2008. – P. 276-277. 

[vi] Fash W., Tokovinine A., Fash B. The House of New Fire at Teotihuacan and its Legacy in Mesoamerica // The Art of Urbanism: How Mesoamerican Cities Represented Themselves in Architecture and Imagery / Ed. by W. Fash and L. Lopez Lujan. – Washington D.C.: Dumbarton Oaks, 2009. – P. 201-228.

[vii] Martin S., Grube N. Chronicle… P. 29-31.

[viii] Tomasic J., Fahsen F. Exploraciones y excavaciones… P. 804.

[ix] Tomasic J., Fahsen F. Exploraciones y excavaciones… P. 796.

[x] Stuart D. “The Fire Enters His House”: Architecture and Ritual in Classic Maya Texts // Function and Meaning in Classic Maya Architecture / Ed. by S. Houston. – Washington D.C.: Dumbarton Oaks, 1998. – P. 398.

[xi] Eberl M. Community Heterogeneity and Integration: The Maya Sites of Nacimiento, Dos Ceibas, and Cerro de Cheyo (El Peten, Guatemala) during the Late Classic. PhD Dissertation, Department of Anthropology. New Orleans: Tulane University, 2007. – P. 91.

[xii] Фотографии монументов из Алтар-де-Сакрифисьоса, а также их хронология представлены в упоминавшейся уже работе: Graham J. The Hieroglyphic Inscriptions and Monumental Art of Altar de Sacrificios...  

[xiii] Graham J. The Hieroglyphic Inscriptions and Monumental Art of Altar de Sacrificios... P. 38.

[xiv] Беляев Д. Д. Правители Тамариндито. URL: http://www.mezoamerica.ru/indians/maya/lord-tamarindito.html Чтение MIIN для иероглифа «Квадратноносый зверь» предложено А. Давлетшиным.

[xv] Houston S. Hieroglyphs and History at Dos Pilas… P. 101. Факт упоминания Миин-Мо’-Эк’а в Дос-Пиласе представляет чрезвычайный интерес, поскольку говорит о том, что его почитали как легендарного первопредка не только в Тамариндито, но и во всем Петешбатуне. Возможно, включая Миин-Мо’-Эк’а в собственную родословную цари Южного Кукуля стремились тем самым легитимировать свою власть над регионом.

[xvi] Gronemeyer S. Monuments and Inscriptions of Tamarindito… P. 19.

[xvii] Eberl M. Community Heterogeneity and Integration… P. 62. Городище Пунта-де-Чимино располагается на восток от Тамариндито. В поздний доклассический и ранний классический периоды это был один из важных центров Петешбатуна со своей «Е-группой» и древнейшей в долине реки Пасьон стелой. Однако около 430 года городище на несколько столетий пришло в упадок, при этом на последнем этапе его ранней истории археологи фиксируют присутствие в Пунта-де-Чимино группы выходцев из низменностей майя (вероятно, из Тикаля), которые принесли с собой многочисленные черты теотиуаканского культурного влияния. Смотрите подробнее: Bachand B. Onset of the Early Classic Period in the Southern Maya Lowlands: New Evidence from Punta de Chimino, Guatemala // Ancient Mesoamerica. – 2010. – Vol. 21, Issue 01. – P. 21-44.

[xviii] Более того, уже после открытия стелы ее левую половину с иероглифической надписью в 1995 году похитили мародеры и текущее местонахождение данного фрагмента неизвестно. Смотрите: Gronemeyer S. Monuments and Inscriptions of Tamarindito… P. 48.

[xix] Gronemeyer S. Monuments and Inscriptions of Tamarindito… P. 11.

[xx] Чтение WAKOH, «смеющийся сокол», для первой части имени этого царя предложено А. Давлетшиным. Смотрите подробнее: Gronemeyer S. Monuments and Inscriptions of Tamarindito… P. 12.

[xxi] Gronemeyer S. Monuments and Inscriptions of Tamarindito… P. 12.

[xxii] Eberl M. Community Heterogeneity and Integration… P. 60.

[xxiii] Gronemeyer S. Monuments and Inscriptions of Tamarindito… P. 12-13.

[xxiv] Gronemeyer S. Monuments and Inscriptions of Tamarindito… P. 9-10, 13-14.

[xxv] Подробнее о раскопках в Арройо-де-Пьедре смотрите: Escobedo H. Arroyo de Piedra: Sociopolitical Dynamics of a Secondary Center in the Petexbatun Region // Ancient Mesoamerica. – 1997. – Vol. 8, Issue 02. – P. 307-320.

[xxvi] Поскольку имя «Правителя 3» утрачено, нельзя исключить возможность, что «Правитель 3» и «Правитель 4» – это в действительности один человек. В таком случае его царствование было долгим и продолжалось не менее сорока лет.

[xxvii] Gronemeyer S. Monuments and Inscriptions of Tamarindito… P. 14-15.

[xxviii] Stuart D., Houston S. Classic Maya Place Names… P. 38, 40.

[xxix] Gronemeyer S. Monuments and Inscriptions of Tamarindito… P. 16.

[xxx] Houston S. Monuments // Life and Politics at the Royal Court of Aguateca: Artifacts, Analytical Data, and Synthesis / Ed. by T. Inomata and D. Triadan. – Salt Lake City: University of Utah Press, 2014. – P. 248-252.

[xxxi] Guenter S. Under a Falling Star: The Hiatus at Tikal. Unpublished M. A. thesis, La Trobe University, Melbourne, Australia, 2002. – P. 111-112.

[xxxii] Смотрите также: Беляев Д. Д. Правители Тамариндито. URL: http://www.mezoamerica.ru/indians/maya/lord-tamarindito.html

[xxxiii] Eberl M. Community Heterogeneity and Integration… P. 59.