Возвращение в Ла-Венту. Новые открытия в 1980-х гг.

Табарев Андрей Владимирович ::: Древние ольмеки: история и проблематика исследований

1.6.

В 1984 г. Ребекка Гонзалес при поддержке Национального института антропологии и истории (INAH) возобновила исследования в Ла-Венте. Уже в 1988 г. эти исследования стали частью боль­шого совместного проекта INAH и Института культуры штата Табаско, целью которого являлись спасательные археологические работы на памятнике, который вошел в зону нефтедобывающих компаний (РЕМЕХ). На территории памятника появились грунтовые дороги и даже взлетная полоса для самолетов и вертолетов, которые нарушили ансамбль Ла-Венты[137].

Очень важные находки были сделаны местными жителями при сельскохозяйственных работах в районе Сан-Лоренсо в штате Веракрус. В 1987 г. фермер, расчищавший от травы небольшой холм недалеко от маленькой деревушки Эль-Азузуль в непосредственной близости от Сан-Лоренсо, обна­ружил там скульптурную композицию из двух фигур близнецов в сложных головных уборах, сидящих напротив двух ягуаров[138]. Владелец земли отказался перемещать скульптуры и построил над ними небольшой павильон (рис. 38). Таким образом, Эль-Азузуль - один из немно­гих ольмекских ансамблей, обнаружен­ных и оставленных in situ. Эта наход­ка подтвердила ранее высказывавши­еся предположения о существовании у ольмеков целой системы мобильных скульптурных контекстов, расположен­ных на вершинах холмов и потухших вулканов.

Рис. 38. Скульптурная композиция из двух фигур близнецов, сидящих напротив ягуаров. Эль-Азузуль (по: [The Olmec World..., 1995, p. 16]).

Совершенно новая страница в ис­тории изучения ольмекской культуры была открыта с обнаружением памят­ника Эль-Манати (El Manati), располо­женного у подножия холма, окруженно­го болотами. Особенностью ландшаф­та, предопределившего возникновение здесь, начиная с раннеформативного периода, ритуального центра, было сочетание горы (холма) и источника чистой воды. По имеющимся данным, первые находки были известны в этом месте еще с 1982 г., а в 1987 г. при рытье пруда местные крестьяне обнаружили первый антропоморфный деревянный бюст-статую. Последовавшие за этим археологические раскопки под руководством Понсиано Ортиз Себаллоса (Университет штата Веракрус) и Марии дель Кармен Родригес (INАН) принесли удивитель­ные результаты. На протяжении нескольких столетий (1600-1200 г. до н. э.) Эль-Манати служил важ­ным церемониальным центром, где жертвы, подарки и приношения богам погружались в воды источ­ника. Благодаря отсутствию в природном контексте кислорода, из-под земли и грязи было извлечено значительное количество изделий из органических материалов, столь редких на ранее известных ольмекских памятниках. Среди находок - более 40 деревянных бюстов, раскрашенных красной и черной красками, изделия из раковин, каучуковые сфероиды (для игры в мяч), остатки плетеных циновок и веревок, а также кости животных, керамика, обсидиановые пластинки, шлифованные и полированные кельты. Особо важными считаются находки костей младенцев (возможно, даже новорожденных), принесенных в жертву[139].

Интересные находки продолжали поступать и из других районов Мезоамерики. В штате Герреро археолог Гваделупе Мартинес Донхуан начала раскопки памятника, получившего название Теопанте-куанитлан (Teopantecuanitlan) - «Место Храма Ягуаров» (рис. 39). Среди комплекса скульптурных и архитектурных сооружений выделяются остатки системы водоснабжения, которая по времени, возможно, даже древнее известной системы в Сан-Лоренсо. Каменная голова - не колоссальная, как в Ла-Венте или Сан-Лоренсо, а лишь крупная, датируется временем 2800-2600 л. н.[140]. Другим перспективным памятником в этом районе, обнару­женном в 1980-х гг., является Чилпансинго (Chilpancingo)[141].

-------------

Игра в мяч*

Игра двух команд в мяч на спе­циальной площадке («корте») фиксируется, по данным археоло­гии и этнографии, на территории Мезоамерики и Центральной Аме­рики на протяжении по крайней мepe 2 тыс. лет до открытия Нового Света европейцами.

Условием игры являлась дос­тавка мяча за линию обороны соперника или попадание в специ­альное углубление в земле или в кольцо на стене.


Рис. IX. Изображение ребенка, играющего в мяч. Полая керамическая фигурка (предположительно из комплекса памятника Лас-Бокас). На изображении сохранились следы красного пигмента. Высота 28 см.

О распространении игры сви­детельствуют остатки «кортов» и разметки специальных площадок, изображения на керамических сосудах и стенах архитектурных со­оружений, скульптура и мелкая пластика (рис. IX).

Первые находки каучуковых сфероидов (мячей) известны по ольмекскому памятнику Эль-Манати, а наиболее древний корт (ок. 3 400 л. н.) был исследован археологами на памятни­ке Пасо-де-Ла-Амада в штате Чиапас на тихоокеанс­ком побережье.

Игра в мяч, носившая ритуально-церемониальный характер, достигла апогея своего развития у майя. Судя по конструкции кортов, она собирала по несколько тысяч зрителей. На территории распространения этой культуры извест­но ок. 2 тыс. площадок. Самая большая из них - 70 на 168 м - находилась в Чичен-Ице. Всего же в этом центре было 13 «кор­тов».

По сведениям испанских хро­ник времен конкисты, мы знаем об игре в мяч, которая была популяр­на у астеков и называлась тлачтли. О важности этой игры свиде­тельствует тот факт, что ежегодно в столицу астекской империи импор­тировалось 16 тыс. каучуковых мя­чей.

Наиболее эффектная гипотеза связывает игру в мяч с ритуальным пролитием крови и человеческими жертвоприношениями. Эта сторо­на игры отражена в эпосе майя «Пополь Вух» в рассказе о брать­ях-близнецах, обезглавленных и возрожденных.

* См.: История и семиотика индейских культур Амери­ки. - М.: Наука, 2002. - 574 с; Лебедева Н. Г., Табарев А. В. Игра в мяч в Мезоамерике: время возникновения и про­блемы реконструкции // Интеграция археологических и эт­нографических исследований. - Омск; Нальчик: Изд-во ОмГПУ, 2001. - С. 65-67; Ball Courts and Ceremonial Plazas in the West Indies. - New Haven, 1983.

-----------

Новый этап исследований памятника Абах-Такалик (штат Чиапас) был начат в 1987 г. Мигуэлем Корсо Оррего при поддер­жке Министерства культуры и спорта Мек­сики. Обнаружение в ходе раскопок площад­ки для игры в мяч подтвердило широкое распространение этой игры в Мезоамерике уже в среднеформативном периоде[142].


Рис. 39. Одна из четырех «Т-образных» скульптур, украшавших западную и восточную стороны прямоугольной площади в Теопантекуанитлане, Штат Герреро. Одни специалисты усматривают в них изображение Бога кукурузы, другие – символическое изображение священных гор, третьи – ориентиры положения солнца в периоды равноденствия (по: [The Olmec World..., 1995, p. 107]).

Там же, в Чиапасе, Пьер Агринье ис­следовал серию местонахождений у побе­режья Тихого океана. Особое значение име­ют материалы памятников Мирадор (Mirador) и Плюмахильо (Pluraajillo). По мне­нию автора раскопок, керамический мате­риал этих памятников очень близок к мате­риалам Сан-Лоренсо и Ла-Венты. Возмож­но, что это результат определенных контак­тов или даже присутствия носителей древнеольмекской культуры в районе штата Чи­апас. Причиной тому могли быть интенсивные разработки местных источников охры, а также гема­тита и магнетита[143].

Новые находки ольмекских изделий были сделаны на памятниках культуры майя. Так, в Север­ном Юкатане в 1984 г. был найден клад из 40 жадеитовых предметов, собранных, по всей видимости, из разных мест еще в среднеформативном периоде[144]. Среди ранне- и среднеформативных материа­лов, обнаруженных в ходе многолетних исследований в Копане (центр майя позднеклассического времени на территории Гондураса), была и керамика с «ольмекскими» мотивами. Первые подобные находки были сделаны еще в 1893 г. вместе с погребениями в гроте[145]. В ходе раскопок аналогичных погребений под каменными насыпями, проведенных в 1980-х гг., археологи обнаружили сотни жадеи­товых украшений. Одно из погребений сопровождалось четырьмя керамическими сосудами, девя­тью полированными кельтами, и более чем тремя сотнями изделий из жадеита (бусы, подвески в виде клыков ягуара, серьги, клипсы, гривны, браслеты). Возможно, что это один из самых ранних из жадеитовых комплексов в доколумбовой Америке (2900-2400 л. н.)[146]. Отдельные находки из жадеи­та известны и в других районах Гондураса[147].

Целый ряд важных публикаций появился в 1980-е гг. Большинство из них - материалы круп­ных научных форумов и конференций. Среди наиболее значимых публикаций: «Ольмеки и их сосе­ди», посвященная памяти М. У. Стирлинга, «Ольмеки в региональной перспективе», «Новейшие исследования по ольмекской цивилизации»[148]. Отметим в этой россыпи статей и докладов знаковую работу Р. Дила, озаглавленную «Ольмекская археология: Что мы знаем, и что мы хотели бы знать». В ней автор сформулировал 19 принципиальных вопросов, на которые предстояло отве­тить будущим исследователям, - вопросы об экономической базе ольмекской культуры, социо­культурном развитии, религии и искусстве, причинах угасания культуры и ее связях с соседними культурами[149].

В 1980-х гг. появляются и первые подробные библиографические сводки по ольмекской про­блематике и истории исследования ольмекских древностей, начиная с публикаций второй половины XIX в.[150]


[137] Проект известен под названием «Археологический проект Ла-Вента» (Proyecto Arqueologico La Venta - PALV) (см.: Gonzalez Lauck R. Proyecto arqueologico La Venta // Arqueologia. - 1988. - Vol. 4. - P. 121- 165; Rust W. F. Ill, Sharer R. J. Olmec Settlement Data from La Venta, Tabasco, Mexico // Science. - 1989. - N. 242. - P. 102- 104).

[138] См.: Cyphers A. Olmec Sculpture and Architecture of the Azuzul Acropolis, Loma del Zapote, Veracruz, Mexico // Research and Exploration. - 1994. - Vol. 10. - P. 294- 305; Cyphers A., Botas F. An Olmec Feline Sculpture from El Azuzul, Southern Veracmz // Proceedings of the American Philosophical Society. - 1994. - Vol. 138. - P. 273-283; Stuart G. E. New Light on the Olmec // National Geographic. - 1993. - Vol. 184, N. 5. - P. 88-115.

[139] См.: Ortiz P., Rodriguez M. del C. Proyecto Manati 1989 // Arqueologia. - 1989. - N. 1. - P. 23- 52; Idem. The Sacred Hill of EI Manati // Olmec Art and Archaeology in Mesoamerica. - New Haven, 2000. - P. 75- 93; Stuart G. E. New Light on the Olmec // National Geographic. - 1993. -Vol. 184, N. 5. -P. 88- 115.

[140] См.: Martinez D. G. Teopantecuanitlan, Guerrero: Un sitio olmeca // Revista Mexicana de Estudios Antropologicos. – 1982 [1984]. -Vol. 28. -P. 123- 132; Idem. El sitio olmeca de Teopantecuanitlan en Guerrero // Anales de Antropologia. - 1985. - N. 22. - P. 215-226; Idem. Teopantecuanitlan // Primer Coloquio de Arqueologia у Etnohistoria del Estado Guerrero. - Mexico, 1986.-P. 53-80.

[141] См,: Robles R. R., Martinez G. D. Hallazgos funerarios de la Epoca Olmeca en Chilpancingo, Guerrero // Arqueologia. - 1989.-V. l.-P. 13-22.

[142] Orrego M. C. Investigaciones arqueologicas en Abaj Takalik, El Asintal, Retalhuleu, Ano 1988, Reporte N. 1. - Guatemala, 1990.

[143] Agrinier P. The Early Olmec Horizon at Mirador, Chiapas, Mexico // Papers of the New World Archaeological Foundation. - 1984. - N, 48; Idem. Mirador Plumajillo, Chiapas у sus relaciones con quarto sitios del Horizonte Olmecaen Veracruz, Chiapas у la Costa de Guatemala // Arqueologia. - 1989. - Epoca 2. - N. 2. - P. 19-36.

[144] См.: Andrews E. W. V. A Cache of Early Jades from Chacsinkin, Yucatan // Mexicon. - 1987. - N. 9. - P. 78-85.

[145] См.: Gordon G. B. Caverns of Copan, Honduras: Report of Explorations by the Museum, 1896-1897 // Memoirs of the PeabodyMuseum of American Archaeology and Ethnology. - 1898. -Vol. l.-P. 137-148.

[146] См.: Fash W. S. Scribes, Warriors, and Kings. - London; N. Y., 1991; Schele L., Miller M. E. Blood of Kings. - Fort Worth, 1986.

[147] См., напр.: Healy P. F. Ancient Honduras: Power, Wealth and Rank in Early Chiefdoms // Wealth and Hierarchy in the Intermediate Area. - Washington, D. С - 1992. - P. 85-108.

[148] The Olmec and Their Neighbors. - Washington, D. C, 1981; Regional Perspectives on the Olmec. - Cambridge; N. Y, 1983; El Preclasico о Formativo: Avances у Perspectivas: Semmario de Arqueologia. Dr. Roman Pina Chan. - Mexico, 1989.

[149] Diehl R. A. Olmec Archaeology: What We Know and What We Wish We Knew // Regional Perspectives on the Olmec. - Cambridge; N. Y„ 1989. - P. 23-26.

[150] Solaria N. G., Schavelson D. G. Corpus Bibliografico de la Cultura Olmeca. - Mexico, 1980; Beverido P. F. Bibliografia Olmeca. - Xalapa, 1986; Idem. Breve Historia de la Arqueologia Olmeca // La Palabra у El Hombre. - 1987. - N. 64. - P. 161-194.