Екатерина Кнорозова: вокруг имени отца в последнее время появилось слишком много мифов

Екатерина Кнорозова - дочь великого учёного Юрия Валентиновича Кнорозова. Фото: Святослав Акимов, "Metro"

19.03.2018. Metro. Ольга Рябинина. В Мексике открыли памятник русскому учёному Юрию Кнорозову, сумевшему расшифровать письменность древних индейцев майя. Metro встретилось с его родными, живущими в Петербурге.

В Мексике имя Юрия Кнорозова хорошо известно – он давно стал для мексиканцев национальным героем. Там ему устанавливают уже второй памятник. А вот в Петербурге, где Юрий Кнорозов прожил почти полвека, до сих пор не установлено даже памятной доски. На эту несправедливость в последнее время обращают внимание многие краеведы. Но пока дело так и не сдвинулось с мёртвой точки, хотя Юрий Кнорозов работал в Музее антропологии и этнографии (Кунсткамера) с 1953 года до самой смерти в 1999 году.

В Петербурге живёт единственная дочь учёного – Екатерина Кнорозова. Она пошла по стопам отца и окончила восточный факультет. Сегодня это единственный в Петербурге специалист по традиционной вьетнамской литературе. Екатерина Юрьевна согласилась встретиться с корреспондентом Metro, так как считает, что вокруг имени отца в последнее время появилось слишком много мифов. Даже информации, которую распространяет "Википедия", нельзя полностью доверять.

Ася не была кошкой №1

Екатерина Кнорозова показывает фотографии отца, среди которых есть и самая известная: Кнорозов с сиамской кошкой Асей. Многие говорят, что она была его любимицей и чуть ли не "соавтором" книг.

– Папа действительно обожал животных, – говорит Екатерина Юрьевна. – Но Ася прожила у нас всего три года, однажды её выпустили погулять – и она пропала. После Аси был обычный полосатый кот, и он жил с нами лет 15. А в конце жизни была белая кошка, которая пережила отца на 8 лет. И он любил их тоже.

Опровергает Екатерина Юрьевна и сведения о том, что учёный долгое время жил в каморке при музее. Всю свою жизнь он работал дома, а в Кунсткамере у него было лишь два присутственных дня.

– Отец был очень аккуратным человеком, – вспоминает Кнорозова. – У него всегда всё лежало на своих местах. Государство дало ему квартиру на "Академической", и там был идеальный порядок. Я не могу сказать, что отец был богатым человеком, но в семье был достаток. Поэтому меня крайне возмущают слухи о том, что он якобы собирал окурки по помойкам. Он же не был нищим!

Екатерина Кнорозова говорит, что информация о сверхъестественных способностях её отца и даре лечить людей также не более чем миф. Да, Юрий Кнорозов интересовался медициной и даже хотел учиться на врача.  В сфере его интересов были шаманские практики. Но сам он никаких обрядов, конечно же, не совершал. Более того, был крещёным в православной вере.

– Меня часто спрашивают, как же он сделал такое выдающееся открытие – расшифровал письменность майя, – рассказывает Екатерина Кнорозова. – Он просто был энциклопедически образованным человеком. Телевизор почти не смотрел, зато постоянно читал. Я думаю, свою роль сыграло то, что у отца был математический склад ума. В сохранившейся у нас библиотеке много книг по физике, астрономии, химии, математике. Он разбирался во всём.

Умер Кнорозов в 1999 году в одной из городских больниц в обычной палате. Это произошло в 6 часов утра – родных в это время врачи не пускают.

– Говорить о том, что отец ушёл из жизни в одиночестве, покинутый всеми, оскорбительно для его семьи, – говорит Екатерина Юрьевна. – Жена не могла доехать до него из-за больных ног – ей тогда было 77. А я навещала отца в день накануне смерти. Он был любим своей семьёй и окружён заботой.

Открытие Юрия Кнорозова оценили во всём мире
В 1950-х годах считалось, что письменность индейцев майя не поддаётся расшифровке. Главным специалистом в мире по этой теме был американский учёный Эрик Томпсон, и он утверждал, что иероглифы майя – всего лишь картинки.
Юрий Кнорозов как-то нашёл в Кунсткамере две старых книги: "Кодексы майя", изданные в Гватемале, и "Сообщение о делах в Юкатане" Диего де Ланды. На расшифровку письменности майя у учёного ушло всего несколько лет. Кнорозов опубликовал статью, где предложил новый принцип её расшифровки. Он настаивал, что каждый иероглиф соответствует не предмету или букве, а отдельному слову или слогу. Таким образом, учёный доказывал, что иероглифы можно читать вслух. Кнорозов сделал cвоё открытие, хотя даже не бывал в Мексике. "Я кабинетный учёный. Чтобы работать с текстами, нет необходимости скакать по пирамидам", – скажет он позже. Памятники майя Кнорозов увидит живьём лишь в 1990 году.

Источник – Metro