Глава 12

Ашрафьян Константин ::: История Флориды от... Книга 1. 1511. Предыстория

Среди тех, кого продали в рабство, был юноша, которого звали Тампа («Тампа»  переводится на языке индейцев калуса как «огненная палка»– прим. автора К.А.). Ему и еще троим воинам  из племени калуса, захваченным  вероломными кастильцами  повезло больше всех: они были куплены богатым поселенцем - кастильцем Энрике  де Бальбоа. Ему понравилось то, что эти индейцы были высокого роста и выглядели достаточно крепкими. Богатый испанец купил их для себя.  Они должны были носить на носилках по острову его  дочь Изабелл и его самого.

Дочь Энрике, Изабелл, была красивой и веселой. Нрав у самого Энрике был достаточно спокойным и уравновешенным. Поэтому то, всем четырем индейцам калуса было достаточно вольготно, и они быстро восстановились.

Оказавшись среди кастильцев на  острове Эспаньола, индейцы калуса были удивлены миром, в который они попали.

Каждый день они смотрели на все это широко открытыми глазами.

Возводились каменные дома  и деревянные причалы. Постоянно  приплывали огромные корабли. Бесконечно шла торговля  черными рабами из Африки и индейцами. Лошади, козы, овцы, коровы, свиньи – вся живность, которая везлась из Старого Света в Новый Свет, пугала и заставляла удивляться  «Свирепых людей». Конечно, они сначала попытались убежать. Но их быстро поймали и забили до полусмерти бычьими плетками.

  После нескольких таких побегов, когда они еле выжили, они уже покорно носили  носилки и ждали…  ждали  своего часа, как ждет своего часа любой дикий зверь, чтобы скрыться в лесу или как ждет своего часа свободолюбивая птица в клетке…

На острове происходило то, что нельзя назвать ничем иным  как убийством тех, кто здесь жил. Индейцы калуса видели как местные вожди (касики) и шаманы торгуются в лавках, как они вынуждены отдавать кастильцам своих жен со слезами на глазах. Они видели как на рынке одному касику отрубили голову, за то, что он заступился за свою жену,  к которой приставал какой-то испанец.  А его жену затем просто забрал себе обидчик, втащивший ее за волосы к себе на лошадь.

Они часто говорили, хотя и плохо понимали друг друга, с другими индейцами, бывшими в доме дона Энрике де Бальбоа.

Много-много, очень много страшных вещей они видели за это время…

Они видели  кресты, на которых распинали индейцев, видели и как вели индейцев на рудники, видели также  как люди умирали от истощения,  рыхля  землю палками  или возводя дома  для испанцев.

 Но… пришел день….

Пришел день, которого все они ждали…

И как всегда он пришел неожиданно.

А дело имело такую историю.

В дочь дона Энрике де Бальбоа -  Изабелл - были влюблены сразу два идальго – Хосе Лопес и Кристобаль Гуэро. Один приехал из Кастилии, а другой – из Арагона.  Один поддерживал Понсе де Леона, а другой – партию сына Колумба.

 Хотя все знали, что дон Энрике торговал рабами, но это не было зазорным для тех, кто жил на Эспаньоле…. Это было гораздо прибыльнее, чем заниматься золотодобычей и также прибыльнее, чем  возделывать землю.

Отец Изабелл  – дон Энрике де Бальбоа никак не мог выбрать - кому отдать свою дочь – оба были настоящими католиками и защитниками католической веры, оба воевали в Европе во славу короля Испании – Фердинанда. И оба были бы отличной парой – они были смелы и красивы.

В одну из ночей в дом дона Энрике постучали. Звук был громким и настойчивым.  Открывшая прислуга подняла переполох. Раздались крики. Слуга  одного из идальго - Кристобаля Гуэро  - срочно требовал аудиенции среди ночи с доном Энрике и кричал, что пьяный идальго Хосе Лопес со своими слугами ночью ворвались в  дом его господина и требовали отказаться от дочери дона Энрике.

Он кричал, что между ними возникла драка, но людей идальго Лопеса было больше. Возникла большая потасовка между домочадцами и людьми Хосе Лопеса и они убили хозяина и перебили всех в доме.

На крики сбежались все домочадцы дона Энрике, так как эта новость переполошила всех, кто в эту ночь был в загородном доме дона Энрике.

Стоя на пороге, слуга убитого идальго Гуэро просил его быстрее впустить в дом, но слуги держали его перед дверью, ожидая, чтобы это разрешение дал сам Энрике де Бальбоа, который уже спускался  вниз….

И тут стрела из арбалета вонзилась в горло просителя и всполошившего весь дом слуге  убитого идальго Гуэро. Он дернулся и упал замертво под дикие крики всех домочадцев, на глазах которых это все  произошло.

То, что случилось дальше, было похоже на нелепость или на плохой сон больше, чем на реальность.

На пороге с окровавленным мечом в руках возник идальго Лопес. За ним следовали его слуги. Их было человек двадцать и у всех было оружие.

- Дон Энрике!  – закричал идальго Хосе Лопес, перекрывая крики ужаса домочадцев. - Я сразился в открытом бою с идальго Гуэро. И он пал. Я прошу руки вашей дочери. И вашего покровительства… и, если вы истинный католик, то примите мое предложение! Я привел священника!

Идальго Хосе  указал на священника-францисканца, у которого глаза вылезали из орбит от увиденного им, и которого подгоняли в спину его слуги….

Дон Энрике стоял в колпаке и ночной рубашке посреди залитого кровью крыльца.  На пороге своего загородного дома со свечой в руке. На ступеньках его собственного дома лежал убитый испанец.

Он не был трусом и любил свою дочь, поэтому смотря на окровавленный меч безумного идальго, он  тянул время и прикидывал что делать.

Основная его охрана была далеко – она охраняла очередную партию купленных индейцев в самом городе.  Здесь никого не было, кроме двух его телохранителей, которые уже бежали  с мечами в руках, услышав шум переполоха.

- Проспись Хосе!   – сказал дон Энрике.  – Давай утром обсудим все!

 - Этого утра для меня может не быть! – зло сказал идальго. - Сейчас или никогда!

 - Ты хочешь, чтобы я, отец своей дочери, испугался тебя и сейчас, когда ты совершил только что грех – убил такого же испанца, как и ты, я должен благословить ваш  брак? Нет, юноша, вы много на себя берете! – разозлился дон Энрике.  – И, если вы не уйдете немедленно, то я расскажу, что вы напали на меня со своими людьми!  Еще расскажу, то, что вы убили самого идальго Гуэро, который был вам соперником как только что рассказал убитый вами его слуга,  и убили вы его не в честной схватке, а полуспящего, подняв с постели как меня… Все мы слышали, что сказал этот несчастный, просивший у  нас убежища от ваших головорезов….

Воцарилось молчание….

 - Жаль, что вы это сказали!  – хмыкнул идальго  Хосе Лопес и прыгнул неожиданно на дона Энрике.

Закричали женщины. Подбежавшие запыхавшиеся телохранители дона попытались его закрыть, но в них тут же полетели стрелы из арбалетов и луков, пущенные людьми идальго.  И телохранители дона Энрике де Бальбоа  упали замертво, моментально испустив дух.

Идальго Лопес собственноручно трижды воткнул в дона Энрике свой меч. И затем крикнул своему отряду, чтобы они добили остальных и занесли тела в дом, и нашли поскорее Изабелл.

В это время дочь дона Энрике уже все видела из своего окна спальни на втором этаже. Она метнулась в комнату прислуги, но там никого не оказалось. Она бросилась в комнату охраны и там, на пороге, столкнулась  нос к носу с проснувшимися рабами-индейцами калуса. Они  также все видели, что происходит и не понимали ничего…

Подбежав к индейцу Тампе, она с мольбой посмотрела на него и его друзей. Затем,  схватив нож охранника, лежавший на том месте, где он недавно спал, перерезала их веревки.

 Услышав шум, к ним направились арбалетчик и лучник, из числа слуг идальго Лопеса.  Освободившись, от веревок, двое рабов индейцев-калуса,  прыгнули по одну сторону дверей, а другие двое – по другую и рукой показали, что нужно замолчать.

В то же мгновенье  в комнату зашли арбалетчик и лучник. Увидев дочь дона Энрике, они расслабились, и хотели было закричать идальго Лопесу о находке, но  четыре  индейца набросились на  них сзади, сбили с ног и прикончили, свернув им шеи. Затем, они выхватили мечи из ножен у обоих  и,  схватив у них лук со стрелами, бросились на выход.

В это время, открывая все двери в доме и в саду, идальго  Лопес  и его люди продолжали искать  дочь дона Энрике и всех домочадцев, кто там  находился….. Им попались молодые женщины, которых они тут же стали  насиловать… а когда те стали сопротивляться, то просто убили, чтобы не тратить время.

Обходя дом,  идальго Лопес и его люди  поджигали каждую комнату и выкрикивали имя дочери Изабелл.

А в это время четверо индейцев-калуса и дочь дона Энрике уже вылезли через окно на внешнюю сторону дома и побежали в джунгли.

За  домом стоял сарай. Там лежали, связанные по двое, приготовленные к продаже  двадцать рабов – индейцев-таино.  Услышав крики и треск, они стали пинать ногами в двери. Бежавшие мимо них индейцы-калуса  остановились  и открыли засов.

Связанных рабов они стали тут же освобождать, разбивая их деревянные колодки мечами, и перерубая веревки пленников.

Затем все вместе  - индейцы-рабы и Изабелл побежали в ближайший лес.

Однако задержка подвела их, так как идальго Лопес и  его люди уже дошли до места, где лежали их мертвые соратники. Окно было открыто и они, взглянув в него, увидели бегущих рабов.

- Ваша невеста там!  – заорал один из людей идальго.  - Она бежит с рабами!

В этот момент дочь дона Энрике  шарахнулась в темноту мангровых зарослей.

И тут же один из индейцев  калуса  - тот, которого звали Тампа, выпустил стрелу из лука, отобранного им у врага. Стрела залетела в оконный проем и попала в глаз одному из людей идальго Лопеса. Он закрутился, а затем испустил дух и повис в проеме окна.

Идальго и его солдаты не ожидали этого и оторопели. И тут же, спохватившись через мгновенье, выпустили из луков и арбалетов вдогонку индейцам несколько стрел. Однако только ранили одного из них.

Зарево пожара дома дона Энрике  освещало все вокруг…

Через некоторое время сюда прискакали всадники и прибежали солдаты под руководством идальго Лукаса Арбаледо  из Санта - Доминго, чтобы выяснить что происходит.

Дом уже был весь объят пламенем, и почти половина его сгорела и разрушилась,  а к другой части просто нельзя было подойти.

В огне  сгорел Дон Энрике  вместе со всеми своими домочадцами.

Подъехавшим солдатам и их командиру, идальго Хосе Лопес  сказал, что увидел, что индейцы, убежавшие в лес, подожгли дом. Он стал уверять, что, наверное, освободившись и, вооружившись, индейцы ворвались в дом дона Энрике и убили всю его семью… Подожгли и убежали.…

Далее Хосе сообщил, что, прибежав на пожар, и его люди хотели было преследовать их, но сами потеряли трех человек.

Идальго Хосе уверял идальго Лукаса Арболедо,  что все это было хорошо подготовлено  индейцами. И надо бы организовать погоню и вызволить дочь дона Энрике, и он готов возглавить эту миссию.

 Командир  солдат  - идальго Лукас Арболедо сказал, что напишет рапорт  для альгвасила, который сделает все, чтобы найти беглых рабов,  а утром приедут солдаты и помогут найти  в доме все, что осталось. Виситадор  вызовет завтра идальго к себе, чтобы записать, что произошло.

***

 В это время беглецы бежали сквозь чащу и дебри скрывающего во мраке лека. Все беглецы разбрелись. Четверо воинов из племени калуса и дочь дона Энрике – Изабелл  и один освобожденный местный индеец  пошли вместе своей дорогой.

Пока индейцы бежали, они говорили  о том, что бежать надо  туда, где  вождь индейцев таино - касик Атуэй вместе со своими воинами уплывает с  острова Эспаньола на другие острова, спасаясь от кастильцев.

Двое суток они шли сквозь мангровые леса, пробираясь ночью на свой страх и риск. У них было два меча, лук и немного стрел.