XI. Почта бежит

Милослав Стингл ::: Государство инков. Слава и смерть сыновей солнца

По дорогам инков люди путешествовали пешком. Единственное транспортное средство, которое можно было увидеть на этих «магистралях Солнца», были носилки. Впрочем, в Тауантинсуйу привилегия пользоваться ими принадлежала исключительно Инке, членам королевского рода, а также немногим другим знатным лицам и чиновникам государства. Однако о носилках мы уже говорили. Что касается других средств передвижения, то здесь, пожалуй, следовало бы упомянуть о ламе. Но на ламе ездить было невозможно, а других тягловых животных перуанские индейцы не знали.

Говоря о пассажирском транспорте, заметим, что перуанская лама использовалась лишь для перевозки грузов. Примечательно, что для перевозки грузов империя могла одновременно использовать 25 тысяч лам! И тем не менее основную часть грузов – большую часть того, что перевозилось по дорогам империи, – должен был доставлять человек сам, на собственной спине.

По внутренним водам, за исключением озер, в особенности священного озера Титикака, жители империи инков грузы не переправляли и сами не путешествовали. К тому же вряд ли вообще возможно передвигаться на лодках по бурным горным речкам. На озере Титикака лодки плели из местного тростника тотора, следуя, очевидно, традиции индейцев уру – загадочного древнего озерного народа. Лодками, сделанными из тростника, и по сей день пользуются индейцы, живущие у озера Титикака и в особенности на его плавучих островах. Впрочем, сейчас их уже оснащают парусами, также сплетенными из тростника тотора.

К океану, который индейцы также называли озером, добавляя при этом только слово «атун», то есть «большой», «сыновья Солнца» вышли лишь в последнее столетие своей истории. Тем не менее для плавания по океану (очевидно, опираясь на опыт древнейших перуанских культур) они создали замечательное средство передвижения, самое крупное морское судно древней Америки, – плот, сделанный из стволов бальсовых деревьев – могучих деревьев, растущих во влажных тропических лесах Центральной и Южной Америки.

Надувая квадратные паруса, ветер легко подгонял плот инков. На его палубе были сооружены укрытие для пассажиров и команды, а также очаг. Судно оснастили простым килем. Именно такой бальсовый плот и увидел в открытом океане лоцман Бартоломе Руис. Таким образом, «уампу», как называли плот кечуанцы, и стал первым предметом материальной культуры инков, который впервые увидели европейцы.

Впрочем, давайте с невидимых океанских дорог вернемся на те видимые, великолепные дороги инков. Шоссейные дороги и магистрали империи, имевшие протяженность 20, а может быть, и 30 тысяч километров, использовались и государственной почтовой службой, ее курьерами. Инкская почтовая служба не знала себе равной ни в одной другой древней цивилизации. Хронист Сьеса де Леон по этому поводу писал следующее: «Инки изобрели почтовую службу, которая являлась наилучшим из того, что можно было придумать и вообразить».

Бегуны – часки – доставляли по дорогам империи различного рода известия и сообщения, передаваемые ими устно или же с помощью узелкового письма кипу. По сути дела, инкская почтовая служба напоминала эстафету, протянувшуюся на огромные расстояния. На дорогах империи при тамбо или сами по себе были расположены почтовые посты, называвшиеся «чуклы». Посты находились друг от друга на расстоянии примерно двух километров. На каждом посту одновременно должны были находиться два курьера. Один отдыхал, возможно спал; другой бодрствовал и внимательно следил за участком дороги, проходившим через его пост.

Как только дежурный часки замечал приближающегося курьера, а того, кстати сказать, было хорошо видно издали, так как он носил на голове белую налобную повязку из птичьих перьев, он тотчас же выбегал ему навстречу и забирал посылаемое по почте сообщение. Если сообщение было устное, передающему во избежание недоразумений следовало несколько раз повторить информацию бегуну, принимающему эстафету. После этого новый часки, запомнив текст сообщения, бежал с ним до следующего поста.

Спринтерская эстафетная почтовая служба империи инков функционировала очень надежно в любую погоду. Расстояние между отдельными постами было в целом небольшим, поэтому скорость доставки сообщений была непостижимо быстрой. Так, например, от столицы Куско до второй неофициальной столицы империи – Киту, отделенных друг от друга расстоянием в две тысячи километров, известие доходило примерно через пять дней. Почтовая служба функционировала настолько безупречно и надежно, что у инков ее позаимствовали новые, испанские владыки Перу. Так, например, иезуиты ухитрялись передавать по эстафете часки сообщения из столицы вице‑королевства Лимы в центр горного Перу, то есть в Куско, всего за три дня.

Работа инкских курьеров была очень тяжелой, поэтому на государственной почтовой службе использовались в рамках миты особенно выносливые молодые люди. И действительно, для роли часки в селениях отбирали лишь самых здоровых и быстроногих юношей в возрасте от 18 до 20 лет.

Особо отличившиеся курьеры, даже если они были самого низкого происхождения, удостаивались похвалы высших чиновников империи. В некоторых случаях даже сам Инка отмечал особо исполнительного часки, награждая его титулом «айя уаман» или же «айя пома». Названия этих титулов были образованы от обозначений наиболее быстрых животных, к которым владыка приравнивал гонцов, удостоившихся этой почести.

И напротив, нерасторопного часки, из‑за медлительности которого могла пострадать безупречная работа столь важной для империи почтовой службы, инкская юстиция гораздо строже наказывала за леность, чем любого другого гражданина государства. Так, ему сначала наносили 50 ударов палкой по голове, а потом, уже у мертвого, отрезали обе ноги, которые были повинны в недостаточно тщательном выполнении государственного задания.

Великолепная почтовая служба империи инков была налажена по образцу более ранних перуанских культур – курьерской службы мочикцев и империи Чиму. Следует, однако, отметить, что благодаря своей последовательности и организованности инки «додумали», усовершенствовали, почтовую службу своих южноамериканских предшественников. Они охватили сетью почтовых постов всю территорию империи, начиная с юга нынешней Колумбии вплоть до центральной части нынешней Республики Чили. Важно также учесть, что организация как почтовой службы, так и других столь же полезных мероприятий, в том числе строительство гражданских сооружений, ничего не стоили империи. Как строительство дорог и мостов, так и организация почтовых постов вменялись в обязанность жителям той общины, на территории которой эти чуклы находились. Работая почтальонами, 18 – 20‑летние юноши выполняли свою трудовую повинность на основе миты.

О том, насколько была тяжела служба курьеров инкской почтовой службы, красноречиво свидетельствует следующий факт: в то время как другие, согласно мите, должны были ежегодно работать на государство три месяца (например, в шахтах), часки работали всего‑навсего месяц. Иными словами, считалось, что служба курьеров в три раза тяжелее, чем какая‑либо другая работа.

Почтовая служба Тауантинсуйу передавала самые различные сообщения. Так, например, в Куско поступала информация о том, как идут дела, как развертывается работа в тех или иных провинциях. В столицу империи направлялись статистические данные и отчеты о выполнении гражданами государства своих налоговых обязательств. Соответственно из Куско в провинции и вообще в отдельные уголки страны передавались административные инструкции и указания экономического характера.

Основная задача инкской почтовой службы заключалась в передаче не столько административных или же экономических данных, сколько прежде всего информации военного характера. Дороги, по которым сновали с сообщениями быстроногие часки, в первую очередь предназначались для солдат империи, почтовая служба также использовалась главным образом в военных целях.

В течение буквально нескольких дней, а то и нескольких часов, если это были населенные пункты, находившиеся недалеко от Куско, курьеры доставляли из столицы приказ о мобилизации, инструкцию с указанием, куда и в каком направлении должны следовать отмобилизованные части. И наоборот, через курьеров пограничные посты и командиры отрядов, охранявших государственные границы, срочно информировали Куско о концентрации войск на границах империи и даже о возможности вторжения вражеских солдат на территорию Тауантинсуйу.

Через курьерскую службу инкские «наместники» на недавно присоединенных «сыновьями Солнца» некечуанских территориях информировали Куско о готовящихся восстаниях и бунтах, а также о других проявлениях недовольства. Это давало возможность империи быстро и своевременно погасить намечающиеся очаги сопротивления своей власти путем немедленной отправки туда воинских частей.

Действительно, почта инков принадлежит к числу замечательных достижений, к тому же функционировала она превосходно. Как и прекрасные дороги, по которым следовали курьеры, почтовая служба использовалась империей в целях обеспечения ее безопасности, обороны и – особенно в последнее столетие – в целях ее непрекращающихся экспансионистских устремлений.