Бой у Арройо-дель-Инфьерно

Эрнесто Че Гевара ::: Эпизоды революционной войны

[5] Следуя вдоль этого ручья, мы поднялись в горы и разбили свой лагерь в ущелье, где находились два небольших крестьянских домика, которые наш отряд решил не занимать.

Фидель считал, что батистовцы немедленно направятся в пого­ню за нами и сумеют более или менее точно определить наше местонахождение. Он решил организовать засаду для вражеских солдат здесь и, в соответствии с принятым планом, расставил людей. Стремясь убедиться в правильности выбора места засады, Фидель постоянно обходил район нашего расположения.

Утром 19 января, во время проверки готовности отряда, произо­шел случай, который мог иметь серьезные последствия. Совер­шая обход, мы шли по густому кустарнику. Часовой Сьенфуэгос издали увидел группу людей, среди которых был человек в каске. (После боя у Ла-Платы я гордо носил трофейную каску капрала.) К счастью, в этот момент производилась чистка оружия, и лишь только винтовка Камило была в боевой готовности, Он нажал на спусковой крючок автоматической винтовки - и вместо очереди раздался только один выстрел. Пуля никого не задела. Больше выстрелить Сьенфуэгос не смог, так как что-то заело в винтовке. Но тут он понял, что это свои. Этот случай свидетельствовал о том нервном напряжении, которое испытывали наши бойцы в ожи­дании предстоящего боя. Даже самые спокойные из нас пережи­вали это состояние. Всем очень хотелось, чтобы побыстрее начал­ся бой и наступило хоть какое-нибудь облегчение.

На рассвете 22 января до нас донеслись одиночные выстрелы из района реки Пальма-Моча, которые заставили нас насторо­житься и привести себя в боевую готовность.

Уже был полдень, когда мы заметили человека у одного из домов. Сначала нам показалось, что это один из наших товари­щей, нарушивший приказ не подходить к домам. Но это был какой-то батистовский солдат, решивший обследовать дом. По­том появилось еще пять солдат. Вскоре трое из них куда-то ушли. Через телескопический прицел нам хорошо было видно, как один солдат, посмотрев по сторонам, нарвал травы и воткнул ее для маскировки в головной убор. Затем он присел в тени без каких -либо признаков беспокойства на лице.

Фидель первым выстрелом сразил этого солдата, который успел лишь крикнуть что-то и упал как подкошенный. В начавшейся перестрелке были убиты и два товарища этого несчастного солда­та. Вдруг я заметил, что в ближайшем ко мне доме находится еще один солдат, пытающийся скрыться от нашего огня. Я выстрелил и промахнулся. Второй выстрел попал ему в грудь. Солдат упал, выпустив из рук винтовку, воткнувшуюся штыком в землю. При­крываемый Креспо, я подобрался к дому и осмотрел убитого, за­брал патроны, винтовку и кое-что из снаряжения.

Бой был необычайно жестоким. Добившись выполнения по­ставленной задачи, мы вскоре стали отходить.

Мы израсходовали 900 патронов, а захватили всего 70 патронов и одну винтовку "гаранд", которую вручили майору Эфихенио Амейхейрасу. Он с ней прошел большую часть войны. Все счита­ли, что враг потерял четырех человек убитыми, но несколько месяцев спустя от захваченного нами доносчика узнали, что уби­тых было пять человек. Эта победа не была полной, но в то же время она не была и пирровой. Мы померялись силами с бати- стовцами в новой обстановке и выдержали это испытание.

Новая победа сильно подняла наш моральный дух. Воодушев­ленные, мы целый день без устали поднимались вверх, карабка­ясь по самым неприступным горам, чтобы уйти от преследования крупных сил противника. Наш отряд двигался параллельно бати- стовцам по противоположному склону гор. Так мы шли с ними в течение двух дней, не замечая друг друга. Однажды мы останови­лись на ночлег одном и том же месте, и нас отделяла всего лишь маленькая речушка Ла-Плата.

Преследующий нас отряд противника находился под командо­ванием лейтенанта Санчеса Москеры, который прославился сво­ими злодеяниями в Сьерра-Маэстре. Следует отметить, что вы­стрелы, услышанные за несколько часов до боя и позволившие нам встретить противника подготовленными, принесли смерть гаитянину, который отказался проводить батистовцев к нашему убежищу.

Все шли очень перегруженными, многие из нас несли по две винтовки. Путь был нелегким, но наше настроение, конечно, бы­ло не таким, каким оно было после разгрома у Алегрия-де-Пио. Несколько дней назад нами была уничтожена небольшая враже­ская группа, находившаяся в своей казарме. Теперь мы разбили головной дозор противника, численно превосходивший нас, и на практике поняли, что значит в войне этого типа внезапность действий.