Прибытие Бахлах-Чан-К’авииля в Петешбатун. Кукульский царевич на дос-пиласском троне

Стюфляев Максим ::: История царств майя

Как мы знаем из предыдущей главы, к началу VII века сильнейшими царствами в долине реки Пасьон являлись Алтар-де-Сакрифисьос и распространивший свою власть на соседние центры Петешбатуна Тамариндито. Однако уже в середине столетия баланс сил в регионе коренным образом изменился. Древние центры надолго утратили былое политическое влияние. В Тамариндито на многих ранних монументах (стелы 2, 4, 5, а также стела 6 из Арройо-де-Пьедры) найдены следы разрушения в древности, о местных правителях после 613 года и вплоть до начала VIII века практически ничего неизвестно.[i] В Алтар-де-Сакрифисьосе после 662 года, когда была воздвигнута стела 1, иероглифические надписи становятся редкостью, более того, на панели 4 из этого городища сохранилось неясное сообщение о военном поражении «человека из Алтар-де-Сакрифисьоса» в день 9.12.0.15.14, 12 Хиш 17 Соц’ (11 мая 673 года). Кроме того, в поздний классический период сменился связанный с этим городищем «эмблемный иероглиф», что является признаком глубокой, но неясной нам пока трансформации.[ii] Итак, можно констатировать большие перемены в долине реки Пасьон. Но что стало их причиной?

Одновременно с ослаблением Тамариндито и Алтар-де-Сакрифисьоса происходило возвышение нового регионального центра – Дос-Пиласа, правители которого вскоре подчинили себе значительную территорию и контролировали важные торговые пути вдоль рек Пасьон, Усумасинта и Салинас. Археологические раскопки показали, что крупное поселение на месте Дос-Пиласа возникло на рубеже VI-VII веков. К концу VII века оно за одно столетие превратилось в густонаселенный город площадью около 4 км2 с населением 4000-5000 человек.[iii] Несмотря на довольно скромные размеры и сравнительно недолгий расцвет, Дос-Пилас сыграл значительную роль в истории майя классического периода. На десятках монументов из городища и региона связанные с ним перипетии политической борьбы зачастую изложены в подробностях, беспримерных для области майя. Эффектное возвышение Дос-Пиласа проливает свет на внутренние распри, раздиравшие могущественную династию «Священных Кукульских Владык», тогда как его не менее впечатляющая гибель дает важную информацию о нарастании процессов дезинтеграции в Петешбатуне и, возможно, приближает нас к пониманию причин коллапса цивилизации майя классического периода в целом.[iv]

План Дос-Пиласа

План Дос-Пиласа

Первым известным царем Дос-Пиласа был Бахлах-Чан-К’авииль – одна из самых ярких и трагических фигур в политической истории майя. Важнейшими источниками для восстановления биографии этого властителя являются тексты, вырезанные на иероглифической лестнице 2 и иероглифической лестнице 4 из Дос-Пиласа.[v] На иероглифической лестнице 2 в частности сказано, что он родился в день 9.9.12.11.2, 8 Ик’ 5 Кех (18 октября 625 года), а на панели 6 из Дос-Пиласа отцом Бахлах-Чан-К’авииля назван «Священный Кукульский Владыка» К’инич-Муваахн-Холь II. Последний, по всей видимости, царствовал в Кукуле в первой половине VII века во время так называемого «периода паузы». Из этих фактов можно заключить, что царевич, вероятнее всего, провел первые годы своей жизни в знаменитом городе Йашкукуль (Тикаль). Время и обстоятельства его появления в Дос-Пиласе до сих пор остаются предметом полемики, чему причиной плохое состояние соответствующих надписей и дат на иероглифической лестнице 2. Например, Э. Бут изначально полагал, что Бахлах-Чан-К’авииль прибыл в Дос-Пилас уже в день 9.9.16.6.13, 7 Бен 16 Шуль (30 июня 629 года) в возрасте менее четырех лет.[vi] Однако Ф. Фасен и С. Гюнтер реконструируют дату в том же самом тексте как 9.9.19.7.8, 10 Ламат 16 Шуль (29 июня 632 года), при этом Гюнтер считает, что в надписи речь идет не о прибытии в Дос-Пилас, а об одном из традиционных ритуалов подготовки юного царевича к самостоятельному правлению.[vii]

Портрет Бахлах-Чан-К’авииля на стеле 9 из Дос-Пиласа

Портрет Бахлах-Чан-К’авииля на стеле 9 из Дос-Пиласа

Что касается даты события, то на сегодняшний день общепринятой стала реконструкция Ф. Фасена и С. Гюнтера. Сложнее обстоит дело с интерпретацией содержания фрагмента. От глагола события четко сохранился слоговый знак li, который, в зависимости от контекста, мог быть частью слов хули, «прибыл сюда» или тали, «отправился сюда из». Таким образом, напрашивается вывод, что в июне 632 года Бахлах-Чан-К’авииль либо прибыл в Дос-Пилас, либо покинул Йашкукуль, чтобы прибыть туда. Тем не менее, абсолютной уверенности в правильности данного истолкования нет, поскольку название места прибытия или отбытия на иероглифической лестнице 2 сохранилось плохо.[viii] Не меньше споров среди историков вызывают мотивы, по которым маленького мальчика, очевидно, в сопровождении свиты, отправили в опасное путешествие на юг. В литературе популярно мнение, что переселение было вынужденным и являлось, по сути, бегством. Возможно, внутри царского двора в Кукуле обострились распри, в ходе которых одна из групп элиты потерпела поражение и укрылась в Дос-Пиласе вместе с малолетним царевичем, при поддержке которого рассчитывала со временем вернуться на родину. Такой сценарий развития событий весьма вероятен, в его пользу говорит тот факт, что позднее Бахлах-Чан-К’авииль называл себя «Священным Кукульским Владыкой» и отказывал в этом титуле своим современникам, реальным правителям Тикаля, видимо, считая их узурпаторами. Тем не менее, существуют и другие точки зрения. Например, Д. Беляев считает, что до столкновения с Канулем Бахлах-Чан-К’авииль принадлежал к числу союзников Кукуля-Тикаля, иначе ему не было смысла воевать против Йукноом-Ч’еена II. По версии этого исследователя, царевича преднамеренно отправили на юг с целью создать там новый форпост кукульского влияния, и первоначально он добросовестно выполнял возложенную на него миссию. Только став канульским вассалом, Бахлах-Чан-К’авииль начал считать Нуун-Ухоль-Чаахка нелегитимным царем и превратился в его врага. Действительно, мы уже знаем, что в VI-VII веках Кукульское царство уделяло пристальное внимание долине реки Пасьон и поддерживало связи с крупнейшими центрами региона. Поэтому попытка усилить свое присутствие в Петешбатуне выглядела бы логичным продолжением давней политики.

Как бы там ни было, в конечном итоге сын К’инич-Муваахн-Холя II оказался в Петешбатуне, избрал местом своего пребывания небольшой в то время город Дос-Пилас и превратил его в столицу новой державы. Бахлах-Чан-К’авииль стал царем Дос-Пиласа в довольно молодом возрасте. Вероятно, его инаугурация состоялась в день 9.10.10.16.9, 4 Мулук 2 Мак (31 октября 643 года), когда юному правителю едва исполнилось восемнадцать лет.[ix] Как уже было сказано выше, взойдя на трон Дос-Пиласа, Бахлах-Чан-К’авииль принял титул «Священного Кукульского Владыки», обычный для царей Тикаля. Тем самым, он заявил о своей принадлежности к кукульской династии, что давало ему право претендовать на власть над этим могущественным царством. В таких условиях, естественно, возникала угроза прямого военного столкновения с родиной, и очень скоро конфликт не без помощи третьей стороны перешел в открытую фазу.

Реконструкция главной площади Дос-Пиласа в период расцвета царства

Реконструкция Главной площади Дос-Пиласа в период расцвета царства

Переломным моментом в отношениях между ветвями кукульской династии стал день 9.10.15.4.9, 4 Мулук 2 Кумк’у (7 февраля 648 года), когда Бахлах-Чан-К’авииль под Сакха'алем (местонахождение неизвестно) разбил войско «кукульского владыки» (неясно, правителя или просто царского родственника) Ламнаах-К’авииля[x] и захватил в плен некоего «человека из …тууна». Сам Ламнаах-К’авииль погиб в битве. Причины и подробности конфликта неизвестны, однако очевидно, что уже в 648 году Бахлах-Чан-К’авииль впервые выступил против своей родины и победил в этой войне. С битвы под Сакха'алем начинается ожесточенное противостояние двух кукульских царств, которое продолжалось более тридцати лет и прошло красной нитью через всю жизнь дос-пиласского владыки.

Но что же все-таки побудило родственников к войне и как молодому двадцатидвухлетнему правителю скромного Дос-Пиласа удалось победить войско одного из самых могущественных царств древних майя? Возможно, ответ на эти вопросы содержится в тексте на иероглифической лестнице 4 из Дос-Пиласа, где Бахлах-Чан-К’авииль, повествуя о победе над Ламнаах-К’авиилем, называет себя подчиненным правителем «Священного Канульского Владыки» Йукноом-Ч’еена II. Последнего можно по праву считать выдающимся и успешным царем, Канульская держава при нем достигла расцвета. Йукноом-Ч’еен II продолжал линию предшественников на противостояние с Кукулем-Тикалем, признав его верховенство Бахлах-Чан-К’авииль тем самым автоматически превратился для своих родственников в злейшего, непримиримого врага. Следует отметить, что переход Бахлах-Чан-К’авииля на сторону Кануля вовсе не был мирным жестом доброй воли. На ступенях иероглифической лестницы 2 сказано, что Йукноом-Ч’еен II напал на Дос-Пилас, Бахлах-Чан-К’авииль был разгромлен и бежал в расположенный поблизости и от природы лучше укрепленный город К’иничпа’виц (Агуатека). К сожалению, дата события очень разрушена и остается предметом горячих споров. С уверенностью можно лишь сказать, что это день Кавак месяца Муваахн. Э. Бут реконструировал дату нападения как 9.11.6.4.19, 9 Кавак 17 Муваахн (21 декабря 658 года), то есть относил его ко времени, когда Йукноом-Ч’еен II уже установил контроль над Йашкукулем.[xi] В свою очередь, Ф. Фасен и С. Гюнтер предложили дату 9.10.18.2.19, 1 Кавак 17 Муваахн (23 декабря 650 года), получившую широкое распространение в научных публикациях.[xii] Недостаток обеих дат, однако, заключается в том, что сам Бахлах-Чан-К’авииль признавал свою зависимость от Кануля еще в 648 году. Как отмечает В. Талах, при датировке Фасена и Гюнтера события развивались очень странным образом: сначала в феврале 648 года Бахлах-Чан-К’авииль, который при неизвестных обстоятельствах уже стал вассалом Кануля, воюет против своих кукульских родственников и одерживает победу. Затем, всего через два года, отношения вассала с сюзереном испортились настолько, что Йукноом-Ч’еен II был вынужден совершить поход на Дос-Пилас. После этих событий Бахлах-Чан-К’авииль снова выступает верным другом и союзником канульского владыки. Конечно, мировая история знает и более невероятные перевоплощения. Но в данном случае Кануль не мог выступать инициатором конфликта в 650 году – Дос-Пилас и без этого уже признавал его гегемонию. Провоцирование же конфликта со стороны второстепенного Дос-Пиласа представляется крайне сомнительным, особенно в условиях вражды с Тикалем. Еще более сомнительно, что Йукноом-Ч’еен II мог так легко простить взбунтовавшегося вассала. Исходя из этих соображений, В. Талах сделал вывод, что столкновение Дос-Пиласа с Канулем произошло ранее 648 года и датировал событие днем 9.10.14.1.19, 10 Кавак 17 Муваахн (24 декабря 646 года).[xiii]

Все приведенные датировки основываются на том, что одна из частей даты на иероглифической лестнице 2 восстанавливается как 17 Муваахн. Однако из более четкой фотографии, опубликованной С. Хаустоном, следует, что день по хаабу в блоке D1 – это не 17 Муваахн, а 12 Муваахн, он может соответствовать дате 9.10.11.0.19, 2 Кавак 12 Муваахн (20 декабря 643 года) или же 9.10.15.1.19, 6 Кавак 12 Муваахн (19 декабря 647 года). Сам Хаустон склоняется к первому варианту, но второй также не исключается.[xiv]

Так или иначе, в свете последних исследований события развивались следующим образом: вскоре после своего воцарения Бахлах-Чан-К’авииль в 643 или 647 году стал жертвой нападения со стороны Кануля и был вынужден бежать в К’иничпа’виц, где признал верховную власть Йукноом-Ч’еена II. Причины милостивого отношения канульского владыки к побежденной стороне вполне прозрачны – подконтрольный кукульский царевич был идеальным инструментом в борьбе с Йашкукулем, главным врагом Канульской державы. Бахлах-Чан-К’авииль оправдал доверие нового сюзерена. С этого момента и до конца жизни он оставался последовательным союзником Кануля, и уже в феврале 648 года одержал первую победу над Тикалем.

Сопоставление этих фактов со сведениями из других городищ региона позволяет прийти к выводу, что нападение на Дос-Пилас было лишь частью целенаправленной политики по усилению позиций Канульского царства в долине реки Пасьон. На замечательной панели 1 из Канкуэна[xv] изложена история царства Йахк’инахк в середине VII века. Иероглифический текст изначально состоял из, по меньшей мере, двух частей и первая его половина теперь утрачена, сохранившийся фрагмент начинается с неизвестного события, которое произошло в день 9.10.19.5.14, 13 Хиш 7 Кумк’у (11 февраля 652 года) «пред глазами» Йукноом-Ч’еена II, то есть непосредственно в присутствии «Священного Канульского Владыки». Далее сказано смерти некоего К’инич-Пак’неель-Ахка[xvi] в день 9.11.0.11.1, 12 Имиш 4 Сек (23 мая 653 года), особо подчеркивается, что он скончался в городе Чиикнаахб (Калакмуль). После этого в день 9.11.4.4.0, 11 Ахав 8 Муваахн (12 декабря 656 года) состоялось воцарение нового владыки Йахк’инахка К’ииб-Ахава, причем церемония происходила по повелению Йукноом-Ч’еена II и «пред глазами» канульских богов, то есть, видимо, опять-таки в Чиикнаахбе. Несколько месяцев спустя в день 9.11.4.9.2, 9 Ик’ 5 Во (24 марта 657 года) К’ииб-Ахав прибыл в местность Маканвиц, а в день 9.11.4.16.19, 10 Кавак 2 Йаш (28 августа 657 года) «поселился» в Халууме, то есть собственно в Канкуэне, который назван местом «трав, озер, трех черепашьих островов и блестящих небесных вод».[xvii]

Панель 1 из Канкуэна. Фото Fundación Ruta Maya

Панель 1 из Канкуэна. Фото Fundación Ruta Maya

О чем говорит нам эта череда событий? Хорошо известно, что канульские владыки и в частности Йукноом-Ч’еен II сохраняли активный контакт с вассалами, в том числе вызывали их в свою столицу и держали при себе наследников трона. Например, сын и преемник правителя Сакникте’ (Ла-Корона) Чак-Наахб-Чаана К’инич-Акаль-Йоок с 664 года проживал в Чиикнаахбе и лишь тремя годами позднее вернулся в Сакникте’ чтобы занять освободившийся трон после смерти отца.[xviii] Поэтому в самом факте коронации зависимого царя в столице сюзерена ничего необычного нет. К сожалению, из текста на панели 1 неясно, кто такой К’инич-Пак’неель-Ахк и что он делал в Чиикнаахбе (вероятно, соответствующая информация присутствовала в утраченной части повествования). Заманчиво видеть в нем владыку Йахк’инахка, но никакого «эмблемного иероглифа» этот персонаж не имеет. Во всяком случае, новый царь К’ииб-Ахав взошел на трон как вассал Йукноом-Ч’еена II и, скорее всего, церемония его коронации состоялась в Чиикнаахбе. После этого К’ииб-Ахав отправился в долгое путешествие в свое царство и, сделав по пути остановку в загадочном Маканвице, в итоге «поселился» в Халууме. Как показали Д. Беляев и А. Давлетшин, глагол «поселился» использовался в надписях майя для обозначения основания столицы царства на новом месте.[xix] Именно такого рода событие и произошло в данном случае. До сих пор неясно, где находилась столица Йахк’инахка в ранний классический период, но с 657 года ею становится Халуум, известный теперь как городище Канкуэн. Хотя прямых подтверждений этому в источниках нет, заманчиво предположить, что перенос столицы Йахк’инахка был как-то связан с намерением Йукноом-Ч’еена II укрепить собственные позиции в долине реки Пасьон. Возможно также, что старую столицу разрушили в ходе неизвестной нам войны. Во всяком случае, едва ли случайно, что на протяжении нескольких лет Канулем был завоеван Дос-Пилас и утвержден новый подчиненный владыка в Йахк’инахке. Скорее всего, мы имеем дело с элементами масштабной и спланированной кампании.

В целом 657 год стал настоящим венцом экспансионистской политики Йукноом-Ч’еена II. В день 9.11.4.5.14, 6 Хиш 2 К’айаб (15 января 657 года) он напал на Кукуль, вынудив тогдашнего «Священного Кукульского Владыку» Нуун-Ухоль-Чаахка, приходившегося, видимо, Бахлах-Чан-К’авиилю родным братом, бежать из своей столицы в неизвестное место Сак…. Однако установить полный контроль над Кукульским царством не удалось, поэтому где-то между 657 и 662 годами стороны, вероятно, заключили компромиссное мирное соглашение, по которому Нуун-Ухоль-Чаахк продолжил править в Кукуле, но признал себя вассалом Кануля. Договор был закреплен совместным участием Бахлах-Чан-К’авииля и Нуун-Ухоль-Чаахка в церемонии инициации наследника канульского престола Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’а, которая имела место в городе Йаша’.[xx] Достигнутые договоренности были выгодны, прежде всего, Йукноом-Ч’еену II, который закрепил за собой статус верховного правителя, «царя царей», но они категорически не устраивали обоих враждующих братьев. Бахлах-Чан-К’авииль не оставлял надежд вернуться в Йашкукуль, на престол своего отца, в то время как Нуун-Ухоль-Чаахк жаждал любой ценой добиться независимости от Кануля. Поэтому на деле соглашение оказалось лишь краткосрочным перемирием, было использовано всеми участниками конфликта для накопления сил в преддверии нового этапа войны.

36.	Портреты Йукноом-Ч’еена II: сосуд неизвестного происхождения, теперь хранящийся в Швейцарии (a); блок VIII иероглифической лестницы 2 из Ла-Короны (b).

Портреты Йукноом-Ч’еена II на сосуде, хранящемся теперь в городе Шаффхаузен (Швейцария) (слева) и на блоке VIII иероглифической лестницы 2 из Ла-Короны (справа)

Бахлах-Чан-К’авииль умело извлек выгоду из полученной передышки и в 660-х годах существенно усилил свое влияние в долине реки Пасьон. В день 9.11.9.5.19, 9 Кавак 17 Йашк’ин (13 июля 662 года) он вместе с владыкой из царства Бахлам[xxi] Йааш-…-Калавом и еще одним неизвестным союзником напал на владыку Кобана Таб-Холоома. Местонахождение Кобана не установлено. Делались попытки отождествить его с современным городом Кобан, расположенным в департаменте Альта-Верапас, далеко на юг от Дос-Пиласа, но за исключением сходства названий эта аналогия не имеет под собой надежных оснований. Следует отметить, что на иероглифической лестнице 2 из Дос-Пиласа упомянут не сам Кобан как царство, а лишь его правитель, то есть точное место битвы нам также неизвестно.[xxii] В день 9.11.11.9.17, 9 Кабан 5 Поп (2 марта 664 года) Бахлах-Чан-К’авииль пленил некоего Тахаль-Мо’, «человека из Мачакилы». Судя по титулу, Тахаль-Мо’ не был царем, тем не менее, этому триумфу Бахлах-Чан-К’авииль придавал огромное значение, фраза «хозяин Тахаль-Мо’» теперь стала частью его официального титула. Хотя цель походов в надписях прямо не указана, можно предположить, что Бахлах-Чан-К’авииль стремился превратить свое царство в доминирующую силу в регионе. Взятие в плен человека из Мачакилы означало продвижение в восточном направлении. Для расширения сферы влияния использовались не только военные методы, но и заключение выгодных брачных союзов, что было вполне в духе майяской политики. Бахлах-Чан-К’авииль женился на царевне из Ицана, создав, таким образом, семейный альянс, направленный на северо-запад. На северо-восток от Дос-Пиласа располагались центральный Петен и могущественный Тикаль. Сюда будет направлена дальнейшая активность южнокукульского владыки.[xxiii]

Вторая половина 660-х годов, вероятно, выдалась самым спокойным периодом в жизни Бахлах-Чан-К’авииля, по крайней мере, мы ничего не знаем о какой-либо его активной деятельности в то время. Оказалось, однако, что это было лишь краткое затишье перед настоящей бурей. Приближалась решающая схватка с Кукулем. В конце 672 года Нуун-Ухоль-Чаахк неожиданно нарушил перемирие, ворвался в Петешбатун и в день 9.12.0.8.3, 4 Ак’баль 11 Муваахн (11 декабря) захватил Дос-Пилас. Начался очередной виток «братской войны». Бахлах-Чан-К’авииль вынужден был вместе с беременной женой бежать в Чаахкнаах. В других источниках этот город или селение не упоминается, его местонахождение неизвестно. В Чаахкнаахе у Бахлах-Чан-К’авииля в день 9.12.0.10.11, 13 Чувен 19 К’айаб (28 января 673 года) родился сын, будущий царь Южного Кукуля Ицамкокаах-К’авииль. Тем временем, Нуун-Ухоль-Чаахк продолжал свое наступление, в день 9.12.0.16.14, 6 Хиш 17 Сек (31 мая 673 года) его войском были сожжены два селения, а в 9.12.1.0.3, 9 Ак’баль 6 Йашк’ин (29 июня 673 года) атакован Чаахкнаах. Бахлах-Чан-К’авиилю пришлось оставить город и бежать еще дальше, в союзное Канулю царство Хишвиц.[xxiv] Однако череда побед Нуун-Ухоль-Чаахка длилась недолго. Йукноом-Ч’еен II спас вассала, вмешавшись в конфликт и переломив ход войны. В день 9.12.5.9.14, 2 Хиш 17 Муваахн (16 декабря 677 года) канульские войска захватили город Пулууль, в котором тогда находился Нуун-Ухоль-Чаахк, и вынудили его к бегству. Спустя всего семь дней, 23 декабря 677 года, Бахлах-Чан-К’авииль после пятилетнего изгнания вернулся в Дос-Пилас. Очевидно, эти события тесно связаны, и после битвы под Пулуулем Нуун-Ухоль-Чаахк утратил контроль над Дос-Пиласом.[xxv]

Сравнение надписей из разных городищ опять-таки подталкивает к выводу, что не только владения Бахлах-Чан-К’авииля стали ареной противостояния между Кукулем и Канулем. Лояльный к Канулю правитель Сакникте’ К’инич-Акаль-Йоок в 673 году в очередной раз прибыл в Чиикнаахб, а спустя два года прошел через повторную церемонию воцарения. Возможно, он был свергнут кукульским войском и бежал к сюзерену, поэтому после возвращения на трон потребовалось снова провести его через обряд коронации.[xxvi] На панели 1 из Канкуэна сообщается о том, что в день 9.12.4.11.1, 7 Имиш 9 К’айаб (17 января 677 года) «воссел на владычество» новый царь Йахк’инахка Ицам-Чан-Ахк.[xxvii] Он пришел к власти по повелению Йукноом-Ч’еена ІІ, то есть зависимость Йахк’инахка от Кануля осталась незыблемой. Судьба его предшественника К’ииб-Ахава после «поселения» в Халууме покрыта мраком, С. Гюнтер полагает, что он мог пасть жертвой агрессивных действий Кукуля.[xxviii]    

Так или иначе, возвращением Дос-Пиласа война не закончилась. Решающее сражение произошло в день 9.12.6.16.17, 11 Кабан 10 Соц’ (3 мая 679 года), в нем Бахлах-Чан-К’авииль разгромил войско Нуун-Ухоль-Чаахка. Об ожесточенности и жестокости битвы свидетельствует использованная древним писцом метафора: «стала озером кровь, стали горой черепа». Дальнейшая судьба самого кукульского царя неизвестна, возможно, он погиб в бою или сразу после него, по крайней мере, он больше не упоминается в надписях. Вероятно, после окончания войны Кукуль какое-то время находился под контролем Кануля или Дос-Пиласа, ведь сын Нуун-Ухоль-Чаахка Хасав-Чан-К’авииль І стал «Священным Кукульским Владыкой» только в 682 году, через три года после предполагаемой смерти отца. В литературе неоднократно высказывались предположения, что после 679 года в Кукуле царствовал Бахлах-Чан-К’авииль, но прямых подтверждений этому нет.[xxix]

Победа над Нуун-Ухоль-Чаахком не привела к миру и спокойствию в Петене. В феврале 680 года вспыхнула война между Са’алем (Наранхо) и K’анту’ (Караколь). Царь Са’аля напал на K’анту’ и одержал победу. Учитывая, что K’анту’, как и Дос-Пилас, являлось союзником Кануля, весьма вероятно, что это был очередной эпизод в масштабном противостоянии между Канулем и его противниками. Очевидно, между 680-682 годами был нанесен ответный удар, в результате которого не только погиб царь Са’аля, но и оборвалась местная династия. Мы не знаем, кто руководил разгромом Са’аля, но весьма обоснованным выглядит предположение С. Гюнтера, что эту кампанию провел Бахлах-Чан-К’авииль при поддержке  Кануля.[xxx] В день 9.12.10.5.12, 4 Эб 10 Йаш (30 августа 682 года) его дочь Иш-Вак-Халам-Чан[xxxi] прибыла в Са’аль, стала там царицей и спустя пять лет возродила династию, родив сына К’ахк’-Тилив-Чан-Чаахка.[xxxii] Это был значительный политический успех Бахлах-Чан-К’авииля, существенно укрепивший его положение.

Портрет царицы Иш-Вак-Чан на стеле 24 из Наранхо. Прорисовка Я. Грэхэма

Портрет царицы Иш-Вак-Халам-Чан на стеле 24 из Наранхо. Прорисовка Я. Грэхэма

Точно можно сказать, что после победы над Нуун-Ухоль-Чаахком Бахлах-Чан-К’авииль остался верен линии на тесный союз Дос-Пиласа с Канулем. Завершение календарного десятилетия 9.12.10.0.0, 9 Ахав 18 Соц’ (10 мая 682 года) он отпраздновал в Чиикнаахбе, где вместе со своим сюзереном Йукноом-Ч’ееном ІІ совершил ритуальный танец. В тот же день в Дос-Пиласе была освящена иероглифическая лестница 4. Весной 686 года Йукноом-Ч’еен ІІ скончался. В день 9.12.13.17.7, 6 Маник 5 Сип (6 апреля 686 года) Бахлах-Чан-К’авииль снова посетил Чиикнаахб чтобы принять участие в церемонии коронации нового канульского владыки Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’а. Этим шагом он в очередной раз подтвердил, что остается верным союзником и вассалом Кануля даже после смерти Йукноом-Ч’еена ІІ.[xxxiii]

Ступени иероглифической лестницы 4 из Дос-Пиласа. Прорисовки С. Хаустона

Ступени иероглифической лестницы 4 из Дос-Пиласа. Прорисовки С. Хаустона

Между тем, для Кануля и его союзников наступали тревожные времена. Смерть Йукноом-Ч’еена ІІ совпала по времени со сменой соотношения сил в мире майя. Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’ не смог поддерживать могущество Кануля на уровне отцовских времен. После его прихода к власти престиж, влияние и сила этого царства начали ослабевать. В это же время Кукуль переживал возрождение после длительного упадка и перешел в наступление. Такие перемены могли лишь отрицательно сказаться на положении Дос-Пиласа, принадлежавшего к числу союзников Кануля и врагов Кукуля. Видимо, последние годы жизни Бахлах-Чан-К’авииля прошли в попытках приспособиться к новым неблагоприятным условиям. В день 9.13.0.0.0, 8 Ахав 8 Во (18 марта 692 года) он исполнил танец по случаю окончания двадцатилетия, что ретроспективно отмечено на стеле 5 из Агуатеки, установленной много десятков лет спустя его потомком К’авииль-Чан-К’иничем.[xxxiv] Это последнее дошедшее до нас упоминание о Бахлах-Чан-К’авииле. Дата смерти владыки неизвестна. Его сын Ицамкокаах-К’авииль воцарился в день 9.13.6.2.0, 11 Ахав 18 Во (27 марта 698 года), следовательно, Бахлах-Чан-К’авииль должен был умереть раньше этой даты. Однако, если гипотеза, согласно которой его старшим сыном и вторым правителем Дос-Пиласа являлся Ицамкокаах-Бахлам, верна, то Бахлах-Чан-К’авииль, вероятно, умер задолго до 698 года. Место его погребения также неизвестно. Логично предположить, что гробницей Бахлах-Чан-К’авииля могло стать «Сооружение L5-49», поскольку с ним связана иероглифическая лестница 2, на которой изложена биография этого царя, но подтвердить или опровергнуть данное предположение пока невозможно.[xxxv]


[i] Gronemeyer S. Monuments and Inscriptions of Tamarindito… P. 17.

[ii] Houston S., Inomata T. The Classic Maya. – Cambridge, UK – New York: Cambridge University Press, 2009. – P. 136.

[iii] Беляев Д. Д. Династическая история Дос-Пиласа и Агуатеки. URL: http://www.mezoamerica.ru/indians/maya/dos_pilas.html

[iv] Martin S., Grube N. Chronicle… P. 55.

[v] Эти тексты переведены на русский язык В. Талахом и доступны на сайте «Мир индейцев». Смотрите: Талах В. Н. Повествование говорящих ступеней. Сага о Разбивающем Небеса в Грозу. URL: http://www.indiansworld.org/saga-o-razbivayushchem-nebesa-v-grozu.html

[vi] Boot E. The Life and Times of B'alah Chan K'awil of Mutal (Dos Pilas), According to Dos Pilas Hieroglyphic Stairway 2 // Mesoweb Articles, P. 4. URL:  http://www.mesoweb.com/features/boot/DPLHS2.pdf

[vii] Guenter S. The Inscriptions of Dos Pilas Associated with B'ajlaj Chan K'awiil. – P. 6-7. // Mesoweb Articles, 2003. URL: http://www.mesoweb.com/features/guenter/DosPilas.pdf

[viii] Смотрите также: Талах В. Н. Повествование говорящих ступеней…

[ix] Точка зрения, согласно которой в тексте на ступени II центральной секции иероглифической лестницы 2 из Дос-Пиласа описывается церемония воцарения, разделяется не всеми учеными. Э. Бут читает текст как фразу «взял К’авииля» – традиционное выражение, обозначающее получение царского скипетра, одного из символов власти «священного владыки». Однако, по мнению С. Гюнтера, чтение «К’авииль» в данном случае является сомнительным, а характер самой церемонии неясен. Смотрите: Boot E. The Life and Times… P. 6; Guenter S. The Inscriptions of Dos Pilas… P. 11-12.

[x] Из дос-пиласских текстов, в которых описано это сражение, точный статус Ламнаах-К’авииля не вполне понятен. Нельзя исключить возможность, что он был кукульским царем, преемником К’инич-Муваахн-Холя II и предшественником Нуун-Ухоль-Чаахка. Тем не менее, Ламнаах-К’авииль назван просто «кукульским владыкой» без прилагательного «священный», а такие сокращенные титулы иногда носили царские родственники, принимавшие участие в управлении государством. Смотрите подробнее: Guenter S. The Inscriptions of Dos Pilas… P. 13-15.

[xi] Boot E. The Life and Times… P. 8-9.

[xii] Guenter S. The Inscriptions of Dos Pilas… P. 16-17.

[xiii] Талах В. Н. Две версии одного столкновения. URL: http://www.mezoamerica.ru/indians/maya/dospilas_talah.html

[xiv] Houston S. Dos Pilas, Guatemala // Arqueología Mexicana. – 2004. – Vol. 11, No. 66. – P. 72.

[xv] Такое обозначение остается несколько условным, поскольку панель была похищена мародерами в годы гражданской войны в Гватемале и точное место ее происхождения пока не установлено. Ассоциация с Канкуэном основывается на стилистическом сходстве с другими монументами из городища, а также на упоминаниях в тексте владык Йахк’инахка. Тем не менее, высказывалось также предположение, что монумент в действительности мог быть не панелью, а спинкой царского трона и происходить из какого-то другого неизвестного городища в долине реки Пасьон, входившего в состав царства Йахк’инахк. Смотрите подробнее: Kistler S. The Search for Five-Flower Mountain: Re-Evaluating the Cancuen Panel // Mesoweb Articles, 2004. URL: http://www.mesoweb.com/features/kistler/Cancuen.pdf

[xvi] Чтение А. Токовинина. С. Гюнтер называет этого персонажа К’инич-К’ап-Неель-Ахк.

[xvii] Полный и подробный анализ надписи смотрите в: Guenter S. A Reading of the Cancuén Looted Panel // Mesoweb Articles, 2002. URL: http://www.mesoweb.com/features/cancuen/Panel.pdf О «поселении» К’ииб-Ахава в Халууме смотрите: Tokovinine A. Place and Identity… P. 81.

[xviii] Stuart D., Mathews P., Canuto M. et al. Un esquema de la historia y epigrafia de La Corona // XXVII Simposio de Investigaciones Arqueológicas en Guatemala, 2013 / Editores B. Arroyo, L. Mensez Salinas, A. Rojas. – Guatemala: Asociacion Tikal, 2014. – P. 439.

[xix] Смотрите: Tokovinine A. Place and Identity… P. 79-81.

[xx] Guenter S. The Inscriptions of Dos Pilas… P. 17-20. Из иероглифического текста неясно, где именно находилась упомянутая Йаша’. Это могло быть одноименное современное городище Йашха в Восточном Петене, хотя не исключено, что в области майя существовали и другие центры с аналогичным названием.

[xxi] Точное местонахождение царства Бахлам неизвестно, помимо иероглифической лестницы 2 из Дос-Пиласа оно упоминается на керамике из Тикаля, стеле 21 из Ним-Ли-Пунита, а также скульптурном фрагменте 17 из Пусильхи. Таким образом, Бахлам мог принадлежать к числу царств либо Петешбатуна и долины реки Пасьон, либо Белиза. Подробнее смотрите: Wanyerka P. Classic Maya Political Organization: Epigraphic Evidence of Hierarchical Organization in the Southern Maya Mountains Region of Belize. PhD Dissertation, Southern Illinois University, 2009. – P. 495 – 498; Беляев Д. Д. Династическая история царства Вакам (Ним-Ли-Пунит) в позднеклассический период // Восток, Европа, Америка в древности: Сборник научных трудов XVI Сергеевских чтений. – М.: МГУ, 2010. – С. 288.  

[xxii] Guenter S. The Inscriptions of Dos Pilas… P. 20-21.

[xxiii] Guenter S. The Inscriptions of Dos Pilas… P. 21-22.

[xxiv] Царство Хишвиц упоминается в текстах из Йашчилана и Пьедрас-Неграса, однако эпиграфистам долго не удавалось отождествить его столицу с каким-либо известным городищем. Лишь в 2001 году Д. Стюарт опознал «эмблемный иероглиф» Хишвица в надписях, найденных в Ла-Хойанке, а также в городище Сапоте-Бобаль. Еще раньше он был выявлен в Эль-Пахарале. Таким образом, к Хишвицу имели отношение сразу несколько центров в Петене, это царство располагалось на север от Дос-Пиласа. Возможно, изначально его столица находилась в Эль-Пахарале, а позднее ее перенесли в Сапоте-Бобаль. В настоящее время об истории Хишвица еще известно мало, но работа в этом направлении продолжается. Смотрите подробнее: Сафронов А. В. Государства майя Западного региона в классический период: дис. … кандидата ист. наук: 07.00.03. – М., 2006. – С. 188-189.

[xxv] Guenter S. The Inscriptions of Dos Pilas… P. 22-26.

[xxvi] Guenter S. La Corona Find Sheds Light on Site Q Mystery // The PARI Journal. – 2005. – Vol. 6, No. 2. – P. 15-16. URL: http://www.mesoweb.com/pari/publications/journal/602/Guenter2005.pdf

[xxvii] Длинное и сложное имя этого царя дается в сокращенной форме. В статье С. Гюнтера он же обозначен как Чан-Ахк-Ви’.

[xxviii] Guenter S. A Reading of the Cancuén… P. 11-12.

[xxix] Guenter S. The Inscriptions of Dos Pilas… P. 26-27.

[xxx] Guenter S. The Inscriptions of Dos Pilas… P. 28.

[xxxi] Имя этой царицы уже давно привлекает внимание эпиграфистов. Полностью оно состоит из пяти компонентов, при этом чтение трех, образующих комбинацию Иш-Вак-Чан, сомнений не вызывает, зато с двумя другими дело обстоит сложнее. Знак T284 многие исследователи считали необычным вариантом логограммы AJAW, но недавно Н. Грюбе на основании альтернативных слоговых записей дешифровал его как JALAM. Теперь мы знаем, что первые четыре части имени царицы полностью читаются Иш-Вак-Халам-Чан. Относительно последнего компонента продолжаются споры, в частности предлагались чтения WIN и LEM. Подробнее о новой дешифровке смотрите: Grube N. The Logogram JALAM // Textdatenbank und Wörterbuch des Klassischen Maya, Research Note 3. Published 24 Mar 2016. URL:  http://mayawoerterbuch.de/wp-content/uploads/2016/03/twkm_note_003.pdf    

[xxxii] Martin S., Grube N. Chronicle… P. 73-75.

[xxxiii] Guenter S. The Inscriptions of Dos Pilas… P. 28-29, 31-32.

[xxxiv] Houston S. Hieroglyphs and History at Dos Pilas… P. 110.

[xxxv] Guenter S. The Inscriptions of Dos Pilas… P. 33.