Второй поход Монтехо

Талах Виктор Николаевич ::: Классический и послекласический Юкатан по данным письменных источников

Весной 1531 г. Алонсо Давила, обследовавший с отрядом конкистадоров область Масатлан (Кехаче) в западной части Петена, вышел к Чампотону. Ему удалось склонить правителя города (это был уже преемник Моч Ковоха) к союзу с испанцами и даже к принятию христианства. Тем временем Монтехо был смещён с должности губернатора Табаско и, получив известие от Давилы, отплыл со своими людьми в Чампотон, а оттуда переправился в Кампече. Местные жители дружественно приняли испанцев и впустили их в селение[1]. На устроенном Монтехо собрании местных батабов они признали власть Кастильской Короны и обещали креститься. После того, как на помощь отцу из Шикаланго с набранным отрядом прибыл двадцатидевятилетний Франсиско де Монтехо-и-Леон (известный как Монтехо «Молодой»), была основана испанская колония Саламанка-де-Кампече.

Походы Монтехо и А. Давилы в 1531 – 1533 гг.

Походы Монтехо и А. Давилы в 1531 – 1533 гг.

Создав опорный пункт на западном побережье Юкатана, Монтехо занялся организацией похода к юго-восточному побережью с целью завоевания Чактемаля (Четумаля). Он руководствовался при этом  тремя соображениями. Во-первых, Чактемаль был единственным местом на восточном берегу полуострова, где можно было создать более или менее удобный порт, который служил бы базой для захвата земель юкатанских майя с востока. Во-вторых, до аделантадо дошли слухи, что в окрестностях Чактемаля имеются россыпи золота и серебра, он даже имел в своём распоряжении какую-то индейскую карту, на которой они будто бы были обозначены. В-третьих, важно было обезвредить находившегося на службе у правителя Чактемаля изменника и вероотступника Гонсало Герреро, который, как показал опыт, был способен причинить конкистадорам немалый вред. Выполнение задачи возложили на Алонсо Давилу, которому было передано 13 всадников и полсотни пехотинцев[2] (в составе отряда находился семнадцатилетний племянник аделантадо, тоже Франсиско де Монтехо). По всей видимости, численность отряда была большей, так как по обыкновению испанские источники замалчивают количество индейских носильщиков и обслуги. В июле 1531 г. отряд  Давилы выступил вглубь полуострова. Он достаточно быстро вступил в область Кочвах, правителем которой был На Кахун Кочвах. Здесь испанцы прошли к местечку Тульма, где, по имевшимся у Монтехо сведениям, находились месторождения золота. Однако, кроме того, что никакого золота там не было, место было совершенно непригодно для защиты, и Давила направился на юго-восток, в пределы обширного и населённого кучкабаля Чактемаль, где на службе у местного правителя состоял Гонсало Герреро. Батабы подчинённых Чактемалю селений на первых порах не оказывали конкистадорам сопротивления. Достигнув селения Чабле, Давила отправил тамошних старейшин к владыке Чактемаля (неизвестно, был ли это по-прежнему На Чан Кан или уже его наследник) с приглашением на личную встречу, однако тот приказал передать, что не хочет прийти, но наоборот хочет войны, и что индюков они дали бы пришельцам на копьях и маис на стрелах[3]. Однако, подчинённые Чактемалю батабы очевидно не хотели вступать в борьбу с испанцами, потому конкистадоры беспрепятственно подошли к городу и вошли в него. Чактемаль оказался безлюден, правитель  и Герреро увели его жителей в окрестные леса. В захваченной местности Алонсо Давила основал испанскую колонию Вилья-Реаль.

Тем временем аделантадо Монтехо организовал экспедицию, чтобы закрепиться в наиболее населённых областях северного Юкатана. Во главе её он поставил сына, который в конце 1531 или начале 1532 года отплыл на корабле из Саламанки-де-Кампече с примерно 200 солдатами[4]. Экспедиция высадилась в области Кех Печ, где была очень доброжелательно принята местными батабами из родов Печ и Май. Здесь Монтехо-сын последовательно проводил политику сотрудничества с готовой поддерживать испанцев индейской знатью и весьма в этом преуспел. Пробыв три месяца в селении Маштуниль в области Печей, Монтехо прошёл на восток, в область Ах К’ин Чель, где также был дружественно встречен. Однако, в ответ на высказанное капитаном намерение основать испанское поселение в столице Челей Текохе местный правитель Чель Поот настойчиво посоветовал создать такое поселение в Чичеен-Ице, во владениях враждебных Челям Купулей. В сопровождении вспомогательных отрядов Челей и Печей отряд Монтехо-младшего вступил в область Купулей. Те попытались оказать сопротивление, но были отброшены, примерно летом 1532 года испанцы заняли развалины древней Чичеен-Ицы, возле которых основали свою колонию Сьюдад-Реаль[5]. Местный владетель Након Купуль вынужден был подчиниться пришельцам[6].

Облачение испанского солдата XVI в.

Облачение испанского солдата XVI в.

Таким образом, к середине 1532 г. Монтехо добился контроля над тремя важнейшими стратегическими пунктами Юкатана: Саламанкой в Кампече, где находился сам, Сьюдад-Реалем в Чичеен-Ице, где располагался его сын, и Вилья-Реалем в Четумале, где укрепился Алонсо Давила. Однако, ни в одном из них прочно закрепиться конкистадорам не удалось.

За два месяца, пока испанцы под командованием Давилы жили в новооснованном городке Вилья-Реаль-де-Четумаль, скрывшийся владыка Чактемаля привлёк на свою сторону ранее нейтральных батабов Ваймиля, в частности, правителей Маканахау и Чабле, заключил союз с Кочвахом и стал собирать силы для нападения на Вилья-Реаль в укреплённом селении Чек’итак’иль примерно в 17 км. от Чактемаля. О приготовлениях стало известно Давиле, он неожиданно напал на Чек’итак’иль и разбил собравшихся там чактемальцев. Однако, по мере дальнейшего продвижения испанцев к северу всё более очевидным и сильным становилось сопротивление индейцев. В Кочвахе подверглись нападению и были убиты посланцы Давилы к Монтехо. Капитан конкистадоров попытался привлечь к походу на Кочвах ваймильских батабов. Несмотря на это, поход Давилы в Кочвах захлебнулся ввиду отчаянного сопротивления индейцев, хотя ему нужно было пройти всего около ста двадцати километров, чтобы соединиться с находившимся в Чичеен-Ице Монтехо-сыном. Конкистадоры вынуждены были вернуться в Вилья-Реаль. Там они оказались на положении осаждённых, не имея возможности даже снестись с Монтехо и ничего не зная о его предприятиях. Примерно в сентябре 1532 года испанцы покинули свой городок у Чактемаля и, так как возможности прорваться на север у них не было, на каноэ отплыли в испанский порт Трухильо в Гондурасе. К тому времени у Давилы осталась половина людей и 5 лошадей из первоначальных 13[7]. На этот раз майя юго-восточного Юкатана опять удалось отстоять свою независимость.

Майяский воин. Статуэтка из Хайны

Майяский воин. Статуэтка из Хайны

Монтехо-сын, обосновавшись в Чичеен-Ице, добился союза с недружественными купулям Тутуль Шиу[8] и совершал походы в соседние области. В частности, была осуществлена экспедиция в северо-восточные области, где Монтехо-отец уже побывал пятью годами ранее. В сопровождении правителя Ак’е Ишкуата (Ицкоатля) Кокома конкистадоры вновь пришли в Чавака, а затем дошли до моря в Экабе[9]. «Видя, что индейцы служат безропотно, он [Монтехо «Молодой»] сосчитал жителей страны, которых было много, и разделил селения между испанцами. По рассказам, наименьшее их поместье  охватывало 2 или 3 тысячи индейцев. Таким образом он начал устанавливать порядок среди местных жителей, чтобы они обслуживали этот их город. Это очень не нравилось индейцам, хотя они терпели тогда»[10].

Бывший владетель Чичеена Наком Купуль попытался убить Монтехо-младшего, но его попытка не удалась и покушавшийся погиб[11]. Через некоторое время жители области Купуль, воодушевленные успехами южных соседей из Кочваха и Чактемаля, восстали. При поддержке отрядов из Кочваха, Экаба и Сотуты[12] они  взяли Сьюдад-Реаль, как несколькими месяцами ранее чактемальцы Вилья-Реаль, в осаду. Источники не указывают индейских вождей, осадивших Сьюдад-Реаль. Между тем, описанные ими слаженные и хорошо организованные действия индейцев предполагают единое руководство. Осуществлять его мог старший из батабов Купуля правитель Саки На Суль (в других источниках – Ах Цук) Купуль и его главный военачальник На Кахун Нок’, или правитель Сотуты Ах Куат На Чи Коком. Попытка прорыва кончилась для Монтехо катастрофически: он потерял около половины своего отряда. Наконец, после пяти или шести месяцев осады испанцы прибегли к хитрости, которую описывает Ланда: «Они покинули город ночью, оставив собаку, привязанную к языку колокола, и немного хлеба [на таком расстоянии], что она не могла схватить. Они утомили индейцев в предыдущий день стычками, чтобы те не смогли их преследовать. Собака звонила в колокол, чтобы схватить хлеб. Это очень удивляло индейцев, полагавших, что на них собираются напасть. Поняв [в чем дело], они были возмущены обманом и решили преследовать испанцев по разным направлениям, так как не знали, по какой дороге они пошли»[13].

С тяжелыми арьегардными боями  Монтехо-младший и его индейские союзники прорвались в область Челей, сохранявших верность союзу с Монтехо. Франсиско де Монтехо-старший, которого достигли известия о положении испанцев в Чичеене, с отрядом в 120 человек отправился на север Юкатана, но к моменту прибытия его сын уже оставил Сьюдад-Реаль и находился на пути к побережью. Оба Монтехо встретились в Сибикале (Ц`ибик`аль), в области Чак’ан, откуда направились к морю. Во владениях дружественного им батаба Ц’иц’онтуна На Муш Челя был основан порт Сьюдад-Реаль-де-Цилан, но и его через несколько месяцев оставили. Солдаты Монтехо, заслышав о богатствах Перу, массово убегали из негостеприимного и не сулившего быстрого обогащения Юкатана. Весной  1533 года Монтехо отец и сын вернулись в Кампече[14]. Там летом того же года к ним присоединился вернувшийся из гондурасского Трухильо Давила с остатками своей разбитой экспедиции. В распоряжении Монтехо оставалось всего около 40 пехотинцев и с десяток всадников. Малочисленные испанцы стали подвергаться нападениям местных жителей[15]. Во время одной из таких стычек Монтехо-старший даже был ранен[16]. Наконец, ввиду массового бегства из Кампече испанцев в конце 1534 г. Монтехо вместе с сыном покинул свой городок, а зимой 1534/1535 гг. конкистадоры ушли из этого своего последнего опорного пункта на Юкатане. Вторая попытка подчинить майя Юкатана оказалась такой же провальной, как и первая.

Памятник отцу и сыну Монтехо в Мериде

Памятник отцу и сыну Монтехо в Мериде



[1] Роберт Чемберлен предполагает, что в Кампече  имело место крупное сражение, произошедшее в день Святого Бернабе, 11 июня 1531 г. ( Chamberlain, Robert Stoner. The Conquest and Colonization of Yucatan: 1517-1550. Washington, 1948. Pp.111-112; см. также: Sharer, Robert J. and Loa P. Traxler. The Ancient Maya.  Pp. 768-769) однако, он совмещает события 1531 и 1541 годов. Хуан Молина Солис полагает, что это сражение в Кампече, описанное Бласом Гонсалесом без упоминания даты, произошло в 1534 г. (Molina Solis, Juan Francisco. Historia del descubrimiento … P.503).

[2] Сolección de los documentos inéditos del Archivo de Indias. Tomo 14. Madrid, 1870. Pp. 99-100.

[3] Ibidem. P. 100.

[4] Д. де Ланда и А. де Эррера сообщают, что в этом походе участвовал лично Франсиско де Монтехо-старший, однако, из писем  императору Карлу V самого Монтехо от 10 августа 1534 г. и его капитана Хуана де Лермы от 19 июня того же года следует, что аделантадо в то время оставался в Кампече (Molina Solis, Juan Francisco. Historia del descubrimiento … Рp.482-483, n.2).

[5] Согласно одному из толкований «Хроники из Чикшулубчен» из Ахк’инчеля Монтехо-младший, преследуя купулей, достиг селения К’антанен К’ин в Экабе, к востоку от Купуля, а уже оттуда прошел в Чичеен-Ица (Molina Solis, Juan Francisco. Historia del descubrimiento … Pp.486-487), однако, здесь речь может идти о событиях 1527 – 1528 гг.

[6] Р. Чемберлен отождествляет его с Нахобон Купулем, известным по «Сообщениям из Юкатана» (Sharer, Robert J. and Loa P. Traxler. The Ancient Maya.  P.769), однако, Когольюдо называет его именно Након Купуль, а Нахобон Купуль, описываемый как владыка всего севера Юкатана не может быть отождествлен со скромным владетелем территории чичеенских развалин.

[7] Сollección de los documentos inéditos del Archivo de Indias. Tomo 14. P. 111.

[8] См.: Ланда, Диего де. Сообщение о делах в Юкатане. Сс.128-129.

[9] The Maya Chronicles. Pp. 194 - 195.

[10] Там же. С. 129.

[11] Рассказ об этом приводит Диего де Когольюдо со ссылкой на Бласа Гонсалеса: «Перед тем как в полной мере индейцы проявили себя по отношению к испанцам, был среди них один касик, которого звали Купуль, которого не опасались, считая его другом. Было притворством у этого индейца намерение, какое он показывал. И вот однажды, когда Аделантадо [на самом деле Монтехо «Молодой» – В.Т.] отвернулся по обычной нужде, его шпага была поставлена в угол, и этот касик со всем проворством вынул её из ножен и чуть не убил ею Аделантадо, которому трудно было защищаться, повернувшись спиной. Но послужил Господь, чтобы по случаю вышел один конкистадор, которым, согласно сообщению, был Блас Гонсалес, и, вынув свою шпагу, подоспел к индейцу настолько вовремя, что, прежде чем тот нанёс удар, отрубил ему руку, в которой он держал шпагу Аделантадо, раньше, чем тот повернулся лицом. Другие солдаты собрались на шум и прикончили индейца» (Historia de Yucatán … Pp.87-88).

[12] Molina Solis, Juan Francisco. Historia del descubrimiento … P. 494. Х. Молина Солис относит эти события к 1532 г., а Р. Чемберлен – к 1533 г. (Sharer, Robert J. and Loa P. Traxler. The Ancient Maya.  P. 769).

[13] Ланда, Диего де. Сообщение о делах в Юкатане. С.129.

[14] О возвращении Монтехо в Кампече в источниках имеются противоречивые версии. Карденас де Валенсиа и Когольюдо сообщают, что они отплыли по морю, согласно Ланде и письму Лермы ушли по суше, при этом существенную помощь им будто бы оказал На Муш Чель и его родичи (Molina Solis, Juan Francisco. Historia del descubrimiento … P.500, n.1). По всей вероятности, различные группы конкистадоров выбирались из Цилана разными путями.

[15] Бартоломе де Лас-Касас обвиняет Монтехо-старшего в том, что, находясь в Кампече, тот активно занялся работорговлей: «… Дабы все-таки извлечь золото из тел и душ их …, всех у кого не отнял жизнь, сделал он рабами и наполнял ими корабли, приведённые в эти места молвой и слухами, и наполненные отсылал, выменивая индейцев на вино, на оливковое масло, на уксус, на засоленную свинину, на одежду, на лошадей и на всё прочее … Он предлагал выбор из пятидесяти или ста дев, и ту, которая иных превосходила, выменивал на самый малый бочонок вина, оливкового масла или уксуса или на солонину и такой же выбор предлагал из трех или двух сот достойных юношей. И случалось, что отрока, бывшего сыном вождя, отдавали за круг сыра, а сотню человек – за коня » (Лас-Касас, Бартоломе де. Наикратчайшее сообщение об опустошении Индий и истреблении их жителей, цит. по: Стингл М. Индейцы без томагавков. М., 1971. С.229). Даже если эти сведения, сообщаемые личным недругом Монтехо, преувеличены и касаются больше Табаско, чем Кампече, продажа местных жителей в рабство, несомненно, настроила их против испанцев.

[16] Relaciones de Yucatán // Collección de documentos inéditos ... Tomo núm. 13. P. 113.