XII. Встреча с богами

Милослав Стингл ::: Государство инков. Слава и смерть сыновей солнца

Армия, в том числе техническое ее обеспечение (в первую очередь дороги и почтовая служба), а также юстиция – вот те два столпа, на которые опиралась мощь «сыновей Солнца». Третьим же ее столпом была религия инков. Религиозные воззрения в Тауантинсуйу, равно как и сама религия, разумеется, не были творением только инков. Поклонение Солнцу в Перу и все, что с его культом связано, уходят корнями в доинкскую историю. Инки же, совершенно несомненно, лишь приспособили религиозные представления предшественников к своим практическим целям. В соответствии с их религиозными воззрениями Солнце занимало главенствующее положение среди богов и управляло всем неземным миром, а поэтому «сыновья Солнца», то есть владыки Куско, естественно, были призваны управлять ходом жизни на земле.

Из этого логически следовало, что порядок, установленный «сыновьями священного Солнца», являлся священным хотя бы уже потому, что он освещен божественным происхождением правителей, – правителей страны четырех сторон света. На первый взгляд сущность религии инков, ее догмы представляются четкими и понятными, однако это не совсем так. В действительности в Тауантинсуйу существовали, вернее, сосуществовали по крайней мере три различные системы религиозных представлений, тесно взаимосвязанные друг с другом.

Главенствующей, официальной религиозной системой Перу инков, получившей наибольшее распространение, является «гелиоцентрическая» система. В ее основе находится поклонение Солнцу. Наряду с официальной религией поклонения Солнцу, которую государство насаждало в народе, были еще живы и более древние религиозные представления. Их сущность сводилась к обожествлению не великих, могущественных богов, небесных тел, а священных мест и предметов, так называемых уак, то есть холмов, речек, скал, родников, деревьев, пещер, мумий предков и в первую очередь камней. Таких уак, предметов и священных мест, наделенных сверхъестественной священной силой, в Тауантинсуйу было великое множество. Несмотря на то что в империи официально главенствовал культ Солнца, большинство своих религиозных обрядов индейцы, как это ни странно, совершали перед уаками и в честь них. Обращаясь к уаке, они молились и даже приносили жертвы. При этом инки, как правило, поливали их своим национальным напитком чичей.

Интересно, что раболепное почитание уак, то есть религия простого народа, получило широкое распространение и в самой столице империи бога Солнца – в Куско. Как пишет один из хронистов, в окрестностях Куско было 350 уак. По другим источникам, их число превышало 500. Мало того, все уаки в Куско были дифференцированы согласно особой системе, называемой «секе». Секе представляло собой четыре таинственные невидимые линии, которые исходили из центра Куско и вели в его четыре квартала. Эти таинственные линии, судя по всему, соответствовали каждому дню инкского месяца и инкского года. В зависимости от того, какое место тот или иной день занимал в этой системе, ему посвящалась соответствующая уака. Различные виды уак находились на попечении жителей соответствующих кварталов.

В сельских айлью, а также в отдельных семьях имелись, помимо всего прочего, собственные духи‑хранители, называвшиеся «канопы». Олицетворением этих духов были маленькие каменные фигурки, похожие на людей, – их инки также называли «уаки», то есть «братья». Подобные фигурки‑уаки сопровождали, например, владыку во всех его путешествиях.

Для всех почитателей уак, а также семейных или же общинных покровителей – каноп – в доинкские времена – в особенности в селениях – большое значение имел культ матери‑Земли. Для крестьянина‑индейца эта богиня плодородия, традиционно называемая Пачамама, вполне естественно, была самым почитаемым божеством. Нередко ее изображали в виде обнаженной женщины с пышными формами. В качестве жертвы ей приносили несколько капель чичи. Перуанские индейцы, жившие вблизи океана (или, как они говорили, «Большого соленого озера»), столь же почитали мать‑Море – Mамакочу.

Уже в доинкские времена в некоторых районах Перу объектом почитания, помимо матери‑Земли и матери‑Моря, было и Солнце, а также (в некоторых культурах) другие небесные тела. Так, например, мочики и чиму считали высшим божеством Луну. В других же местах поклонялись Венере или же созвездиям и радуге. В индейском Перу к числу солнцепоклонников относились и неизвестные нам предшественники инков.

Сами же инки – потомки тех самых неизвестных нам племен – в период своего владычества несколько видоизменили религиозные представления, характерные для региона горного Перу. Так, они возвели Инти, бога Солнца своих предков, в ранг главного бога неземного царства. Его же сыновья – Инки, – выполняя волю Инти, управляли миром людей на земле.

Несколько видоизмененная гелиоцентрическая религия инков стала официальной верой, государственной идеологией их империи. Она явилась действенным средством подчинения, духовной конкисты по отношению к другим южноамериканским народам, которых инки считали варварами, поскольку они не поклонялись Солнцу. Точно так же и первые христиане, появившиеся в Перу, считали варварами, язычниками его жителей, поскольку они не молились Иисусу Христу и не имели никакого понятия о святой Троице.

Хотя гелиоцентрическая религия инков и играла в жизни империи главенствующую роль, мы тем не менее о ней, к сожалению, очень мало знаем. Наверняка нам известно лишь то, что эта религия основывалась на поклонении Инти‑богу Солнцу, культ которого столь настойчиво насаждался государством. Божественного Инти обычно изображали в виде золотого диска, от которого во все стороны исходили яркие лучи. На самом же диске был изображен лик мужчины. Диск делали из чистого золота, то есть «металла, принадлежащего Солнцу». Именно поэтому испанцы, вступая в очередной захваченный ими перуанский город, прежде всего бросались на поиски золотых изображений Солнца. Образ Инти – золотой диск, украшавший храм бога Солнца в Куско, – отражен и в перуанском фольклоре. По сей день испанцы иногда говорят: «…Jugar sol antes que amenazca» – в буквальном переводе это означает «проиграть Солнце еще до наступления рассвета».

Огромный золотой диск – изображение Солнца, – находившийся в крупнейшем храме Тауантинсуйу, оказался в руках одного из испанских солдат – некоего Сьерры де Лекисамо. В ту же ночь, еще до наступления рассвета, он умудрился проиграть диск до последнего грамма золота в карты. Этот в целом весьма незначительный эпизод из полных драматизма событий, связанных с завоеванием империи инков, получил настолько широкую огласку, что его и по сей день вспоминают в Латинской Америке. Об этом эпизоде напоминает нам приводимое выше испанское изречение, известное во всех испаноязычных странах.

Как главное божество официальной религии Тауантинсуйу Инти, так и остальные боги пантеона инков являлись «обитателями небесного свода». Супругой Инти и вместе с тем матерью инков – в соответствии с верованиями индейцев – была богиня Луны Килья. Индейцы нередко называли ее Мама Килья – мать‑Луна. В упоминавшемся выше национальном храме инков Кориканче в Куско Луне посвящалась одна из часовен. Как отмечает хронист Гарсиласо де ла Вега, все стены этой часовни‑святилища были облицованы серебряными пластинками. Украшением часовни являлось также и изображение Луны, сделанное из серебра. На серебряном диске был изображен женский лик. Поблизости от лунного диска помещались мумии некоторых официальных супруг владык империи.

Жители Тауантинсуйу не приносили Луне, в отличие от Солнца, жертв. Небесная мать инков – богиня Луны Килья – одновременно была и покровительницей всех женщин. Так, например, она защищала рожениц. Именно к ней обращались со своими молитвами и бесплодные женщины.

Третьим «жителем небосвода», также почитаемым в империи инков, был бог Ильяпа – одновременно гром и молния. Как известно, в грозу идет дождь, а он несет индейскому крестьянину долгожданную влагу. Поэтому и Ильяпа, так же как некогда мать‑Земля Пачамама, заботился о плодородии перуанских полей. Местные индейцы представляли себе Ильяпу в виде статного воина, одетого в золотую кольчугу и вооруженного палицей. Дождь, посылаемый Ильяпой на землю, брал свое начало из Небесной реки, как перуанцы называли Млечный Путь.

Для могущественного владыки грома, молнии и дождя в Кориканче была отведена специальная часовня‑святилище. Две другие часовни принадлежали Венере, а также созвездиям и радуге. Однако не следует забывать, что национальный храм с самого начала был посвящен Солнцу, именно ему, и никому другому. Богу Инти посвящалась и главная святыня Кориканчи, украшенная его золотым ликом, – золотой диск. Диск этот был обращен к востоку таким образом, чтобы его касались первые лучи восходящего Солнца.

В святилище Кориканча вблизи от образа бога Солнца, а также овальных изображений других богов на тронах, сделанных из чистого золота, восседали мумии умерших Инков. Здесь же находился и трон в тот момент царствовавшего Инки. Трон для здравствующего владыки был сделан из камня, опорой для него служили четыре мощных столба. Именно на этом троне и сидел владыка во время праздников, посвященных Инти.

Кориканча – Храм Солнца в Куско – был изучен во всех деталях в начале нашего повествования о Тауантинсуйу, когда мы знакомились со столицей империи и отдельными ее достопримечательностями. Действительно, среди всех достопримечательностей Куско Кориканча занимал совершенно исключительное место. Именно к нему примыкал знаменитый золотой сад инков, бывший в стране четырех сторон света настоящим чудом из чудес. Именно Кориканчу украшал тот легендарный диск – образ Солнца, который был проигран в карты неграмотным конкистадором. Именно Кориканча являлся символом Солнца, олицетворением религии, в основе которой лежало поклонение священному божеству Инти. Храм свидетельствовал о том, как «солнечная вера», «солнечная идеология» способствовала укреплению мощи инков, как она подпирала, буквально держала на себе это огромное государство.