Нефтяная конкиста или этногеноцид?

Нефтяная конкиста или этногеноцид? Иллюстрация - Khalil Bendib, Corpwatch

04.10.2013. Эквадор сегодня. Народ Эквадора должен отметить этот день, 03 октября 2013 года, минутой молчания, потому что в стране начался этнический геноцид, заявил депутат эквадорского парламента, один из лидеров левой оппозиции Пепе Акачо, представитель индейского движения Пачакутик.

«На нашей территории уже действуют семь нефтяных компаний, но что получили от этого индейцы ваорани?»

На заседании, приговорившем эквадорские джунгли к уничтожению, имели место минуты замешательства среди официалистов, некоторые из них были обеспокоены. Происходило что-то, не соответствующее «утвержденному» плану. И один из таких моментов был связан с выступлением Алисии Кауийя, вице-президента Ассоциации народа ваорани Эквадора (NAWE), которая резко высказалась против нефтедобычи в амазонской сельве.

До этого секретарь Национальной Ассамблеи Ливия Ривас закончила читать доклад с решением парламента Эквадора объявить вопросом национального интереса нефтяную эксплуатацию блоков 31 и 43, расположенных в национальном парке Ясуни. Габриэла Риваденейра, самый молодой председатель за всю историю законодательного органа, дала слово руководителю сообщества ваорани, которая была приглашена Комиссией биологической вариативности, принимавшей документ. Но ее выступление пошло вразрез с речами депутатов правительственной фракции.

«Мы хотим жить как ваорани. Раньше мы жили хорошо, с чистой водой. На нашей территории уже действуют семь нефтяных компаний, но что получили от этого индейцы ваорани? Мы не согласны с нефтедобычей на наших землях. Мы требуем референдума» - заявила Алисия Кауийя.

Не смотря на это, после 18:00 минувшего четверга эквадорский парламент 108 голосами официалистов и их союзников «за» одобрил запрос президента Республики Рафаэля Корреа, разрешая правительству начать добычу нефти в природоохранной зоне. Против подобного решения голосовали 25 депутатов. Карлос Витери, президент Комиссии биологической вариативности, рекомендовал пленарному заседанию одобрить запрос, заверив, что нефтедобыча будет вестись с соблюдением самых высоких уровней защиты окружающей среды.

Но депутата Лоурдес Тибан (PK) его речь не убедила. Она обвинила своего коллегу в том, что он противоречит сам себе: несколько лет назад Витери написал в своей книге «Пост-нефтяной Эквадор» о том, что «нужно оставить саму идею о нефти как о чем-то стратегическом для развития страны из соображений элементарного здравого смысла». По словам депутата Тибан, законодатели правительства обеспечили зеленый свет долгосрочной стратегии этногеноцида в Эквадоре.

По мнению представителя правой оппозиции Мае Монтаньо и ее коллеги Патрисио Доносо, налицо нарушение статьи 57 Конституции, где указано, что запрещена нефтедобыча или любое иное использование природных ископаемых на территориях народов, живущих в добровольной изоляции. Но заместитель председателя парламента Росана Альварадо уверила, что никогда не существовало запрета на добычу нефти на территории Ясуни, а Мигель Карвахаль (PAIS) заявил, что в решении отражена существенная составная часть: беспокойство парламента о диких народах. По его словам, в решении прослеживается, что во время нефтедобычи будет производиться постоянный мониторинг, и в случае обнаружения народов, живущих в добровольной изоляции, работы будут приостановлены, а государственная компания Petroamazonas будет ответственна за это.

В окрестностях здания Национальной Ассамблеи Эквадора собрались сторонники и противники уничтожения заповедника Ясуни. На большом экране передавалось в прямом эфире чтение 56 страниц доклада Комиссии биологической вариативности. Десятки людей, доставленных в Кито за государственный счет из различных точек страны, ждали окончания заседания, сидя кто где. Нудный голос секретаря Ливии Ривас Ордоньес, читавшей текст, провоцировал сонливое состояние. Лишь немногие, самые пылкие, кричали и размахивали зелеными флагами с эмблемой Альянса Паис, правящего движения Эквадора.

Отделенная полицейскими группа из не более 20 человек демонстрировала, напротив, свое несогласие с нефтяным использованием Ясуни. Они были в меньшинстве, но были куда активнее сторонников правительства, старавшихся явно не бесплатно. Они устали от попрания эквадорской Конституции, утомлены диктатом правительства, основанного на модели повальной эксплуатации ресурсов маленькой южноамериканской страны, возмущены тем, как власти пренебрегают мнением народа, не хотят быть соучастником убийства целой культуры, кричала биолог Алисия Франко и ее соратники. Манифестанты разместили на земле маленький алтарь, украшенный лентами, цветами и фруктами, с маленьким плакатом, на котором было написано: «Не хотим быть соучастником этногеноцида» и рядом поставили бутылку с надписью: «Чистая вода, только в 1 % есть яд. Ты хочешь?». Прибытие исполнителя собственных песен Хайме Гевара вдохнуло энергию в оппозиционную группу. Участники митинга танцевали с масками дьяволов, среди них была девушка в черной маске с изображением черепа.

Смущенные сторонники правительства не сдавались и выступали в поддержку нефтедобычи, которая, якобы, поможет бороться с бедностью, а не является способом выплаты части огромного долга Китаю. Они повторяли правительственную версию: добыча нефти будет вестись только на 1/1000 территории парка Ясуни, но доходы помогут миллионам эквадорцев.

Пока же от вчерашнего заседания парламента, одобрившего очередное предложение президента Рафаэля Корреа и его правительства, выиграли только продавцы соков, мороженого и бутербродов, которые бойко торговали на площади.

Пример удачного сопротивления нефтяной конкисте от эквадорской общины индейцев Сараяку:


Источник - Эквадор сегодня.