Ювелирное искусство

Луис Дуке Гомес ::: Золото Колумбии. Ювелирное искусство индейцев

Ювелирное дело в Колумбии восходит к VII веку до н. э. Возможно, оно зародилось в еще более глубокой древности, так как в других частях континента (например, на перуанской территории), контакты с которы­ми существовали в доколумбовы времена, возникновение ювелирного ис­кусства датируется серединой II тыс. до н. э. Деятельность ювелиров прервалась только в XVI столетии, когда их ремесло, которое раньше было тесно связано с духовной жизнью индейских племен, свелось только к разработке месторождений золота для пополнения казны испанской короны.

Ювелирное производство развивалось в течение двух тысячелетий, и его продукция выявляет чрезвычайное разнообразие по стилю и технике металлообработки.

Зона Анд с ее благоприятным для жизни климатом, богатой флорой и природными ресурсами представляла (как мы уже указывали) наилучшую среду для поселений в доколумбов период. Открытие богатых золотонос­ных жил в Центральных и Западных Кордильерах и россыпей, намытых реками из этих месторождений в долинах Анд, дало толчок развитию ювелирного дела у индейцев. С другой стороны, обнаружение запасов природной меди также обогатило металлургическую технологию. Из Буритики в Антиокии, Атако в Толима и других районов добычи золото поступало для дальнейшей обработки в районы, которые стали основными зонами ювелирного искусства на территории Колумбии в доиспанский период.

Пути торгового обмена нарушили изоляцию, в которой жили племена доиспанского периода,— изоляцию, обусловленную специфическими осо­бенностями рельефа и различием этнических групп rio происхождению. Золото, соль, ткани, морские раковины, изумруды были основными предметами этого обмена, далекие пути которого пересекали долины Кауки и Магдалены и поднимались в горы. Золото, которое добывали в месторождениях Буритики в Антиокии, доставлялось в Урабу, Сьерра-Неваду, в Санта-Марта и Киндио, в то время как соль, изумруды и ткани спускались по реке Магдалена до равнины атлантического побережья, откуда в район высокогорья доставлялись речные и морские раковины, применяемые в религиозных церемониях. Золото Магдалены способство­вало развитию ювелирного искусства муисков, тогда как изумруды Мусо использовались племенами атлантического побережья. Ювелирное искус­ство было тем фактором, который благоприятствовал установлению контактов между разноязычными племенами, имевшими ярко выраженные культурные особенности.

Технология

Основными способами изготовления металлических изделий, применявши­мися мастерами доколумбова периода, были литье в формах из огнеупор­ной глины, ковка, чеканка, восковые формы для получения одинаковых изделий, пайка, золочение, очистка золота, зернь и т. д. Короны, но­совые украшения, диадемы, серьги, шлемы, запястья, браслеты, панцири и другие изделия из золота постоянно упоминаются в хрониках времен испанского завоевания и колониального периода. Их описания совпадают с теми подлинными предметами, которые хранятся в Музее Золота Банка Республики. В первые десятилетия XVI века, когда в эти районы Анд пришли испанцы, ювелирное искусство индейских племен переживало время расцвета.

Археологические работы, проведенные нами в последние годы в зоне Сан-Агустин, позволяют утверждать, что этот важный вид деятельности восходит в Колумбии к VII веку до н. э.

Хотя главные способы обработки золота и меди в основном были общими для всех центров ювелирного искусства, изделия из разных районов страны отличаются по своему стилю и применению определенной техники. Золотые изделия, происходящие из областей Калима, Кимбайя, Дарьен, Сину, Тайрона, Муиска, Толима и Нариньо, считаются до настоящего времени наиболее типичными для различных районов, где процветало это ремесло.

Платина, месторождения которой встречаются около стока рек в Тихий океан, требует высокой температуры плавления (1775°). Это затрудняло ее применение. Однако индейцы научились смешивать ее с золотом в порошкообразном состоянии, после чего смесь подвергали нагреву.

Золото, расплавленное при помощи паяльной трубки, обволакивало частицы платины, сплавляя их с собой. Этот металл можно было подвергать горячей ковке.

Томпак. Наиболее часто применявшейся колумбийскими ювелирами техникой изготовления ювелирных предметов был томпак, сплав золота и меди в соотношении примерно 30 (золото) к 70 (медь). Этим индейцы достигали снижения точки плавления примерно до 200 градусов.

Индейцы добывали медь в большом количестве в Гачале и Моникира, а также на атлантическом побережье в зонах культур Сину и Тайрона и изготавливали различные предметы: так называемые тунхо (фигурки людей), колокольчики, бубенцы для жезлов властителей, нагрудные украшения и др. Но наряду с изделиями из чистой меди широко была распространена техника совместной плавки меди и золота для сплава томпак.

Техника томпака также очень часто применялась племенами араваков и карибов на Антилах, в Райане и Венесуэле. Археологи Риве и Арсандо[1], полагая, что техника томпака распространилась от этих племен до района Амазонки, а на севере до границ Флориды, помещают центр зарождения этой техники в район Гайаны. Они считают, что термин «томпак» идентичен терминам «гуанин» араваков и «каракольи» карибов. Ныне все еще идут споры о путях распространения этого культурного элемента, хотя вышеупомянутые авторы указывают на то, что в Колумбии имеются свидетельства археологического, лингвистического и культурного характе­ра, подтверждающие нашествия карибов, которые могли принести с собой упомянутую технику. Это предположение подтверждается и тем, что ин­дейские племена на этой территории употребляют термин «карикури», «карикори» или «караколи» для некоторых носовых украшений из томпака или просто позолоченных, «в форме скрученных гвоздей» (как описывали их древние хронисты). Такими украшениями торговали племена района Сину, Тайроны и другие народы долины реки Каука. Следует отметить, что именно на колумбийской территории этот способ обработки золота достиг своего наивысшего развития. Благодаря технике томпака индейцы изготовляли предметы исключительной красоты и сложных орнаменталь­ных форм. Вероятно, индейские ювелиры были посредниками, передавшими свой опыт на север, через жителей Панамы и Коста-Рики, и на юг, через племена Эквадора и перуанского побережья.

Ковка. В технике обработки металлов у доиспанских ювелиров Колумбии ковка была весьма распространена, и в ее применении индейцы достигали большего совершенства. Она обычна для зоны, которую ар­хеологи называют «Калима», расположенной в Западных Кордильерах и ограниченной реками Калима и Дагуа.

Именно из этого района происходят изделия большого размера, составленные из очень гонких чеканных пластин, свидетельствующих об удивительном искусстве древних мастеров в технике ковки. Письменные источники упоминают о существовании в других районах страны (напри­мер, в Сину) храмов и церемониальных помещений, колонны которых были покрыты крупными пластинами кованого золота. Из этих зон происходят золотые пластины с красивым орнаментом, выполненным тиснением.

Среди сведений, собранных Альфингером в северо-восточном районе Новой Гранады, обращает на себя внимание важное сообщение об искусстве ювелиров этой зоны.

«У них есть горны из огромных камней, молотки размером с яйцо или меньше, наковальни размером с майорканский сыр из очень прочных камней; мехи представляют собой трубки толщиной в два пальца и больше и длиной в две пяди. У них есть точные весы, которыми они взвешивают и которые сделаны из белой кости, похожей на слоновую. Есть весы и из черного дерева, похожего на эбеновое»[2].

В собрании Музея Золота хранятся инструменты, употреблявшиеся для обработки металлов, и среди них имеются каменные наковальни и молотки, внешний вид которых в точности совпадает с описанием, приведенным выше. Эго лишний раз доказывает необходимость привлече­ния старых письменных источников, многие из которых полно освещают очень важные аспекты техники, применявшейся ювелирами доколумбова периода.

Закалка. «После нескольких ударов,— пишут археологи Клеменсия Пласас де Ньето и Ана Мария Фальчетти де Саэнс,— золотая пластина становилась хрупкой и могла сломаться, если мастер продолжал ударять по ней. Для сохранения пластичности ювелир должен был нагревать ее докрасна и снова охлаждать, погружая в воду.

Этот процесс, известный под названием закалки, позволял продолжать ковку металла до получения изделия нужного размера и толщины»[3].

Чеканка. Указанные выше археологи, изучавшие технику изготовления золотых предметов, так описывают способ чеканки.

«Получив пластину равномерной толщины, на ней рисовали основные контуры желаемого декоративного рисунка. Затем давлением на металл делали поверхность отмеченных зон рельефной. Эту работу мастера выполняли с помощью инструментов из золота, камня или рога (чеканами, лощилами, штихелями). Причем пластина всегда помещалась на мягкую поверхность: на толстую кожу или на мешок, наполненный мелким песком».

«После этого изделие обрабатывали с другой стороны, выдавливая с помощью чеканов границы выпуклых зон. Обе стороны изделия обра­батывались затем попеременно. Каждый раз, как изделие становилось хрупким, ювелир должен был нагревать его, чтобы иметь возможность продолжать свою работу»[4].

«Чтобы сделать объемные вещи на основе пластин, ювелиры соединя­ли их, применяя различные способы. Наиболее простой из них — со­единение частей с помощью гвоздей из золота... или с помощью сгибов на краях каждой из соединяемых частей. Этот способ использовали при покрытии золотыми пластинами неметаллических предметов. В районе Калима находят изделия из золота в форме морских раковин, флейт, труб, жезлов — все они исполнялись путем тиснения на настоящих раковинах и предметах из дерева, которые не сохранились.

Наиболее сложный процесс применялся для соединения зерен, прово­локи и пластин из золота между собой. Предметы, изготовленные таким образом, были необычайно изящны. Этот метод, известный этрусским и греческим ювелирам под названием «зернь», применялся и в Америке, особенно на юге Колумбии и на северо-западе Эквадора. Он позволял соединять части с различным содержанием золота. Если отдельные части были из золота высокой пробы (18—24 карата), на место соединения помещалась капля ацетата меди (который получается растворением меди в уксусе) и несколько капель клея органическою происхождения (рыбий клей или растительный). Затем части нагревали слабым пламенем в атмосфере, бедной кислородом, идеальной для выполнения этой операции. Органический клей выгорал в ходе процесса, медь сплавлялась с золотом изделия, образуя молекулярное соединение в местах соприкосновения двух частей».

«В том случае, если соединяемые части сделаны из томпака, добавлять ацетат меди было не обязательно».

«Этот сложный процесс требовал высоких температур (на 25° С ниже точки плавления металла), и малейшая ошибка могла разрушить изделие. При применении этого метода соединение получалось прочным и вместе с тем почти незаметным»[5].

Способ формового литья. Способ литья в открытой форме применялся для отливки небольших изделий, которые затем подвергались полировке. В этом случае передняя часть отливаемой фигуры приходилась на дно формы.

Применяемое также литье пустотелых изделий, известное под названи­ем «способ утраченного воска», часто употреблялось при изготовлении ювелирных изделий. При этом индейцы умели изготавливать предметы сложной формы, даже с подвижными частями. Процесс заключался в следующем.

1.Желаемая фигура выполнялась из глины, смешанной с углем.

2.Изготовленный таким способом предмет покрывался слоем воска, и именно к нему присоединялись каналы, через которые заливали расплав­ленное золото, и несколько креплений, чтобы поддерживать основу в нужном положении и облегчить циркуляцию расплавленного золота.

3.Изготовленную модель заформовывали в глину наподобие внешне­го панциря.

4.С помощью нагрева воск удаляли, а затем в пустотелую форму заливали металл, который занимал место воска. Глиняную форму разбива­ли и получали ювелирное изделие, с большой точностью повторявшее модель.

Во многих случаях, особенно при изготовлении сосудов, основу из глины и угля удаляли, чтобы получить полое изделие.

Способ отливки по модели, покрытой воском, давал большую эконо­мию металла и возможность приделывать к фигуре заранее изготовленные части[6].

При изготовлении плоских изделий — тунхо, серег, носовых украшений и других предметов — процедура была почти та же, но модель выполня­лась не из глины, покрытой слоем воска, а полностью из воска.

«Успех операции,— пишут Клеменсия Пласас де Ньето и Ана Мария Фальчетти де Саэнс,— зависел от однородности употребляемого сплава, от очертаний восковой формы, которые не должны были препятствовать быстрой и полной заливке расплавленного металла, и от быстроты выполнения операции (иначе металл мог остыть прежде, чем заполнит все пустоты). Некоторые детали отлитых изделий имели не только декоратив­ный характер, но и облегчали заполнение формы жидким металлом во время литья. Таковы нижние части фигурок тунхо из района Муиска»[7].

Очистка местного золота. Как мы уже указывали, индейцы применя­ли ковку и чеканку для изготовления таких предметов, как нагрудные украшения, серьги, диадемы и т. д. Материалом в этих случаях служило мягкое золото, более ковкое и гибкое. Его получали, подвергая самород­ное золото и россыпное золото очистке, в ходе которой удаляли примеси, затруднявшие обработку. Очистка золота была одной из наиболее со­вершенных металлургических операций, применявшихся ювелирами доколумбова периода.

Для этой цели индейцы смешивали золото с глиной и поваренной солью и эту смесь подвергали термической обработке. «Химические реакции в процессе очистки золота, смешанного с глиной и поваренной солью,— пишет Баррига Вильяльба,— следующие: при температуре красного каления под действием кремнезема образуется хлор, который реагирует со всеми металлами, даже с золотом. Образовавшиеся хлориды улетучиваются. Хлорид серебра почти полностью абсорбируется глиной, а хлорид золота моментально разлагается, выделяя чистое золото. Таким образом, частицы золота покрываются слоем чистого металла, который становится тем толще, чем больше длится процесс и чем выше температу­ра. По этой причине частицы золота для большего успеха операции должны быть возможно более мелкими, что облегчает действие хлора»[8]. Этот остроумный способ — показатель физико-химических знаний, кото­рыми обладали наши ювелиры — был неизвестен европейской металлургии того времени. Тот же автор отмечает, что Монетный двор в Боготе стал применять технику местных ювелиров с 1627 года, когда там начали чеканить золото. Это стало известно из доклада 1797 года государственно­го чеканщика дона Луиса Ортега-и-Падилья, где детально описывался процесс очистки золота.

Золочение. Техника золочения придавала изделиям из низкопробного золота или томпака вид предметов из чистого золота. Она применялась муисками, кимбайа, сину и другими ювелирами Колумбии доиспанского периода. Существуют сообщения об этой технике хронистов времен ис­панского завоевания, в которых отмечается, что испанцы часто бывали обмануты, получая (как подать от племен) золото, которое они считали высокопробным и которое, к их удивлению, при плавлении оказывалось крайне низкого качества. Монах Педро Симон сообщает следующие сведения об индейских племенах Санта-Фе, Велеса и Тунхи, с которых дон Алонсо Луис де Луго приказал собрать подати после того, как объявил бесхозными имения, ранее распределенные в этой провинции:

«И его помощники с большим усердием стали собирать для него со всех касиков подати и недоимки, которые те должны были платить своим энкомендеро, и брали даже больше, чем получали энкомендеро за все время, что имения считались бесхозными и индейцы не платили податей;

так собрал дон Алонсо большую сумму золота у индейцев, хотя правда, что, платя налоги (предметами, сделанными для себя и для энкомендеро), они приносили вещи не из полновесного золота, а почти полностью из меди, которой снаружи был придан блеск и цвет чистого золота; и те, кто брал его, обманывались, что стало видно в Испании, когда плавление показало, что каратов чистого золота было мало; и таким образом были обмануты надежды дона Алонсо» [9].

Фернандес де Энсисо в 1519 году писал об индейцах Санта-Марта следующее:

«Индейцы владели большим количеством золота и меди. Много было у них и золоченой меди. Говорят, что индейцы золотят медь травой, которая растет в тех землях, и если истолочь ее и выжать сок, а потом вымыть в нем медь и положить ее в огонь, то медь приобретает цвет золота, и цвет этот ярче или бледнее в зависимости от того, больше или меньше взято травы»[10].

Эти данные полностью подтверждаются анализом предметов, найден­ных в раскопках как на территории Эквадора, так и на территории Колумбии, относящихся ко времени до прихода испанцев. Баррига Вильяльба, основываясь на анализе позолоченных изделий, хранящихся в Музее Золота Банка Республики, так объясняет этот способ с техниче­ской точки зрения:

«Если изделие из золота какой-либо пробы, например из томпака, в течение многих часов подвергается обработке при температуре ниже температуры плавления в хорошо приготовленной смеси из глины и соли, происходят те же процессы, что и при очистке золота. С поверхности изделия удаляются окислы металлов и часть серебра, и остается слой золота тем большей толщины, чем дольше идет процесс. С помощью золочения и последующей полировки изделие приобретает вид чистого золота»[11].

Риве и Арсандо, пораженные сходством техники золочения в Америке и Европе, после тщательного изучения этого вопроса пришли к выводу, что эта техника была известна в Старом Свете уже в древности, что известно по текстам XI и первых десятилетий XII века. Подобную технику золочения, открытую в Америке, они считают конвергентной, указывая на то, что многие открытия делаются при культурном развитии народов одновременно независимо друг от друга[12].

Техника золочения была достаточно широко распространена в Аме­рике, ее знали индейцы Мексики, Гватемалы, Панамы, Колумбии и Эквадора. Мы еще не знаем, дошла ли она до Перу и Боливии, но металлургам Чили и Аргентины она была незнакома[13].

Все указывает на то, что эта техника была развита, а может быть, и изобретена в средней части континента, то есть где-то в Колумбии, Венесуэле или Эквадоре. Овьедо сообщает интересные сведения о работе местных жителей по золоту:

«Индейцы очень хорошо умеют золотить предметы, которые они делают из низкопробного золота и меди. Они достигли в этом такого мастерства и совершенства и придавали такой блеск позолоченным изделиям, что те кажутся, если судить по цвету, сделанными из золота очень высокой пробы (23 карата и выше). Они делают эго с помощью определенных трав... Применяется этот способ только в континентальной части, и здесь много позолоченного низкопробного золота... Я видел траву, индейцы мне ее показывали, но я никогда не мог ни лестью, ни другим способом узнать у них их секрет. Они утверждали, что делали это не они, а те, кто живет в далеких землях, и указывали на юг»[14].

Риве и Арсандо полагают, что колумбийские индейцы употребляли для золочения своих изделий то же растение, что применяют для золочения своих украшений жители Эквадора,— oxalis pubes, которое на языке кечуа носит название чулько. Его сок благодаря содержащейся в нем щавелевой кислоте растворяет окись меди.


[1] См. Rivet P. et Arsandaux N. La metalurgie en Amérique Précolombiennc. Inslilut d'Ethnologie. París, 1946

[2] См.: Arciniegas G. Jimenez de Quesada. Biblioteca «Revista de las Indias». F.dilorial ABC. Bogotá. 1939.

[3] Plazas de Nieto С. y Falchetti de Saen: A. M. La orfebrería Prehispánica. Boletín del Museo del Oro. Año 1. mayo—agosto de 1978. Bogotá. 1978.

[4] Ibid.

[5] Plazas de Nieto С. у Falchetti de Saenz A. M. Op. cit.

[6] См.: Duque Gómez I - Los Quimbayas. Instituto Colombiano de Antropología. Imprenta Nacional. Bogotá. 1970.

[7] Plazas de Nieto С. у Falchetti de Saenz A. M. Op. cit.

[8] Barriga Villalba A. M. Orfebrería chibcha y su definición científica. Revista de la Academia Colombiana de Ciencias F.xactas. Físicas y Naturales. Vol. 11, N 43. Bogotá. 1961.

[9] Simón Fray Pedro. Noticias de las Indias Occidentales. Bogotá, 1881 —1892. Parte segunda, 6a. Noticia. Cap. 3.

[10] Fernandes de Enciso M. Summa Geográfica. Biblioteka Banco Popular. Vol. 55. Bogotá, 1974.

[11] Barriga Villalba А. M. Op. cit.

[12] См.: Rivet P. et Arsandaux H. Op. cit.

[13] См.: Rivet P. et Arsandaux H. Op. cit.

[14] См.: Rivet P. el Arsandaux H. Op. cit.