Международные отношения и межрегиональные взаимодействия

Дида С., Стюфляев М. ::: Теотиуакан. Город богов

Разрастаясь, Теотиуакан одновременно распространял своё влияние по всей Месоамерике. Это достигалось главным образом посредством налаживания сети обмена ритуальными предметами, многие из которых затем увековечивались в иконографии и использовались при осуществлении обрядов, связанных с новой теотиуаканской идеологией. Государственный контроль над распространением определённых ресурсов и престижных предметов усиливал позицию Теотиуакана в Месоамерике. Сотни, а возможно тысячи городищ принимали участие в этой системе обмена, охватившей территорию с востока на запад и с севера на юг радиусом свыше 2000 километров. Известно, что Теотиуакан приобретал товары с дальних территорий, в том числе раковины из Копана (Гондурас), какао и копал из Каминальхуйу (Гватемала), и даже соль из Белиза. Теотиуаканское государство начало экспансию за пределы своей внутренней территории во второй половине фазы Тламимилольпа (III в.) или даже ранее. В это время под его влияние подпадают территория штата Морелос, частично долина Толуки, штаты Пуэбла, Тласкала, Идальго и Герреро. А ещё раньше, где-то с 100 года, Теотиуакан стал региональным гегемоном, доминирующим в долине Мехико.

Упоминаемые в главе городища

Упоминаемые в главе городища

Когда Теотиуакан приходил в интересующий его регион, то отстраивал своеобразные административные центры провинций. Они имели архитектуру в стиле талуд-и-таблеро, комплексы из площади с пирамидой и прямоугольную планировку, а вокруг центров происходила реорганизация всех остальных поселений, в которых находят товары и предметы, распространявшиеся под контролем метрополии. В самом Теотиуакане, вероятно, фиксировали подобные события, означавшие установление контроля над городами и регионами. Так, в иконографии мегаполиса мы видим изображения горящих факелов, возможно, указывающие на церемонию зажжения Нового огня, которая, в свою очередь была связана с завоеванием, ритуалами основания (например, закладки новых городов), а также с определёнными титулами представителей элиты. При этом, подобная иконография встречается и на захваченных территориях – как предполагают Й. Нильсен и К. Хелмке, теотиуаканцы так фиксировали там смену власти, начало нового порядка, интронизацию нового правителя и гегемонию своего города.

Штат Мехико

В пределах этой современной мексиканской территориальной единицы примером такого древнего административного центра является городище Окойоакак в долине Толука, часть которой подпала под прямое влияние Теотиуакана. Оно имеет ориентацию по оси север-юг, архитектуру со стилем талуд-и-таблеро и ортогональную планировку. Там находили теотиуаканскую керамику, курильницы и статуэтки, цилиндрические сосуды-триподы, выпуклые сосуды с плоским дном и тонкостенную оранжевую керамику. Упадок Теотиуакана решительно сказался на судьбе Окойоакака – он был заброшен в поздний классический период.

Идальго

Другим административным региональным центром с теотиуаканским влиянием в архитектуре выступал Тепеапулько, расположенный в юго-восточной части штата Идальго. Там была найдена в больших количествах керамика теотиуаканского стиля, а также реэкспортируемая мегаполисом тонкостенная керамика из Пуэблы. Привлёк внимание теотиуаканцев и регион Тулы. Там явное теотиуаканское влияние прослеживается по археологическим данным из расположенного в 9 километрах от Тулы городища Чингу. Схожая архитектура с городской планировкой и керамика говорят о его тесных связях с мегаполисом. В Чингу даже имеется копия теотиуаканской Сьюдаделы. Люди проживали там во времена теотиуаканских фаз Тламимилольпа и Шолальпан (200-550 гг.), а с коллапсом Теотиуакана центр был покинут. В классический период Чингу, вероятно, являлся городом первого уровня контроля со стороны мегаполиса, а центры поменьше, например, Эль-Тесоро и Акокулько, служили поселениями второго уровня, где занимались добычей известняка. Также известно, что в Чингу и Эль-Тесоро прослеживается не только теотиуаканская, но и сапотекская керамика – в Эль-Тесоро в значительной (около 63%), а во многом большем по размеру Чингу в меньшей степени (около 7%). По всей видимости, с Теотиуаканом они поддерживали связь через район Тлаилотлакан, причём Эль-Тесоро напрямую. Примечательно, что данный регион оставался значимым источником известняка и в постклассический период, и в колониальное время – Мехико возводился во многом при помощи известняка из расположенного там Атотонилько.

Керетаро

На северо-западе Теотиуакан имел связи с Керетаро. В южной части этого штата во времена расцвета «города богов» было реорганизовано городище Эль-Розарио, находящееся в 135 километрах от мегаполиса. Возможно, там располагался торговый пост Теотиуакана. На основании различных данных, в частности фресок в теотиуаканском стиле (с изогнутыми обсидиановыми ножами и другими предметами), исследователи предполагают, что Теотиуакан имел прямую связь с данной местностью около 400 г. Всего в Керетаро помимо Эль-Розарио обнаружено несколько городов с отчётливым теотиуаканским влиянием – Сан-Бартоло-Агуаскальенте, Эль-Серрито, Ла-Негрета.

Сакатекас

Данный мексиканский штат богат залежами различных минералов. Гематит, малахит, лимонит, киноварь, пирит, халькопирит, кремнистый сланец и другие камни, в том числе хризоколла, могли, как считает Ф. Вейганд, привлечь внимание Теотиуакана.

Мичоакан

Торговые интересы мегаполиса проявились в 145 километрах от него – в долине озера Куицео (Мичоакан). Там нашли тонкостенную оранжевую посуду, зелёный обсидиан из Пачуки и диск из аспидного сланца с изображением хищной птицы в теотиуаканском стиле. Посредством торговых связей с мегаполисом жители Мичоакана могли получать материалы и образцы, происходящие из других районов Месоамерики, например, керамику из Морелоса и упомянутую выше оранжевую посуду из Пуэблы. При этом контакты были, конечно же, двусторонними, в самом Теотиуакане находили мичоаканские фигурки и керамические чаши.

В 35 километрах западнее города Пацкуаро располагается древнее поселение Тингамбато (200-900 гг.), где исследователи увидели пирамиду, возведённую в классическом теотиуаканском стиле с использованием талуд-и-таблеро. Считается, что поселение испытало два этапа заселения – 450-600 гг. и 600-900 гг. Вероятно, его расположение между двумя регионами привлекло внимание и Теотиуакана. Возможно, мегаполис даже отправил туда своих поселенцев – об этом свидетельствуют результаты анализа остеологических останков и сопровождающих их погребальных предметов. Известны также предположительно связанные с Центральной Мексикой доиспанские поселения на границе штатов Мичоакан с Герреро (в устье реки Бальсас).

Морелос

В штате Морелос теотиуаканцев интересовало выращивание хлопка – они захватили территорию и выстроили административные центры, а также начали активно создавать ирригационные сооружения и каналы, которые существовали в регионе ещё с позднего формативного периода (650-200 гг. до н.э.), и концентрировать население в плодородных землях. Так, городище Лас-Пилас (находится в 160 километрах к юго-востоку от Теотиуакана), оказавшись под контролем мегаполиса, было перестроено по его образу и подобию, и стало для Теотиуакана поставщиком хлопка. В дальнейшем весь регион поставлял хлопок в метрополию в больших количествах. А в долине Амацинак теотиуаканцы отстроили по своему плану с компаундами административно-церемониальный центр Сан-Игнасио (возможно, до этого городище было центром независимого вождества). С приходом Теотиуакана население этих городов удваивается. Известно также, что с упадком мегаполиса жители покинули Сан-Игнасио – яркое свидетельство наличия тесных связей. Другим центром в штате Морелос была Асьенда-Кальдерон, расположенная в долине Куаутла. Близ неё исследователи отмечают места заготовки извести из известняка – товара, столь необходимого Теотиуакану.

В целом во всех известных городах восточного Морелоса отмечены многочисленные следы теотиуаканской материальной культуры (двухкамерные канделеро, курильницы театрального типа и прочая керамика, статуэтки, обсидиановые лезвия из Пачуки), в центральной части штата прослеживается, как минимум, политическое влияние, а в случае с западным Морелосом ещё не ясно, занимал ли мегаполис там доминирующие позиции. По предположению М. Смит и Л. Монтиель, регион Йаутепек также имел связи с Теотиуаканом – в таком случае товары оттуда могли поставляться на лодках с юго-восточной части озера Чалько-Шочимилько на берег озера Тескоко, а далее по торговым путям в мегаполис.

Герреро

Возможно, часть штата Герреро, расположенная рядом с границей Морелоса, попала в сферу интересов Теотиуакана. О его военном присутствии в Герреро свидетельствует стела из прибрежного города Асатемо (Акатемпа, недалеко от Акапулько), где изображён воин в теотиуаканском стиле. Из расположенного между побережьем и Морелосом региона Мескала Теотиуакан получал фигурки из зелёного камня.

Тласкала

С востоком и южными землями мегаполис связывал Тлашкальский коридор – естественный проход к региону Пуэбла-Тлашкала, обеспечивавший самый удобный путь к ресурсам побережья Мексиканского залива. В самом штате Тласкала теотиуаканским административным центром был Кальпулальпан – там найдены теотиуаканская керамика, статуэтки, компаунды и площадь с пирамидой. Примечательно, что, несмотря на соседство, под контроль мегаполиса подпала не вся территория Тласкалы, а только стратегический коридор.

Пуэбла

В 100-250 гг. городище Чолула являлось довольно крупным центром и занимало около 400 гектар, то есть равнялось примерно пятой части территории самого Теотиуакана, расположенного в 96 километрах от него. Тем не менее, пока политический статус Чолулы того периода остаётся неясным.

По всей видимости, южная часть Пуэблы и город Чолула с мастерскими по изготовлению тонкостенной оранжевой керамики, не подпали под прямой контроль мегаполиса, хотя мигранты из этого района также селились в Теотиуакане, а массовый спрос на посуду из Пуэблы предполагает наличие если не прямого, то косвенного средства влияния на политику тамошних политий. Также из Пуэблы в мегаполис мог поступать текали и серпентин.

По результатам проведённых в 1993 году охранно-спасательных раскопок жилого строения в Чолуле, известного под названием R-106 или «Транзито», стало ясно, что его обитатели имели как общие черты с теотиуаканцами, так и весомые отличия. Небольшое жилище одной семьи было обитаемым с 400 по 650 гг. Стиль посуды, фигурок и других элементов домашней культуры напоминал теотиуаканскую, однако там не нашли характерные для мегаполиса канделеро и другие курильницы. Найденное в «Транзито» вторичное захоронение не имеет аналогов в Теотиуакане, да и само место проживания вовсе не напоминает многосемейный компаунд. Таким образом, из полученных данных не следует, что Теотиуакан обладал в регионе сильным влиянием. Более того, по обнаруженным у внешней стены строения отходам мастерской по изготовлению обсидиановых изделий, стало ясно, что из Пачуки в Чолулу обсидиан поступал напрямую, видимо, минуя предполагаемую «монополию» Теотиуакана на этот ресурс.

Однако в других частях Пуэблы влияние Теотиуакана прослеживается яснее. В качестве примера можно привести ряд городищ в районе Тепеака. Археологи обнаружили там датируемые разным временем печи для обжига, использовавшиеся при производстве извести, которая требовалась Теотиуакану в больших количествах.

Побережье Мексиканского залива

Контакты с регионом Миштекилья зафиксированы в его главной столице Серро-де-лас-Месас, расположенной на реке Рио-Бланко, то есть на юге центральной части штата Веракрус. Там на стеле 15 сохранилось изображение человека в «очках» Бога грозы. Кошачий головной убор этого персонажа напоминает тот, что зафиксирован на стеле 4 из Тикаля у прибывших в этот город майя чужеземцев. Монумент может указывать на военное присутствие или захват Серро-де-лас-Месаса. Однако там нашли небольшое количество зелёного обсидиана (около 2%) и связанной с Теотиуаканом керамики, в то время как примерно 90% обнаруженного обсидиана импортировалось из источника Сарагоса-Ойамелес, что возле Кантоны. Таким образом, контакты с Теотиуаканом слабо влияли на материальную культуру простолюдинов региона, поэтому едва ли в данном случае имело место прямое влияние, хотя нельзя исключать косвенного.

Более плотные связи Теотиуакана с побережьем Мексиканского залива прослеживаются в долине Мальтрата, где располагается предполагаемый теотиуаканский аванпост Тепейакатитле. Там, возле границ штатов Пуэбла и Веракрус, резко меняется высота местности, и высокогорные территории переходят в низменные. На побережье притока реки Рио-Бланко найдено большое количество почти точно копирующей теотиуаканские оригиналы местной керамики, причём речь идёт не только о престижной, но и об обычной, сервировочной посуде, например, чашах с плоским дном на небольших ножках.

Вообще же о влиянии Теотиуакана за пределами расположенных рядом районов говорить довольно трудно – у нас попросту мало информации и знаний на этот счёт, потому возникает много спорных моментов и вопросов. Например, некоторые исследователи считают, что Матакапан (ныне в штате Веракрус) был теотиуаканской колонией, тогда как другие утверждают, что там разместилась торговая диаспора из Теотиуакана, а третьи выдвигают предположение о принятии местными лидерами центральномексиканской идеологии для обеспечения лояльности своих подчинённых, подчеркивая, что крах метрополии не сильно сказался на развитии региона. В любом случае, в Матакапане обнаружено строение в стиле талуд-и-таблеро, а также керамика в теотиуаканском стиле, в том числе двухкамерные канделеро, которые за пределами Теотиуакана встречаются крайне редко. Всё это указывает на некое присутствие мегаполиса, природу которого ещё предстоит выяснить.

Среди других мест на побережье Мексиканского залива, где, вероятно, прослеживается присутствие Теотиуакана, можно выделить Пьедра-Лабраду, где на стеле зафиксирован иероглиф «вспаханного поля», и Сан-Мигель-Сойальтепек, в котором на стеле запечатлена теотиуаканская фигура с факелами в руках.

Оахака

На западной периферии Теотиуакана находились баррио, связанные с Западной Мексикой (Мичоаканом) и Оахакой. Последняя была тем регионом, с которым мегаполис плотно взаимодействовал – особый анклав, в котором проживали этнические сапотеки, находился приблизительно в трёх километрах от центра Теотиуакана. Также мегаполис постоянно поддерживал дипломатические контакты с довольно сильным на тот момент сапотекским государством и его столицей Монте-Альбаном. Эта связь даже запечатлена на сапотекских монументах: на одной плите зафиксировано торжественное прибытие в честь инаугурации правителя восьми теотиуаканских посланников, а на другой («Плита Базан») – показана встреча дипломата из Теотиуакана с сапотекским правителем, причём изображённые люди одеты в костюмы, свойственные их культурам. Теотиуаканские торговцы могли в случае заключения союза беспрепятственно проходить территорию сапотекского государства, чтобы напрямую торговать с жителями региона Рио-Верде, расположенного в западной части тихоокеанского побережья штате Оахака. Долгое время контакты теотиуаканского и сапотекского государств считались мирными, отмечалась заинтересованность обеих сторон в поддержании взаимовыгодных торговых отношений и реализации дипломатических договорённостей, возможно, касающихся «раздела мира» - обе державы осуществляли экспансию против более слабых этнических групп. Дружественные договорённости не мешали Монте-Альбану немного обезопасить свои рубежи от агрессивного и могущественного северного соседа – возможно, построенный на границе в Куикатлане-Каньяда военный аванпост являлся как раз превентивным ответом на экспансию Теотиуакана. В связи с этим стоит озвучить и другое мнение о характере связей двух городов – недавно исследователь М. Уинтер пришёл к выводу, что нуждавшийся в ресурсах из региона Теотиуакан в конечном итоге завоевал Монте-Альбан. С этой точкой зрения не согласны другие исследователи – Л. Мансанилья, например, считает, что два государства являлись дипломатическими союзниками и значительное количество жителей оахакского анклава в Теотиуакане, скорее, свидетельствуют о мирных связях, а Д. Карбальо отметил, что пока убедительных доказательств гипотезы о завоевании предъявлено не было, поэтому делать далеко идущие выводы рано.

Гватемала

Имеются свидетельства существования теотиуаканской колонии в Монтане, который массивной архитектурой выделяется среди других городов побережья. Там найдено очень мало зелёного обсидиана и других импортных теотиуаканских предметов, однако местных копий изделий из мегаполиса предостаточно (курильницы театрального типа, сосуды-триподы и «портретные» фигурки, чьи тела больше теотиуаканских, а голова могла быть сделана при помощи теотиуаканских форм). Исследователи выдвигают предположение, что около 400 года произошло либо военное вторжение, либо миграция в регион торговцев из Теотиуакана, которых на гватемальском тихоокеанском побережье могли интересовать какао, перья кецаля и другие местные товары. Также регион мог использоваться в качестве плацдарма для дальнейшего продвижения в горную Гватемалу, а оттуда в низменности майя.