Глава 15

Ашрафьян Константин ::: История Флориды от... Книга 1. 1511. Предыстория

Изабелл, индейцы калуса и все, кто был с касиком Атуэем, были счастливы, когда их лодки пристали к Кубе.

Несколько недель  они искали место, где можно осесть – племена, которые жили на берегах и уже соприкоснулись с  кастильцами и, как многие, поплатились жизнью своих сородичей за наивность, доброту и открытость.

Охотники за «Живым Товаром» не раз были здесь на берегах и нападали на индейцев, увозя их в рабство на Эспаньолу. Мало кому удавалось бежать. Однако те, кто бежали, рассказывали о страшных мучениях, работе под землей на рудниках и добыче золота, вскапыванием земли палками, рытьем канав для хранения зерна и других видах работ и о жестокостях испанцев.

Теперь, когда на остров приехало целое племя во главе с вождем Атуэем, рассказы о жестокостях испанцев еще сильнее зазвучали среди племен. Многие касики приходили  к Атуэю и просили  рассказать его то, что происходит на его острове Эспаньола. Однако уже много монахов-францисканцев и  монахов-доминиканцев  ходили по острову и проповедовали  учения Христа. Это учение находило отклик в сердцах туземцев, и многие местные касики верили больше им, чем Атуэю.

Поэтому единства на острове против пришельцев не сложилось.

В 1509 году за три года до приезда Атуэя,  на острове уже побывала экспедиция  Себастьяна де Окампо, которая проехала вокруг всего острова Куба и нанесла его на карту  как остров.  Сразу после этой экспедиции «охотники за головами»  стали нападать на индейцев, живущих на Кубе, более часто и неожиданно. И уже в течении трех лет до приезда Атуэя и его, гуантахабеи и араваки, живущие здесь, стали селиться подальше от берега, оставляя только воинов, которые день и ночь смотрели на водную гладь и должны были подать сигнал, если корабли испанцев приблизятся.

Нужно еще сказать, что народы Кубы — индейцы араваки и народ, населявший изначально Кубу — народ  гуанатахабей — постоянно враждовали...

Однако, индейцы этих племен дали возможность Атуэю и его 400 воинам поселиться на Кубе в отведенном месте -  около залива Баракоа. Это был великолепный залив, отделенный горами от остальной части острова.

Через несколько  дней четверо индейцев калуса и дочь дона Энрике – Изабелл уже обросли друзьями  из числа тех, кто бежал с Эспаньолы. Ими стали две  девушки, заблаговременно  убежавшие из деревни в которой кастильцы искали беженцев и один из индейцев-таино, сбежавших в  ту злополучную ночь. 

Долго проводя время  вместе, они часто разговаривали и учили друг друга. Дочь дона Энрике училась  также лечить раны и болезни, внимательно слушая шаманов и знахарей, живущих недалеко от них, изучая и слушая,  как  лечат раны старые воины и целители, приехавшие с Атуэем.

Только тут она увидела, что не обязательно было резать больных  и давать им возможность видеть это -  как это было принято во всей Европе.

ИНДЕЙЦЫ УЖЕ ДАВНО ПРИМЕНЯЛИ  ОБЕЗБОЛИВАЮЩИЕ! 

 (в качестве обезболивающих применялись настои трав, обладающих наркотическим эффектом, соков кактусов и других растений; их соки и настои действовали в течение нескольких суток (что поразило испанских конкистадоров XVI в., прибывших из Европы, еще не знакомой с обезболиванием – прим. автора К.А.)

А в это же время в Европе любая операция даже такая,  как отрезание руки, ноги или любой другой конечности, делалась по живому и пациент это все видел!!!! И часто люди умирали от того, что не могли  вынести это.

Вскоре  ее опыт и ее умения были оценены всеми индейцами. О ней  стали ходить сначала слухи, потом рассказы, а вскоре ее приглашали врачевать по всем племенам.

Между Изабеллой  и одним из индейцев-калуса – Тампой  -  завязались близкие отношения, которые переросли в любовь.

 Она дважды  лечила его еще во времена, когда он стал рабом. Сначала она смогла вылечить его от болей в животе: после плавания в трюме  всегда оставалась вода и холера была такой же неотъемлемой частью жизни моряков, как и корабельные чумные крысы.

Потом она отхаживала Тампу от  ударов плеткой, когда он попытался развязаться ночью и сбежать с друзьями.

 Она рассказывала и учила его испанским словам, а он ее  - индейским.

Она рассказывала все, что знала о  Старом Свете, о привычках испанцев, о Христе и Деве Марии, о городах. А Тампа рассказывал ей о религии и жизни своего народа – индейцев калуса.

Увлечение  Изабеллы медициной было естественным, так как ее родственник был военным хирургом в испанском полку и переехал на остров Эспаньола вместе с ее отцом.

Практика родственника во время сражений в Европе была огромной  - он возвращал в строй раненых во время боев  испанской армии с итальянцами...

Затем, переехав в Новый Свет, он был неразлучным спутником дона  Энрике  - отца Изабелл. Они были вместе и  при покупке и при продаже индейцев и черных рабов.  Родственник  внимательно осматривал  каждого и забирал за бесценок  тех, у кого были раны, вывихи и переломы. Он восстанавливал, лечил их, а  при продаже их доном Энрике де Бальбоа, полученные деньги делилась пополам. Это было обоюдовыгодно.

Сам  же дон Энрике поощрял свою дочь лечить больных, так как это тоже было ему выгодно. Он радовался  тому, что у него и его родственник и его дочь помогают накапливать свой домашний капитал.

В это время кастильцы уже давно – еще при втором губернаторе – Николасе де Овандо начали строить планы заселения Кубы. Пришедший новый губернатор – сын великого Христофора Колумба – Диего Колумб  (Колон) продолжил дело. И с острова Эспаньолы на Кубу уже в  конце 1511 года должны были отправиться  4 корабля с 300 добровольцами  во главе с Диего Веласкесом де Куэльяром.

Шли последние приготовления и  убийца  дона Бальбоа -  идальго Хосе Лопес   тоже подписался на этот поход вместе со своими головорезами, надеясь навсегда уехать с места преступления и скрыть свои злодеяния, а также мечтая разбогатеть на новых землях.

***

В течение месяца, касик Атуэй и его люди ходили в разные селения и уговаривали вождей и касиков двух разных народов — гуантахабеев и араваков собраться  вместе на Совет.

И хотя те и другие согласились пустить Атуэя и его 400 воинов  на расселение на своем острове в месте, называемом Лас-Пальмос или Баракоа, но отказались поначалу вместе встречаться.

В своих преданиях гуантахабеи рассказывали, как прекрасна  была жизнь здесь до того как индейцы араваки приехали на остров  и назвали его Кубой.

Вот это предание.

Когда только гуантахабэи   населяли остров, они ходили здесь абсолютно  голыми  и не понимали, как  можно этого стесняться. Здесь в  то время никто не ссорился и не воевал друг с другом. На всем острове было вдоволь пищи  и никто не голодал.

Сначала приехали несколько десятков человек араваков и прожили здесь несколько лет бок о бок с гуантахабеями, затем к ним приехали родственники. Их становилось все больше и больше. И все больше родственников и друзей араваков прибывало на остров к гуантахабеям.

 И люди вступали в браки и смешивалась кровь. Однако за одно поколение их численность стала в два раза больше и их воины стали отнимать земли и начались бесчисленные стычки между двумя народами.

Атуэй уговорами и призывами, разговорами  и воззванием к совести  все-таки смог собрать вождей и касиков народов  гуантахабея и араваков вместе. Совет решили провести  на территории, которую ему и его людям предоставили — в заливе Баракоа  (Лас – Пальмас).

Некоторые из касиков острова Куба,  так и не дали согласия на встречу и сопротивлялись всяким уговорам. Это был касик острова Куба  провинции Куэйба  - Гуаканагари, который уже давно принимал у себя многих францисканских монахов и доминиканских монахов, а также конкистадоров, например, Алонсо де Охеду, полумертвым выбравшимся из болота вместе со своими солдатами, после неудачной экспедиции на другие острова.

 

Еще также  был против  и не приехал царь провинции Макака на южной стороне Кубы, который принял крещение и звался «Командором». Этот же царь выстроил храм Деве Марии и не только сам принял христианскую веру, но и его соплеменники  поклонялись Деве Мари и украшали жилице пречистой Девы тканями. А также они расставили множество сосудов  с едой и питьем и  даже выучили и читали «Аве Мария»!

Ожидая  у себя вождей двух народов, Атуэй  готовился очень тщательно. Он взял десяток воинов из разных племен и народов, которым удалось вырваться из плена на Эспаньоле — это была пестрая смесь сильных и крепких людей с разными лицами, телосложением и оружием.

У каждого из них был свой след на теле от кастильцев  - у кого-то обожжены руки, у кого-то отрезан нос, у кого-то следы на ногах и руках от оков, которые он таскал на рудниках под землей, а у кого-то следы от плеток кастильцев, а у кого-то укусы от собак.

После долгих усилий настал день, когда вожди и касики со всего острова Куба собрались в гостях у Атуэя.

 - Гордые и смелые народы гуантахабея и араваков! - начал свою речь Атуэй. - Мы благодарны вам, что вы дали нам приют на вашей земле.

Его глаза блестели, его орлиный нос и натренированное в боях тело, его осанка вождя внушили уважение сидящим касиками и воинам народов Кубы.

- Мы знаем, что ваша Земля была лучше до того как сюда зачастили пришельцы. Знаем, как непросто вам дается мир между вашими гордыми народами. Понимаем,  как непросто после всего, что было, далось Вам ваше решение разрешить нам поселиться здесь. Но ваши войны друг с другом всегда сводились к тому, что вы устанавливали мир и снова жили  каждый по своим правилам. Но теперь к вам идет беда! Сначала на наши земли, а теперь и на ваши приходят люди, которые вооружены лучше нас: они знают  как делать  неломающиеся копья и мечи .... в это время один из воинов из Атуэя — как раз  один из калуса вынес тот меч, который они отняли у кастильца, задушенного ими в ночь побега.

- Этим мечом легко  рубятся деревья и никакое наше  оружие с ним не сравниться... - Атуэй поднял над головой меч.

- Они одевают  на себя панцири как черепахи, которые не берут ни какие стрелы, никакие наши мечи и даже топоры!

Он махнул,  и другой воин вошел в доспехах, снятых с убитого кастильца. Индеец необычно смотрелся  во  всем   этом и  это вызвало смех среди касиков и вождей народов гуантахабея и араваков.

К нему подошел Атуэй и, неожиданно схватив у одного из  воинов, охраняющих вождей араваков копье, со всего размаху попытался воткнуть его в нагрудник. Копье разлетелось с треском на куски.

Смех тут же стих и наступила тишина. Вожди и касики только хлопали глазами.

Тогда  Атуэй ударил по шлему каменным топором  и воин чуть присел и на шлеме образовалась вмятина. Все вокруг  чуть не оглохли от жуткого звука. Но вид этого привел замешательство, удивил и озадачил вождей и воинов. Когда же Атуэй сломал нож, сделанный из рыбной кости и каменный наконечник копья о панцирь,  то вожди удивленно стали перешептываться.

 

Фото. Памятник Атуэю.

Фото. Памятник Атуэю.

- И это не все!  - продолжил Атуэй. - Многие из Вас  видели их огромные лодки. Но не все знают, что там есть огромные — как они называют «пушки» -  разрубленный ствол дерева. Он сделан также как и панцири — только толще.

Они стреляют из него громом и молниями и круглыми ядрами — камнями  и нет от них защиты. Жилица падают, а люди тут же гибнут десятками. Есть у них еще такие же палки — они стреляют молниями и  в тело заходит вот такое  и  он показал пулю. Есть еще у них звери, не знающие пощады — они называют их «собаками».  Эти существа вырывают кишки и разгрызают любого как крокодилы. От них невозможно спрятаться — они везде вас найдут по запаху. От них самый огромный урон. И этими собаками пришельцы вносят смятение, ибо эти животные не знают страха. Их челюсти как челюсти аллигаторов. Они понимают их команды и бросаются  только на индейцев. И это еще не все — у них есть  четырехногие существа. Которых они заковывают в такие же непробиваемые панцири и которые несутся быстрее оленей, так что никто не может от них убежать. А пришельцы восседают  на них сверху и своими мечами и копьями пронзают воинов. Некоторые из Вас видели это. Но большинство – нет!

Он перевел дух и продолжил.

- Они поклоняются Богу и их Бог — это  Золото. Везде,  где они находят золото — они его забирают его себе, а людей, которые им владеют, убивают. Там, на чьей земле они находят золото — они селятся, а людей заставляют  для них добывать его из недр земли. Если кто отказывается  это делать, они наказывают его плетками из шкур своих животных.

Тут индеец, сопровождавший Атуэя, вышел вперед и показал свое тело — все исполосованное шрамами  от бычьих плеток.

 - Убить кого-нибудь для них так же просто как выпить глоток воды. Они сначала попросят вас о том, чтобы оставить  на ваших землях людей. Затем приедут на своих кораблях и начнут искать золото для своего Бога. Еще они запускают сначала своих людей, которых они чтят и которые уже ходят по вашим землям и говорят о своем боге — Христе. Но уста этих людей, хотя и ведут сладкие   и интересные речи, будут врать вам об их хорошем Боге. Когда эти бородатые люди поселятся на ваших землях, они будут отнимать ваших жен для своих забав, убивать или заставлять работать на себя и выращивать еду для себя. Всех мужчин и женщин заставят копать палками землю или загонят в недра земли добывать свое золото. А затем они отнимут Вашу ЗЕМЛЮ и назовут ее своей!  Мы, когда ехали  на вашу землю видели уже их КРЕСТ — значит, они уже объявили своей вашу землю и придут сюда.

Ропот недовольства и осуждения прошелся по  рядам касиков и вождей.

- Когда они придут, то вы не сможете жить  так  как хотите  - по вашим законам.  А будете вынуждены жить для них и поклоняться их богу! И работать будете вы на них каждый день, пока не умрете… и  вы,  и ваши дети и ваши внуки тоже будут работать только на них ради  их Бога - Золота. И все вы будете для них только рабами.

Он замолчал... Тихо стало вокруг. Пришедшие с ним воины стояли с окаменелыми лицами как живые свидетели правдивости  его слов. На них можно было легко рассмотреть все, что он говорил: собачьи укусы, глубокие раны от пуль  на руках и ногах, мечи пришельцев, которые они держали, доспехи, в которые они были одеты, сделанные из неведомого им материала.

Прошло какое-то время в молчании.  И один из вождей народа гуанатахабей поднялся и обратился к Атуэю:

- Ты пришел к нам с тем, чтобы просто напугать нас и рассказать о том, что мы должны умереть или у тебя есть что-то, что ты можешь нам предложить, чтобы беда не пришла в наши дома?

 - Да, — сказал Атуэй, - вы не будете изгнаны со своих земель, если пришельцы из другого мира не найдут у вас Золото. Если вы его закроете — они  найдут,  если вы спрячете  его в домах — они убьют вас за то, что вы спрятали и  все равно отберут его.  Но, если вы выбросите  его  в реку, то они не смогут его отыскать  ибо не смогут до него донырнуть, так как многие из них даже не умеют плавать.

Он перевел дух и продолжил:

- Еще хотелось бы вам сказать, что если мы объединимся, то наши воины дадут отпор этим людям. Хотя сначала мы думали, что это боги и чтили их, но боги не могут все время убивать и насиловать безо всякой причины. И они сделаны из такой же плоти и крови  как и мы. И также умирают, как и мы.

И сила понимает только силу. Мои люди умеют сражаться с ними и побеждать. Мы научим этому и ваших воинов. Будем едины — будем сильны!

- Знаешь ли ты, Атуэй, что люди, о которых ты говоришь нам, приезжали сюда много-много времени назад? Они  и установили огромный деревянный крест своему Богу в заливе, где вы сейчас обосновались (крест был установлен Христофором Колумбом в 1492 году и привезен из Испании – прим. автора К. А.). И приезжали они еще некоторое время назад. Мы следили за ними. Они на своих больших лодках обошли все наши земли (в 1509 году  Кубу и ее побережье нанес на карту  Себастьян-де-Окампо (1460 – 1514) – прим. автора К. А.)

Они были миролюбивы и меняли воду и фрукты на разные интересные вещицы. Они сходили на берег, но только для обмена и набора воды. У нас много таких вещей, которые ты показывал. После этого на наших землях и стало неспокойно — несколько таких лодок украли наших людей. И никто еще не вернулся.

Тут поднялся другой касик из рода араваков.

- К нам вернулись несколько человек, которым удалось убежать из плена бородатых пришельцев. Они рассказывали ужасные истории. Говорили о черных как ночь людях, которых привозят  и заставляют работать вместе с нашими людьми ( с 1502  года на Эспаньолу стали завозить первых рабов из Африки – прим. автора К.А. ). Говорили о бессмысленных и жестоких пытках. И  тоже говорили, что их люди любят золото.

 - Мы готовы дать тебе всех воинов. Всех, кто захочет пойти с тобой.  И нам тоже страшно, что эти люди придут на нашу землю. И  мы готовы, если это спасет наши народы,  сделать все, что ты скажешь... Но, готов ли ты защитить нашу землю?

 - Да, - сказал Атуэй, - Я – готов защитить Вас.  Мы приехали сюда, потеряв все. У нас нет страха. У нас есть ненависть. Каждый из нас потерял отцов, матерей  и детей. Наших  жен и сестер убили или изнасиловали   бородатые пришельцы. Наших детей утопили или убили. Наших братьев растерзали псы, сожгли или  развесили на крестах…. Мы - готовы. Нас не держит ничего, чего бы мы боялись.