За административную автономию

Стельмах В.Г., Тишков В.А., Чешко С.В. ::: Тропою слез и надежд. Книга о современных индейцах США и Канады

В мощном, но одновременно разрозненном и потому на первый взгляд весьма хаотичном потоке многочис­ленных правозащитных акций индейцев между тем просматриваются своего рода сгустки узловых проблем, вокруг которых и происходит на практике политическая борьба коренного населения. Одним из самых наболев­ших вопросов такого рода в современный период был вопрос об уровне автономии индейских сообществ, ко­торый и стал краеугольным камнем борьбы коренных американцев за свои права.

В первое послевоенное десятилетие ее острие было нацелено на отмену терминации. Основную тяжесть противодействия этой политике в то время взяли на себя отдельные общины, причем не только те, кому непосред­ственно грозила ликвидация статусного положения. С резким осуждением курса федерального правитель­ства выступил, к примеру, в 1955 г. совет резервации кламатов, уже испытавших на себе действие терминационных законов. Параллельно с этим лидер общины зуньи Д. Аблета от имени многочисленных народов пуэбло также направил в Вашингтон послание, в ко­тором он публично поставил под сомнение право адми­нистрации Эйзенхауэра в одностороннем порядке анну­лировать индейское законодательство Нового курса, хотя тогда правительство страны вовсе не планировало свернуть свои обязательства относительно пуэбло. Увы, эти и подобные им акции не были скоординированы. Более того, как отмечалось ранее, руководство ряда общин поддержало политику федерального правитель­ства.

Печальные результаты терминации, ставшие оче­видными уже в начале 60-х годов, послужили основной причиной пересмотра общинным руководством своей позиции в отношении политики правящих кругов. Окон­чательно утратив иллюзии, лидеры индейских сооб­ществ начали единодушно выступать против любых попыток урезать суверенные права общин. Эту борьбу возглавил НКАИ. В программном заявлении 1961 г. его тогдашний президент К. Уэсли провозгласил сле­дующее: «Индейцы... убеждены в своем праве на мест­ную автономию... которая должна существовать, пока они считают это нужным. Все, что хотят коренные жители, — чтобы им было позволено сохранить общин­ное самоуправление и... обладать той степенью суве­ренности, какая соответствовала бы их потребно­стям» 5 Данная установка находила отражение в резо­люциях всех ежегодных конвенций НКАИ, начиная с 1962 г.

Положительное значение принятия подобных декла­раций заключалось в переходе борьбы за общинную автономию на более высокий, общенациональный уро­вень. К сожалению, аналогичным образом нельзя оценить характер выдвинутых НКАИ требований, кото­рые свелись по сути дела к восстановлению общинного суверенитета на уровне установок Нового курса. Это означало в действительности, что лидеры НКАИ наме­ревались вести борьбу не против политики угнетения коренных граждан США, а лишь за изменение ее крайностей путем частичных реформ. Объективно такой курс удовлетворял интересы буржуазных и средних слоев индейского населения.

Не менее наглядное отражение соглашательская по­зиция НКАИ нашла и в предпринятых им конкретных акциях. НКАИ регулярно направлял в конгресс резолю­ции, призывавшие американских законодателей отка­заться от осуществления терминации. Широко практи­ковалась и официальная переписка с высшими долж­ностными лицами, включая президента страны. Нема­лые усилия затратило руководство НКАИ и в плане установления неформальных контактов с представи­телями администрации США.

Избранная НКАИ тактика вряд ли могла привести к успеху, но конкретно-исторические условия на рубеже 60—70-х годов сложились в пользу либеральных индей­ских группировок. В обстановке радикализации полити­ческой борьбы коренных американцев, проходившей на фоне общедемократического подъема, правящие круги США перешли в индейском вопросе к социальному ма­неврированию, пойдя на удовлетворение ряда умерен­ных требований граждан-индейцев. В специальном президентском послании от 6 августа 1970 г., как изве­стно, был провозглашен переход от терминации к содействию самоопределению общин. Провозглашение новой индейской политики было воспринято руковод­ством НКАИ с нескрываемым удовлетворением, по­скольку для него это означало завершение борьбы за суверенный статус индейских сообществ. На массовом форуме коренных американцев по проблемам самооп­ределения в г. Канзас-Сити в марте 1971 г. предста­вители либеральных индейских группировок выразили свою полную поддержку политике самоопределения, так как, по их мнению, она предоставляла индейцам необходимый уровень автономии. Более того, они обру­шились с резкими нападками не только на радикаль­ные организации коренных жителей, чьи решительные акции в действительности и были причиной, побудившей власти пересмотреть свой курс, но и даже на тех ли­деров общин, которые настаивали на осторожной оцен­ке заявлений Р. Никсона. Строго говоря, с начала 70-х годов НКАИ и примыкающие к нему группировки сняли с повестки дня вопрос о самоуправлении общин.

Рамки автономии, удобные для буржуазных и сред­них слоев населения резерваций, были объективно не­приемлемыми для широких кругов трудящихся-индейцев. Поэтому изменение политики федерального прави­тельства не могло привести к окончанию борьбы за автономию. В 70-е годы тон в ней стали задавать новые, радикально настроенные индейские лидеры, группиро­вавшиеся вокруг ДАИ. В противовес «умиротворенным» либералам эта организация выдвинула в специальном документе — «Декларации о сохранении независимо­сти» 1974 г. — концепцию подлинного самоопределения индейцев. В нем, в частности, говорилось: «Коренным народам и группам населения предоставляется такая степень независимости, какую они могли бы пожелать в соответствии с международным правом», вплоть до «провозглашения общин независимыми нациями». При этом гарантией использования ими права на автономию должны были бы стать договоры XIX в. между прави­тельством и независимыми тогда племенами, а не аме­риканские законы, принятые в ту пору, когда переселен­ные в резервации индейцы лишились возможности самим определять свое место в политической структуре страны 6 Тезис о подлинном самоопределении много­кратно подвергался нападкам со стороны американских средств массовой информации, обвинявших ДАИ в сепаратизме. Но это обвинение нельзя считать справед­ливым, так как приведенные выше формулировки не содержат призывов к отделению от США. Они лишь подчеркивают неотъемлемое право коренных жителей самостоятельно решать вопрос о широте рамок своего автономного статуса, а не отдавать его на откуп пра­вящим кругам страны.

Практические шаги ДАИ в указанном направлении в отличие от акций НКАИ в 60-е годы также имели конкретную ориентацию. В 1978 г. движение стало од­ним из организаторов и участников наиболее массовой демонстрации за истекшие 10—15 лет — «Самого длин­ного индейского перехода», важнейшей целью которого было, в частности, заставить конгресс отказаться от рассмотрения антиобщинного законопроекта Д. Канингхема. Этот билль был отвергнут, что позволяет говорить в данном случае о полном успехе ДАИ.

Очередной раунд борьбы за автономию индейских сообществ начался после прихода к власти в 1980 г. президента Р. Рейгана. Его администрация, урезая гарантированную общинам помощь, по сути дела начала осуществлять политику финансового удушения органов индейского самоуправления. С целью остано­вить это новое наступление на автономию индейцев ДАИ в сентябре 1982 г. провело в г. Дейвис (Кали­форния) Международный индейский трибунал. На этом форуме была подчеркнута связь между урезанием помощи коренным жителям и ущемлением их полити­ческой свободы, так как функционирование индейской автономии без соответствующей финансовой основы — чистейшая фикция. Участники трибунала обратились с призывом ко всем американцам требовать отставки президента Рейгана, но эта инициатива ДАИ не встре­тила поддержки других организаций индейцев. Вопрос о суверенитете общин остается открытым.