Влияние мапуче на общественную жизнь Чили

Альваро Боркес Скеуч, Айдэ Адрисола Росас ::: История и этнография народа мапуче

Чтобы понять мапуче, необходимо проникнуться его манерой восприятия действительности, окунуться в его духовный мир, в его традиции — с позиций европеизиро­ванного буржуазного мышления найти взаимопонимание с индейцами нельзя.

Начнем с простого. Говорят, что индеец ленив и мало­душен. Это в корне неверно. Не может быть ленивым и малодушным тот, кто выдержал четыре столетия войны. И все это время обеспечивал себя едой и одеждой. Надо помнить, что испанцы во время набегов прежде всего вы­таптывали обработанные поля, сжигали собранный индей­цами урожай, чтобы довести их до полного истощения. Но тактика испанских захватчиков провалилась — каждое вытоптанное поле обрабатывалось и засеивалось вновь, а каждый погубленный урожай компенсировался новыми плодами.

Индеец, разумеется, не питал отвращения к работе, другое дело — его ни в малейшей степени не привлекало производство продуктов на продажу, у него отсутствовал интерес к коммерции. Сельское хозяйство мапуче было поликультурным, а не монокультурным, не было ориенти­ровано на личное обогащение посредством продажи про­дуктов. Усилия индейцев были нацелены на благо сооб­щества. У мапуче никогда не было недостатка в продук­тах питания, в их преданиях никогда не упоминается о периодах голода. Само это слово, ранее неизвестное индей­цам, появилось в их словаре только с приходом чужезем­ных завоевателей. Тогда же падает и их работоспособ­ность, что было вызвано не чем иным, как недостаточным питанием, которого они недополучали в поместьях белых эксплуататоров.

У индейцев не существовало заработной^ платы. Такие термины, как «сбережение», «капитал», «тоцент», не мо­гут употребляться применительно к индейской экономике, так как проблема обеспечения сообщества материальными благами решалась не на базе частногс/ предприниматель­ства. Она находила реализацию на Уровне коллективной ответственности, традиций, веры в духов предков, в богов и в основе своей связывалась с интересами племени. По­лагалось, что эта проблема может быть решена только совместными действиями, индеец не может потребовать увеличения вознаграждения за работу, поскольку для него оно есть неотъемлемая часть результатов его труда.

Индейцы не знали частной собственности на землю, их экономическое мироощущение не было основано на идее личного обогащения. Они не пытались извлекать личную выгоду или подсчитать прибыль, их целью было коллек­тивное благосостояние. В пределах самого «айльяреуэ» не существовало воровства, так как некого было обворовы­вать: все принадлежало каждому. Поэтому индеец, завла­дев овцой, принадлежащей испанскому помещику, не отда­вал себе отчета в том, что совершил кражу — преступле­ние, сурово наказуемое, согласно нормам социально- экономической системы, противоположной той, к которой юн привык. Подобным образом обстояло дело с продажей общинных земель. Давая согласие касику продать их за несколько литров алкоголя, индейцы не понимали, что они навечно лишались собственности, что чужеземец получал оберегаемую его законом возможность пользоваться куп­ленной землей пожизненно и больше того — передать ее своим наследникам.

Очень богат язык мапуче. Далеко не единицы лингви­стов считают, что с помощью этого языка можно выразить любые умозаключения, что он способен передать любые абстракции на базе собственных идиоматических ресурсов. Это указывает на то, что его роль в развитии культуры потенциально огромна, такого языка нельзя лишаться. Наоборот, его нужно развивать и изучать наряду с офи­циальным испанским языком. Язык мапуче — могучее средство воспитания патриотизма в чилийском народе и возрождения арауканского народа.

Опыт с аккультурацией не дал сколько-нибудь обеща­ющих результатов. Система образования, программы, ко­торые составлялись без учета психологии индейцев, прова­лились. Надо принять во внимание — а не было сделано даже этого,—Что существуют слова и выражения, кото­рые не имеют лексического или этимологического эквива­лента; они, по существу, непереводимы.

При равных условиях мапуче проявляет те же интел­лектуальные способности, что и любой индивид другой расы. История моей страны знает много выдающихся лич­ностей — чистокровных индейцев: писателей, политиков, профсоюзных вождей, актеров, спортсменов. В Националь­ном конгрессе Чили депутаты-мапуче играли выдающую­ся роль, а те из них, кто становился министром, остави­ли глубокий след и могут служить примером для сограж­дан.

Все люди устроены одинаково, к какой бы расе они ни принадлежали. Различие между культурными уровнями разных народов лишь в степени, а не в функции. Интел­лектуальное превосходство одних есть результат благо­приятного влияния сложившихся объективных условий. При тех же материальных ресурсах и тех же средствах,, данных нам природой, прогресс разных народов идет схо­жими путями.

Высокоразвитые народы являются таковыми, посколь­ку они располагали соответствующими ресурсами, кото­рые отсутствовали у других. Располагая ими, эти народы смогли построить более совершенную структуру.

Как мы видели, мапуче пережили три нашествия: на­шествие инков, которое было отражено, нашествие испан­цев, которое было остановлено, и «мирное» нашествие пе­реселенцев и иммигрантов, имевшее форму закабаления экономического.

Это последнее нашествие оказалось победоносным, так как колонизаторы воспользовались малыми знаниями индейцев и их верой в добро. Монтальво сказал об этом так: «Если бы мое перо умело плакать, я написал бы кни­гу под названием «Индеец» и заставил бы мир проливать слезы».

Индейцы выжили, несмотря на все страдания и униже­ния. Им помогли выжить их великие традиции. И теперь они должны в полной мере пользоваться теми же права­ми, что и другие граждане страны. Процесс их аккульту­рации должен протекать таким образом, чтобы их нацио­нальная культура не приходила в упадок, а получила бьг новые импульсы к развитию, чтобы индейцы получили доступ ко всякому занятию, более того, ко/всем постам и должностям в стране вплоть до самых высоких.

Подобная политика проводится в жизнь в Советском Союзе, который в области образования, ,как и во многих других, занимает первые позиции в мире. В Советском Союзе все национальности объединены/в единое государ­ство, в каждой из республик преподавание ведется как на русском, так и на родном языке. Опыт показывает, что та­кая политика далеко не ослабляет общих связей, а, напро­тив, порождает большее понимание и более глубокий пат­риотизм, направленный на служение великой Родине. Советский опыт образования, несомненно, мог бы исполь­зоваться и в Чили. Не приходится сомневаться в его поль­зе для индейского населения, которое при таких условиях сумело бы выдвинуть выдающихся и талантливых лично­стей во всех сферах человеческой деятельности. При этом была бы польза для страны в целом. Как в результате вклада непосредственно этих деятелей в науку, технику, искусство, так и в результате постоянно возрастающего взаимопонимания между индейцами и неиндейцами.

Испанские колонизаторы не признавали художествен­ных, религиозных, этических и философских ценностей ин­дейской культуры. Согласно концепциям конкистадоров, лишь они — и никто иной — воплощали человеческие цен­ности. Они обрушили на индейцев тяжелый комплекс отчуждения; иначе и не могло быть — их эксплуатирова­ли в экономическом отношении и присваивали продукт их труда; в политическом отношении индейцев подчиняли иностранному господству; в социальном и культурном от­ношении их дегуманизировали, разрушали их обществен­ную структуру, религию, лишили их свободы — их пора­бощали.

В условиях буржуазной цивилизации чилийская систе­ма образования воспитывает пренебрежение к ценностям древней культуры индейцев. Но как можно пренебрегать культурой, влияние которой ощущается повсюду: актив­ная деятельность народа мапуче охватывает все без ис­ключения сферы общественного бытия.

Каждый, кто исследует повседневную жизнь населения Чили, сразу же заметит, что во всех ее аспектах отчет­ливо проявляется влияние мапуче. В наибольшей степени это влияние сказалось на формировании населения Чили, начиная с его генокопии. Первые испанцы не привозили с собой женщин. Следствием этого явилась метизация населения. Метисы стали в большей или меньшей степени смешиваться с белыми или индейцами. От этого смешения происходит ббльшая часть населения страны, составляю­щая 80% ее жителей. Причем обычно ее представители имеют группу крови 0, что является обычным для амери­канских индейцев. Таким образом, почти нет чилийца, в котором не было бы индейской крови, оказывающей влия­ние на его внешний вид или на его темперамент.

Велик вклад индейцев в сельское хозяйство. Чилий­ские индейцы внесли в питание человечества один из са­мых важных его компонентов — картофель. После злаков этот клубень имеет столь огромное значение, что трудно себе представить, что было бы с человечеством и совре­менной цивилизацией, если бы не было картофеля. Кар­тофель, распространившийся по всему миру, происходит с острова Чилоэ, где выращивается с незапамятных вре­мен и откуда испанцы завезли его в Европу. Другими растениями арауканского происхождения, получившими мировое признание, напомним, являются один из сортов клубники (Fragaria chilensis) и «чилько», или фуксия, служащая для украшения парков, садов во многих стра­нах. Их трудовые приемы бытуют до сих пор, несмотря на современную механизацию.

Влияние мапуче видно в языке, которым пользуется современное чилийское население, в названиях предметов и идиоматических оборотах. Обращает на себя внимание лексическая сила языка индейцев, который, хотя его и пытались сбросить со счетов, еще живет во многих местах, где население сохраняет традиции своих предков. Значи­тельных масштабов достиг вклад индейских языков преж­де всего в сельскохозяйственную терминологию. Названия «мельга», «канча», «апоркар», «чампа», «пампа», «пирка», «кинча», «транка», «уальво», «уачо», «нади», «уапо», «трумао», «тринтре», «уалато», «очона», «уачи», «гуано», «пайла», «охота», «мампато», «чукаро», «нато», «гуагуа» и т. д.—все эти индейские слова продолжают употреблять­ся в разговорном и даже литературном языке.

Чилийская топонимика отражает очень точное знание местности, рельефа земной поверхности. Сохранились почти все древние названия, и лишь немногие географи­ческие объекты носят иноязычные имена. Ранкагуа, Таль­ка, Чиллан, Мульчен, Темуко, Лаутаро, Трифкен, Локоче, Маульин, Лебу, Кальбуко, Антилуэ, Паильяно, Канете и другие — все они происходят из языка мапуче. Самую достоверную информацию о стране дают индейские топо­нимы. Основываясь на них, можно выяснить отличитель­ные особенности той или иной местности Кийлакагин происходит от «кийла», названия растениями «кауин», что означает собрание; то есть «место, где много кийла». «Койуэко» происходит от названия дерева «койуз» и «ко» — вода, что означает «место, где есть река с койуэ». «Кайпульи» образовано от «кай» — растение-паразит и «пульи» — склон горы. География Араукании включает названия Аконкагуа, Чауракауин, Кольипульи, Пурранке, Чакайяль, Мелинилья, Тиль-Тиль, Талаганте, Талегуано, Курико, ныне известные каждому чилийцу.

Среди блюд, которые ежедневно готовятся в каждом чилийском доме, названий из языка мапуче множество: «ульпо», «кутитин», «санко», «чаркикан», «лучикан», «чучока», «мальо», «чоро», «чуно», «льяуке», «пана»г «кочагуаска», «порото», «милькао», «умита», «чича», «гуата», «бофе», «кокави», «панкутра» и т. д. Почти все дикие животные и растения сохранили первоначальные назва­ния. Лишь некоторые из них были заменены на европей­ские, но эти замены производились по принципу внешне­го сходства и не имеют ничего общего с такой ботаниче­ской классификацией: «пельин» — дуб, «тике» — олива, «нотро» — слива, «уауан» — лавр, «уэвин» — лесной орех, «бойге» — тростник, «радаль» — орех, «муэрмо» — ульм.

Стали популярны среди пришлого населения и неко­торые предметы индейской одежды, например «пончо» «чомба» и др.

Нет сомнения, что процесс влияния мапуче на испано язычное «белое» население не закончен. Индейцы спо­собны внести еще многое в культуру и Чили, и всего мира. Но для этого должны быть сняты оковы с индейской куль­туры. Ей должны быть обеспечены условия для прогресса и процветания.