В попытках отстоять земли

Стельмах В.Г., Тишков В.А., Чешко С.В. ::: Тропою слез и надежд. Книга о современных индейцах США и Канады

Другой важный компонент борьбы коренных жите­лей США — борьба за свои земли. В современный период она велась по двум основным направлениям. Первое из них связано с сохранением и укреплением земельной собственности индейцев как таковой, а вто­рое преимущественно касается предотвращения различного рода экологического ущерба, наносимого ин­дейским территориям в результате экономической ак­тивности горнодобывающих и энергетических корпо­раций.

К сложнейшему комплексу земельных проблем ко­ренного населения, охватываемых первым направле­нием, относится прежде всего восстановление собст­венности индейцев на ряд территорий, отторгнутых у них вопреки договорам XIX в. Специфика ситуации в США в этом вопросе заключается в следующем. В отличие от Канады, где вплоть до 70-х годов так называемое аборигенное право на владение землей не признавалось как таковое, американские власти с 40-х годов официально признают исторические пре­тензии индейцев на определенные, территории. Собст­венно говоря, создание в 1946 г. Комиссии по индейским искам (КИИ) означало формальное подтверждение этого права. Однако основной принцип правительст­венной политики в данной области, как явствует из текста закона о создании КИИ, Заключается не в том, чтобы вернуть коренным американцам незаконно от­торгнутые у них земли, а в том, чтобы окончательно ликвидировать поземельные претензии путем выплаты общинам денежной компенсации за так называемую историческую несправедливость. Весь процедурный ме­ханизм решения таких претензий также был нацелен на лишение общин каких-либо иных путей удовлетво­рить свои законные требования: КИИ, наделенное ста­тусом независимого агентства, самостоятельно решало, законен или нет иск, который община предъявляла американским властям. В случае положительного за­ключения она же определяла величину денежной ком­пенсации, после чего данный иск передавался в конг­ресс, решавший этот вопрос окончательно путем изда­ния соответствующего закона.

Недостаточно осознавая непоследовательность пра­вительственного курса в вопросе о земельных исках и процедурные сложности, связанные с ними, индейские общины по всей территории США в 50—60-е годы были поистине захвачены движением за составление фор­мальных территориальных претензий американским властям. Достаточно сказать, что к середине 70-х го­дов в КИИ скопилось 295 исков на сумму свыше 657 млн долл. Величина компенсации отдельных претензий колебалась от 2,5 тыс. долл. (община понка) до 32 млн долл. (общины флоридских семинолов). В территориальном отношении наиболее крупные иски предъявили общины северо-западных и атлантических штатов.

Большая активность общинного руководства в дан­ной области объяснялась прежде всего тем, что перво­начально их умеренных лидеров весьма привлекла идея решения земельных проблем посредством исков. И эти надежды получили было мощный стимул после достижения положительного решения по иску общин пассамакуоди и пенобскот. В 1980 г. конгресс после длительных дебатов удовлетворил их претензии, приняв закон о выплате индейцам компенсации на сумму 26 млн долл. Кроме того, правительство обязалось содействовать этим народам в покупке дополнительных земельных угодий.

Однако перечень успешно завершившихся перегово­ров по территориальным претензиям коренных амери­канцев на этом фактически закончился. Эйфория, вы­званная решением по иску общин штата Мэн, быстро исчезла. Чаяния индейцев разбились о неприкрытое стремление правящих кругов Соединенных Штатов пре­вратить их земельные претензии в многолетний, изну­рительный, дорогостоящий для общин процесс пере­говоров, юридических разбирательств, легальных про­волочек, с тем чтобы в конечном итоге на «законной» основе свести справедливые требования коренного на­селения на нет. Ярким примером подобной практики может служить иск катауба.

В 1976 г. руководство этой общины обратилось в КИИ с иском о компенсации отнятой у нее в прошлом столетии властями Южной Каролины территории пло­щадью около 140 тыс. акров. При этом Д. Блу, президент совета катауба, заявил о твердом намерении «вести переговоры по наилучшему решению земельного спора» путем конструктивного судебного разбирательства. Он откровенно противопоставил свою тактику «беззаконию действий воинственных радикалов», подчеркнув стрем­ление осуществить запланированную акцию в «наибо­лее дружелюбной форме».

Лидерам катауба, однако, не помогла их верно­подданническая риторика. В октябре 1978 г. община получила первый удар. КИИ заморозил иск на том основании, что власти штата, без участия которых в переговорах нельзя было осуществить разбиратель­ство, отказались вступать в прямые контакты с предста­вителями индейцев. Лишь благодаря консультативной помощи НАРФ Блу, оспоривший данное решение в апел­ляционном суде, сумел протолкнуть иск катауба в кон­гресс. Это произошло в начале 80-х годов, и на этом уровне претензии индейцев остались и по сей день. Только после этого вера лидеров катауба в справедли­вое решение их территориальных претензий наконец пошатнулась. «Это — попытки общества посредством политических механизмов навязать индейским общинам несправедливое решение, не учитывающее их прав и нужд»,— с возмущением отметил Блу в ходе одного из недавних слушаний конгресса по поводу иска индейцев Южной Каролины 7

Судьба усилий катауба добиться осуществления своих требований законным порядком типична для подавляющего большинства индейских земельных исков. Однако в арсенале американских властей по­мимо бюрократических проволочек имеется немало более жестких средств борьбы с попытками коренного населения утвердить земельные права. Такая тенденция стала особо характерной в период администрации Рей­гана. Сам президент, в частности, в апреле 1983 г. вмешался в обсуждение конгрессом иска пекотов, оста­новив начатые еще в 1976 г. прения наложением вето на законопроект о компенсации. Одновременно с этим по инициативе администрации началось рассмотрение за­конопроекта о лишении индейских общин права предъ­являть правительству земельные иски. Эти шаги при­вели в негодование даже умеренное общинное руковод­ство и либеральные индейские группировки, упорно стремившиеся сотрудничать с властями. Все они обви­нили правительство в нарушении 5-й поправки консти­туции страны, касающейся запрета изъятия собствен­ности без справедливой компенсации.

Что же касается представителей радикально-демо­кратического течения в политической борьбе коренных американцев, то их отношение к решению земельной проблемы общим путем выплаты им денежной компен­сации за фактический отказ от прав на землю носило и носит принципиально иной характер. Для руковод­ства ДАИ, к примеру, обмен исторических земельных прав индейцев на деньги полностью неприемлем. «Ос­новной вопрос — это земля, а не купюры. Удовлетво­рившись компенсацией, мы становимся пособниками правящих кругов, которые эксплуатируют богатства и ресурсы индейских народов», — подчеркивалось в одном из заявлений лидеров этой организации 8 Свою основную задачу в данной области активисты ДАИ видят прежде всего в том, чтобы убедить население резерваций и, главное, их руководство не следовать примеру общин пассамакуоди и пенобскот. С этой целью они неоднократно организовывали в различных общи­нах открытые слушания по земельному вопросу, на которых объясняли, что речь идет не о каких-либо денежных суммах, пусть даже и крупных, а о мате­риальной основе существования индейских народов. Подобные акции в ряде случаев имели успех. Например, оглала в начале 80-х годов не согласились принять компенсацию в 105 млн долл. за отказ от права на земли в районе Блэк-Хиллс, отторгнутые у них в 70-х го­дах прошлого столетия. В свою очередь чиппева резер­вации Уайт-Эрс в 1983 г. предъявили правительству страны земельный иск, в котором, однако, сразу же оговорились, что «единственным честным решением проблемы, с точки зрения индейцев», явилась бы не денежная компенсация, а «возврат им исконных земель, ценнейшего экономического ресурса всей общины»9

В ситуации, когда руководство резервации продол­жает упорно вести свою линию, ДАИ прибегает к более решительным действиям. Так, с целью прекратить бес­полезный территориальный спор между общинами хопи и навахо, рассмотрением которого с середины 70-х годов занимается конгресс, а также чтобы предотвратить выселение индейцев из спорного района Биг-Маунтин, предпринятое властями под предлогом справедливого решения встречных исков обоих народов, ДАИ весной 1985 г. организовало там «лагерь выживания». Цель этой акции — привлечь внимание общественности к творимому в отношении коренных американцев произволу.

С деятельностью ДАИ, наконец, связано и второе основное направление борьбы индейцев за свои зем­ли — экологическое, ставшее особо актуальным с сере­дины прошлого десятилетия вследствие резкого уве­личения добычи ископаемых на территориях резерваций. «Нас окружают люди, которые своей деятельно­стью уничтожают любые формы жизни. Транснацио­нальные корпорации губят жизнь в воде, в воздухе и на земле. Возникшая в последнее время гонка за использование ядерной энергии создает опасность уничтожить за одно поколение жизнь как таковую... Существование индейских общин прекратится, если принадлежащие им земли станут радиоактивной пусты­ней», — отмечалось в документе участников марша на Вашингтон 1978 г. 10 Не ограничиваясь подобными декларациями, активисты движения предприняли кон­кретные действия против ряда горнодобывающих и энергетических фирм, чья деятельность наносила эколо­гический ущерб территориям коренного населения. Так, например, дважды, в 1980 и 1981 гг., ДАИ организо­вало захваты зданий правления корпораций «Консолидейшн коул» и «Тексако», осуществлявших добычу угля и нефти в резервации навахо. Целью этих акций было заставить монополии прекратить загрязнение окружаю­щей среды в землях индейцев и провести там работы по восстановлению пастбищных угодий. В итоге ком­паниям пришлось удовлетворить основные требования индейцев, хотя говорить о коренном переломе пози­ции монополий в данном вопросе пока преждевре­менно.

Поскольку многочисленные группы населения резер­ваций, общинное руководство и, наконец, СЭРТ высту­пают за продолжение разработки недр индейских тер­риторий, ДАИ предпринимает большие усилия, чтобы убедить коренных американцев бережнее относиться к своему главному достоянию — земле. Организация апеллирует к вековым индейским традициям мировос­приятия и одухотворения природы. «Я не признаю самого термина „американская цивилизация44, — убежденно заявил один из лидеров ДАИ, Д. Бэнкс, в интервью французской газете „Либерасьон44 —Задолго до появ­ления на этом континенте белых нам уже были изве­стны все основные жизненные циклы матери-земли, и мы пребывали в гармонии с ней. Это и есть подлинная цивилизация» 11 Подобные призывы находят все боль­ший отклик среди различных групп коренного населе­ния, представителей индейских организаций любых направлений. На почве борьбы за предотвращение экологической катастрофы, к примеру, произошло сближение ДАИ с организациями традиционалистов, при­нявших весьма активное участие в «Самом длинном индейском переходе». Имеются также свидетельства, что и среди руководства общин, интенсивно сотрудни­чающих с частным сектором в разработке принадле­жащих им месторождений природного сырья, наме­чается тенденция к пересмотру стратегии экономиче­ского развития территорий во имя сохранения для будущих поколений резервационных земель.

Можно предположить, что основная борьба индей­цев за земли еще впереди.