Транскультурация

Александренков Эдуард Григорьевич ::: Некоторые концепции трансформаций культуры, разработанные этнологами на американских материалах в ХХ столетии

Автором концепции транскультурации стал кубинский историк и этнограф Фернандо Ортис (F. Ortiz). Ввел он это понятие в монографии «Кубинский спор табака и сахара», опубликованной в 1940 г. (Ortiz 1940). К этому времени он уже был известен своими работами по этнографии негритянского населения острова и его вкладу в культуру кубинцев.

По мнению Ортиса, слово «транскультурация» лучше выражало разные формы процесса перехода от одной культуры к другой. Процесс означает не только восприятие чего-то от прежней культуры (а именно это, полагал Ортис, означало слово аккультурация), но обязательно включает также потерю или искоренение части предшествующей культуры, что он предлагал назвать частичной декультурацией, и, кроме того, последующее создание новых культурных явлений, что им было предложено именовать неокультурацией. В конечном счете, полагал Ортис, результатом всякого соединения культур становится то же, что в репродуктивном процессе у: у отпрыска всегда есть что-то от обоих родителей, но он всегда отличается от каждого из них (Ortiz 1995, p. 97-103). Этой доходчивой метафорой Ортис подчеркнул суть процесса, в котором представлены две стороны культурного взаимодействия, одна из которых подразумевает утерю прежнего культурного багажа, а другая - создание новых элементов культуры.

Вступление к книге Ортиса было написано известным этнографом Брониславом Малиновским (B. Malinowski). Малиновский, однако, увидел в новом термине не столько обозначение процесса перехода от одной культуры к другой, о котором, собственно говоря, и должна была говорить частица «транс», сколько указание на взаимность влияний, взаимность, которую провозгласили аккультуралисты, но в своих работ не исследовали. Поэтому термин «транскультурация» и стал известен по большей части в понимании Малиновского, то есть как слово, обозначающее взаимовлияние контактирующих культур, в отличие от аккультурации, понимаемой при этом как односторонне направленный процесс (Александренков 1979).

Термин «транскультурация» не получил широкого хождения среди латиноамериканских и североамериканских этнографов, хотя книга Ортиса была переведена в США. Одной из причин, возможно, было то, что его не поддержал Агирре Бельтран, предпочитавший пользоваться для обозначения контакта культур уже известным словом аккультурация. Тем не менее, некоторые латиноамериканские этнографы применяли термин, предложенный Ортисом, для обозначения культурных взаимовлияний - в частности, венесуэлец Мигель Акоста Саиньес (M. Acosta Saignes). Другой венесуэльский исследователь, Родольфо Кинтеро (R. Quintero), критиковал идею «транскультурации», понятой им как однонаправленный процесс. Историю Америки, полагал Кинтеро, следовало рассматривать, прежде всего, не в рамках культурного контакта, а как историю завоевания (Quintero 1971).

Не без влияния понятия транскультурация возникло направление, получившее название транскультуральной психиатрии, целью которой является изучение результатов контакта носителей разных культур, отражающихся в психике (Bustamante, Santa Cruz 1975).