Цинцунцан. Жилище колибри

Рэнди Р. Джонсон
:::
Статьи и материалы
:::
пурепеча (тараски)

Границы государств Ацтеков и Пурепеча накануне 1519 года (до конкисты) ||| 10,8 Kb Когда Кристобаль де Олид с полком испанских конкистадоров впервые прибыл к озеру Пацкуаро в 1522 году, он обнаружил у его берегов город с населением в 40 000 жителей, столицу индейской Империи Пурепеча, - город Цинцунцан.

Спустя более 450 лет, современные исследователи нашли Цинцунцан молчаливой, почти спящей, небольшой деревней с населением всего лишь в 1 000 душ. Но однажды сброшенный со счетов маленький и очаровательный Цинцунцан до сих пор сохранил поразительные древние монументы и легенды, которые пересказывают нам раннюю историю Мичоакана, красивой, покрытой сосновым лесом, озёрной территории.

С плато покрытого лесом холма, рассматривая Цинцунцан и озеро, Дон Алонсо, пожилой хранитель археологической зоны, указывал мне с какой стороны впервые подошли к водоёму испанцы. Прогуливаясь вдоль холма, он излагал мне свои версии истории района и фольклор. Плато, говорил он, было воздвигнуто индейцами с использованием большого количества каменной породы и покрыто 27,4-сантиметровым слоем утрамбованной земли, образовавшим большую гору, на которой правители Пурепеча построили свой церемониальный центр.

Здание Йакатас. Тараски. ||| 32,9 Kb Здесь находятся yacatas, руины пяти больших храмов Пурепеча. Сами храмы не сохранились; остались лишь необычные круглые платформы с террасами, две из которых были реставрированы.

Уже первые раскопки показали, что эти платформы были воздвигнуты поверх других, более старых. По правую сторону руин, как считается, были расположены жилища верховных жрецов. Большое патио (внутренний двор), изначально крытое кровлей, опирающейся на колонны, выступало, возможно, в качестве алтаря для местного божества-койота. Под полом патио были обнаружены могилы верховных жрецов, а на близлежащем склоне холма археологи нашли и раскопали огромное количество человеческих костей в яме 20х10 метров и 2,5 метра глубиной.

Более тщательное исследование Дона Алонсо зданий выявило, что разные комнаты (даже секции одной стены) были построены разными людьми, в разных стилях – очевидна работа «тареа» ("tarea"), плативших дань своим трудом. На самом деле лишь 10% 1,5-миллионного населения империи Пурепеча были из правящего класса. Остальные разговаривали на чичимек и науатль диалектах и были, видимо, покорены могущественными Пурепеча. В центральной Мексике язык Пурепеча является уникальным в его родстве с языком Майя, а по другим данным, он уходит корнями к языку Кечуа великих Инков.

Остатки другой, меньшей платформы лежат заваленные булыжником на другой стороне холма, помечая центр жилой части города Цинцунцан, покрывающего склоны холмов и растянувшегося далее до деревни Иуацио (Ihuatzio) [известной в то время под именем Куйуакан (Cuyuacan)].

Свыше восьмисот лет назад возле Пацкуаро находился центр царства Мичоакана. В то время, когда уже пало государство тольтеков, великий Пурепеча Правитель Тариакури (Tariacuri) наследовал трон и продолжил объединение обширной империи, растянувшейся от озера Чапала на севере до границ периферии науатль говорящих соперников на юге и востоке.

Вид на озеро Пацкуаро с высоты птичьего полёта. ||| 38,5 Kb Но после смерти Тариакури, оставившего править империей своего сына и двух племянников, отношения между ними охладились. Его сын Хикугейдж? [Hiqugage] остался в Пацкуаро, а оба племянника отделились и со своими сторонниками основали отдельные столицы. Один из племянников, Хириапан [Hiriapan], выбрал Куйуакан (сегодня Иуацио), а второй, Тангошоан [Tangoxoan], перебрался в Цинцунцан (в то время Мечуакан). Поскольку объявление новых столиц требовало приношения многочисленных жертв богам, была начата кампания по добыче жертв как внутри страны, так и за границами империи. Кампания оказалась успешной и правители вернулись домой с золотом и серебром.

Эта информация почерпнута из Relacion de Michoacan, коллекции местных летописей и этнографических материалов, составленных на испанском языке приблизительно в 1539 г., возможно Фраем Мартином де Иисусом де ла Корунья [Fray Martin de Jesus de la Coruna] и монахами-францисканцами. История говорит, что сын и один из племянников умерли насильственной смертью, оставив Тангошоана единственным правителем Мичоакана, управляющего страной из его новой столицы – Цинцунцана. Но, безусловно, к этой информации надо относиться как к легенде.

Здание Йакатас. Пурепеча (тараски). ||| 53,0 Kb Когда капитан Олид (один из главных военачальников Кортесовской армии, осаждавшей Теночтитлан), выдвинулся на Цинцунцан в 1522 году, Пурепеча уже знали об уничтожении могущественной ацтекской империи испанцами. На самом деле, испанцы ещё до своего прихода начали сеять смерть на земле тарасков. Тогдашний правитель Пурепеча умер от оспы, занесённой ацтекским вестником, прибывшим просить помощи в борьбе с конкистадорами. Новый правитель, Тангошоан II, кроткий потомок основателя города, испугавшись той же участи для своей империи, просто прятался до того момента пока не пришёл Олид, а потом сдался ему без сопротивления.

Вскоре испанцы назвали местных жителей тарасками, от местного слова tarascue, обозначающего в переводе свекор (или тесть) или зять. По словам монаха Корунья так тараски с сарказмом называли испанцев, насиловавших их женщин. Но испанцы ошибочно интерпретировали значение этого слова и Tarasco (англ. вариант - Tarascan), сейчас обозначает тех индейцев, кто называет себя Пурепеча.

Именно Тангошоан II, самолично посетив город Мехико, попросил епископа направить в Мичоакан священников. Шесть францисканских миссионеров, ведомые Фраем Мартином де Иисусом де ла Корунья, прибыли в Цинцунцан в 1525 году. Первым их делом стало начало строительства большого францисканского монастыря Санта Ана [Santa Ana] в Цинцунцане в 1526 году. Они сохранили много сил, используя уже готовые каменные блоки многочисленных пурепечесских храмов и платформ для возведения собственных зданий.

Монастырь успешно функционировал свыше ста лет, пока не стал школой, в качестве которой просуществовал до 1964 года. Мексиканское правительство завершило реставрационные работы к 1974 году и сегодня вход в древний “ convento” открыт для посетителей совершенно бесплатно. Осталось много двухэтажных четырёхугольных зданий и фрагменты фресок возрастом более 400 лет до сих пор видны в больших арочных входах во внутренние патио.

Рядом с монастырем расположено большое кладбище, на котором ещё стоят старые каменные кресты там, где их поставил Фрай Мартин в 16 веке. Санта Ана сейчас выступает в качестве неформального музея, демонстрирующего религиозные полотна, деревянные статуи, каменные высеченные фигуры и другие артефакты периода начала Католицизма в Мичоакане. Templo de la Soledad, называемое “La Capilla” (капелла), с тремя красивыми колокольнями также сохранилась; как и стоящая неподалёку меньшая по размеру Capilla Abierta de la Concepcion (открытая капелла), построенная в 17 веке.

Нуньо Гусман де Бельтран [Nuno Guzman de Beltran] сыграл довольно значительную роль в местной истории. Названный Карлом V в качестве главы аудиенсии, сменивший Кортеса на посту правителя Новой Испании, - он злоупотребил своей властью и был отлучён от церкви. Предотвращая потерю политического веса, он отправился в Халиско [Jalisco] и в Мичоакан для разбоев и грабежей.

Гусман прибыл в Цинцунцан в 1530 году и довольно быстро разрушил все начинания в деле обращения индейцев в христианскую веру. Он официально провозгласил территорию испанской и потребовал привозить ему всю дань золотом. Он был сильно разочарован в ничтожном количестве поступающего золота и поэтому подверг жестокой пытке правителя Пурепеча и его советников, но золота от этого больше не стало. Дело в том, что большая часть золотых запасов империи была уже до этого отправлена в качестве дани Кортесу.

Местная легенда гласит, что Тангошоан II скрыл часть сокровищ в небольших лодках и потопил их в озере Пацкуаро, но Гусман узнал об этом проступке. Правда это или нет, но разозлённый и разочарованный Гусман, в конце концов, проволок на верёвке за мчавшимся конём несчастного правителя через весь город, а затем «закрутил» его до смерти, а после привязал тело к столбу и сжёг. Затем он объявил себя «Правителем Тараскской империей» и свой короткий срок правления ознаменовал кровавым террором, вынудив многих индейцев переселиться в горы, прежде чем покинул Мичоакан и направился в Халиско для дальнейшего грабежа, прихватив с собой 8 000 Пурепечесских мужчин в качестве солдат. Нетрудно предположить, что после него отношение к испанцам у Пурепеча было, мягко говоря, прохладным.

Дон Васко де Кирога [Don Vasco de Quiroga] прибыл в Мексику в 1530 году в возрасте 60 лет, и впервые посетил Цинцунцан в 1533 году. Королевским указом 1534 года Цинцунцану было присвоено название “Город Мичоакана” и в 1536 году он стал местом нахождения епархии. В 1538 году Дон Васко стал епископом Мичоакана. Он увековечился в сердцах местных жителей под именем “Тата”, или ”Папа” Васко, покровитель и защитник индейцев.

В 1530 году озеро Пацкуаро занимало по площади значительно больше территории, охватывая низменности, на которых сегодня расположились деревушки. Фрай Мартин писал, что Санта Ана была построена непосредственно на берегу озера, в каких-то 70-ти (а не 400-х) метрах от него, отгороженная от берега современными деревенскими постройками. Жители того времени строили свои дома на склонах холмов вокруг церковных земель, а после тирании Гусмана предпочитали селиться подальше от построек незваных гостей.

Для того, чтобы привлечь жителей вернуться на свои прежние места и услышать Слово Божье (согласно Дону Алонсо), Дон Васко организовал танцевальное представление под названием "Los Toritos" - танец, который в наши дни исполняется на улицах на местных деревенских фестивалях. Все танцоры носят ярко разукрашенные костюмы и маски, одна из которых - голова гигантского быка. Бык танцует и скачет под аккомпанемент гитар и труб, а люди тем временем пытаются поймать его арканом и веревками с петлями на концах.

Вскоре несколько индейцев вернулись посмотреть что за феномен происходит в городе, где были встречены Доном Васко с подарками. Он хорошо обращался с местными жителями, и множество семей вернулись с гор, расселившись вокруг монастыря, для своей защиты от внешнего мира, попав в объятия новой веры. Дон Васка противостоял бесконечно жестокому обращению испанских солдат к индейцам, и своим влиянием и личной властью он прекратил порочную практику использования старой системы сбора дани, унаследованную ещё от правителей Пурепеча.

В 1540 году испанцы решили перенести свой административный центр в покинутый Пацкуаро, т.к. именно там Дон Васко решил построить (несмотря на многочисленные возражения) новый кафедральный собор. Хотя Цинцунцан и продолжал оставаться штаб-квартирой францисканцев, вскоре стал терять своё значение и стал сокращаться в размерах, а королевский титул “Города Мичоакана” отошёл к Пацкуаро.

Тараскская треногая чаша ||| 24,1 Kb Во время своего правления, Дон Васко направил в Испанию запрос, для того чтобы оттуда выслали ремесленников, для обучения индейцев различного рода ремёслами. Мастеров по меди он направил в Санта-Клару; лакировщиков и мастеров по изделиям из серебра в Пацкуаро; ткачей в Еронгарикуаро [Erongaricuaro]; резчиков по дереву в Ханицио [Janitzio]; а в Цинцунцан – гончаров и плетельщиков корзин, которые обучили индейцев плести циновки из камыша, обильно росшего по берегам озера. Эти навыки легко были восприняты индейцами и без того хорошо умеющими обрабатывать камни, раковины и различные металлы, и стали передаваться из поколения в поколение, послужив хорошим задатком для сегодняшней торговли с туристами, продолжая традиции их любимого “Тата” Васко.

Пацкуаро стал сценой, на которой создавалась последующая местная история, а сейчас это - известный, привлекающий туристов город, охраняемый как национальный исторический памятник. Всего в двадцати минутах езды на машине от него расположен Цинцунцан, который сегодня представляет собой маленькую и бедную деревушку. Цинцунцан: «Жилище колибри», даже колибри покинули свой дом, гонимые охотниками за радужной окраской перьев этих птиц, украшающих их одежды.

В ярком контрасте находятся и цвета зданий Пацкуаро и Цинцунцана: одни одеты в красно-белые наряды, вторые – в коричневые. Древние глинобитные стены без рисунков и даже без побелки, покрытые лишь крошащейся штукатуркой из того же материала, что использовали испанцы века назад.

Несколько магазинчиков и палаток расположились вдоль хайвэя, предлагая покупателям характерные цинцунцановские гончарные изделия и различные поделки из камыша, но ни одного отеля и даже кафе нет в Цинцунцане. Местные гончарные изделия, хоть и выполнены в простых формах, так же привлекательны, как и многое в этих местах.

В течение недели лишь несколько водителей по пути в Пацкуаро останавливались в деревушке, чтобы зайти в магазинчики, да несколько туристов искателей приключений преступили главную улицу Цинцунцана, где индейская легенда 13 века и история конкисты 16 века ждут своего повторного открытия.

До сих пор в одном квартале от хайвэя, в тишине огромного церковного кладбища, обрамленного седеющими и умирающими от старости деревьями, вы можете услышать эхо цокота копыт лошадей испанских солдат, остановившихся в монастыре Санта Ана и готовых послушать мессу или, быть может, выслушать речь Дона Васко де Кирога.


Использована статья сайта «Randy Johnson's Place»;
Оригинал статьи - Randy's Travel Articles «Reports from the Edges of Civilization»;
Перевод - Sam (www.indiansworld.org).