Стадионы: общий обзор. Жертвоприношения на стадионах

Дида С., Приймак Е., Стюфляев М. ::: Месоамериканская игра в мяч: спорт и ритуал

По всей видимости, индейцы не сразу стали проводить игры в мяч на специальных каменных площадках. Изначально, вероятно, состязание проходило на открытом расчерченном участке, потом появились ограниченные земляными насыпями участки (такой вид имеет поле в Пасо-де-ла-Амада) и еще позднее стали возводить известные всему миру каменные стадионы. Кольца на стенах площадок появляются ещё позже и, вероятно, связаны с дополнением игры новым правилом – игрокам нужно было попасть мячом непосредственно в кольцо, хотя сделать это было довольно тяжело, так как диаметр кольца зачастую лишь немного превышал диаметр мяча.

Карта древних городищ Месоамерики, где были найдены площадки для игры в мяч.

Карта древних городищ Месоамерики, где были найдены площадки для игры в мяч.

Единого стандарта размеров спортивной площадки не существовало, они разнились от города к городу. С точки зрения формы стадионов также существовали различия, хотя и не столь заметные (большое разнообразие форм появляется в поздний классический период). Э. Таладуар попытался провести классификацию площадок в Месоамерике и на юго-западе США на основании критериев формы и хронологии, он различает 13 типов стадионов с различными вариантами.[i] Стандартная площадка состоит из прямоугольного игрового поля, окруженного высокими продольными стенами. На платформах вокруг игровой области часто добавляли постройки, использовавшиеся отдельными зрителями в качестве комфортных комнат. На каждом конце игровой аллеи существовали дополнительные открытые пространства, придававшие площадкам форму латинской буквы I. В ряде регионов игровое поле делили на равные части тремя маркерами, которые, возможно, использовались также для подсчета очков. Иногда вместо трех ограничивались одним маркером в центре площадки. Особую известность приобрели маркеры майя классического периода, имевшие вид больших круглых камней. Многие из них могут по праву считаться произведениями искусства, так как украшались тонкой резьбой и даже иероглифическими надписями. В Копане фасад стадиона украшен скульптурами птицеподобных существ с головами ара.[ii] К сожалению, ни на керамике, ни на монументах майя классического периода пока не обнаружено полноценных изображений площадок для игры в мяч, чаще всего древние художники показывали это спортивное состязание происходящим возле лестницы или ступенчатой платформы. Зато на страницах позднейших миштекских, сапотекских и ацтекских пиктографических рукописей из Центральной Мексики сохранилось свыше 150 иллюстраций стадионов, а в Западной Мексике находят даже керамические модели площадок для игры в мяч.[iii]

Площадки для игры в мяч: Монте-Альбан (поздний классический период), Чинкультик, Тикаль и модель из штата Наярит.

Площадки для игры в мяч: Монте-Альбан (поздний классический период), Чинкультик, Тикаль и модель из штата Наярит.

Благодаря постоянно продолжающимся археологическим раскопкам, которые стали особенно интенсивными с середины ХХ века, каждый год исследователи находят десятки новых стадионов. Так, если в 1981 году были известны 632 площадки в 518 городищах, то к 2000 году их число возросло до 1560 в 1275 городищах.[iv] Размеры стадионов варьировались очень значительно от города к городу. Для контраста можно сравнить игровые зоны двух площадок в городах майя: первая в Чичен-Ице, размером 96,5 на 30 метров, и вторая у «Главной площади» Тикаля – 16 на 5 метров. Почти в каждом крупном или среднем городе Месоамерики имелась хотя бы одна игровая площадка, а в ряде столиц их построили свыше десяти (Чичен-Ица – 13, Эль-Тахин – 18, Кантона - 24). Даже в небольших селениях находят стадионы, в то время же время по непонятным пока причинам они совершенно отсутствуют в великом городе Теотиуакане и в столицах некоторых влиятельных царств майя классического периода (Бонампак, Тортугеро, Мотуль-де-Сан-Хосе).[v] Можно предположить, что большое количество площадок говорит о степени увлеченности населения города и округи этим видом спорта, однако, их полное отсутствие в каком-либо городе еще не означает, что местные жители вовсе не играли в мяч. Скажем, в долине Мехико, где находилась столица ацтеков Теночтитлан, зафиксировано небольшое количество площадок, несмотря на интенсивные археологические исследования и наличие исторических записей испанских хронистов. Отчасти это можно объяснить уничтожением доиспанских строений в колониальное время – к 1580 году все площадки для игр, находившиеся на территории под управлением Испанской Короны, были либо разрушены, либо заброшены. В случае майя классического периода особый интерес представляет городище Мотуль-де-Сан-Хосе, в древности столица царства Ик’а’. Хотя в регионе в настоящее время работает археологический проект, в Мотуль-де-Сан-Хосе пока не найдено ни одного стадиона, при том, что на керамике цари Ик’а’ изображались играющими в мяч и, кроме того, своя площадка существовала в небольшом периферийном городище Тринидад-де-Носотрос, расположенном всего лишь в 2,6 километрах на юго-восток от главной площади Мотуль-де-Сан-Хосе и, вероятно, входившем в царство Ик’а’. Можно предположить, что по каким-то соображениям цари Ик’а’ играли в мяч и проводили связанные с этим действом встречи, пиршество и обряды не в столице, а в небольшом городке Тринидад-де-Носотрос.[vi]

В классический и постклассический период игра в мяч явно была связана с властью и высоким социальным статусом. Через строительство стадиона правители усиливали собственный авторитет и власть над подданными. Многочисленные примеры показывают, что когда то или иное царство набирало силу, в его столице сразу появлялись или перестраивались стадионы. Возможно, возведение небольших стадионов в малозначимых городах объясняется именно стремлением местной знати повысить свою мощь и авторитет. Игру в мяч часто использовали для решения различных затруднительных задач, споров и межгосударственных конфликтов. Тем самым игровое поле превращалось в своеобразную альтернативу полю боя. Со временем игра могла также стать средством урегулирования конфликтов непосредственно внутри общества. Возможно, этим объясняется неравномерное распространение стадионов по Месоамерике – там, где центральная власть была сильна, стадионов мало, и наоборот их количество возрастает на недавно завоеванных территориях или там, где по какой-либо причине отмечался высокий накал конфликтных ситуаций в обществе.

Сцена на майяской вазе, где запечатлена игра знатных лиц.

Сцена на майяской вазе, где запечатлена игра знатных лиц.

Однако не стоит считать, что игра предназначалась только для представителей знати и никто более в неё не играл. Мы судим об игре по оставшимся от нее значительным каменным сооружениям, которые, конечно же, могли позволить соорудить лишь те, кто был способен организовать совместную работу достаточного количества людей. Тем не менее, есть основания согласиться с Д. Андерсоном, что игра в мяч возникла как спортивная традиция в небольших общинах, лишь впоследствии правящая элита использовала её в своих политических целях. Как уже говорилось выше, прекращение строительства стадионов на постклассическом Юкатане вовсе не говорит о полном отказе от игры в мяч, которая упомянута Д. де Ландой и присутствует в Дрезденском кодексе.

Модель стадиона и игра в мяч как она проходила в древности в штате Наярит.

Модель стадиона и игра в мяч как она проходила в древности в штате Наярит (Фото: S.Wood, 2010)

Наиболее хорошо сохранившиеся каменные стадионы находятся в следующих древних городах: Тикаль, Йашха, Копан, Ушмаль, Чичен-Ица, Йагуль, Мишко-Вьехо, Сакулеу, Ишимче, Монте-Альбан и Шочикалько.

Модель стадиона и используемая терминология.

Модель стадиона и используемая терминология.

Особого упоминания заслуживают расположенные в 170 километрах к востоку от Мехико руины некогда большого города Кантона. Его расцвет приходится на поздний классический период. Город известен в первую очередь тем, что на его территории ученые нашли целых 24 площадки для игры в мяч. Таким образом, Кантона может считаться крупнейшим центром этого спортивного состязания в Северной Мексике. Примечательно, что стадионы распределены очень неравномерно, девятнадцать из них сосредоточены в Южной части города, его административном и религиозном центре, еще четыре - в Центральной части, и лишь один - в Северной.[vii]

Одна из 24 площадок игры в мяч, на поле котрой сохранились три отметки, обозначающие середину и два конца стадиона. Кантона.

Одна из 24 площадок игры в мяч, на поле котрой сохранились три отметки, обозначающие середину и два конца стадиона. Кантона.

В штате Морелос имеется еще несколько стадионов для ритуальной игры в мяч. Они датируются примерно 700-900 годами и находятся в Шочикалько. После того, как город был покинут его жителями, он какое-то время пустовал, а затем был снова заселен науаязычным населением. В Шочикалько найдены сразу 3 площадки (южная, северная и восточная), причем восточный комплекс строений, похоже, полностью посвящен игре в мяч и ее ритуалам. Скорее всего, каждая из них служила для своих целей. Одна – как главная арена, другие – для различных церемоний и ритуальных мероприятий. С западной части южного стадиона расположены 20 круглых «алтарей». Судя по всему, на каждый из 20 дней месяца.

Восточный стадион. Шочикалько.

Восточный стадион. Шочикалько.

Южный стадион. Шочикалько.

Южный стадион. Шочикалько.

Северный стадион, на площадке лежат кольца, ранее размещавшиеся на боковых стенах. Шочикалько.

Северный стадион, на площадке лежат кольца, ранее размещавшиеся на боковых стенах. Шочикалько.

Как уже было сказано, площадок для игры в мяч времен ацтекского могущества сохранилось совсем немного. Один из уцелевших и доступных сегодня для туристов стадионов находится в местечке Коатетелько (Куатетелько) в штате Морелос. Датируется он поздним постклассическим периодом (1350–1521), как и другие постройки в этом поселении. Но археологические раскопки показали, что люди поселились здесь намного раньше, а в пору своего расцвета (450-600 гг. н.э.) Теотиуакан имел заметное влияние на Коатетелько. Под лестницей западной платформы тлачтли были найдены элитные захоронения, в которых нашли большое количество различных предметов, таких как керамические сосуды, обсидиан, жадеит, бронзовые и медные предметы, а также каменные инструменты для помола зерна. [1]

В долине Оахаки древнейший известный сапотекский стадион находится в Монте-Альбане. Его самая ранняя версия датируется поздней доклассикой. Стадион несколько раз перестраивали, и свой окончательный вид он обрел во II-IV веках. Позднейшая традиция игры в мяч связана с 11 стадионами в городище Эль Тахин, расположенном на территории штата Веракрус. Несколько небольших площадок предположительно датируются средним классическим периодом, но пик строительства стадионов приходится на IX-X века. Крупнейший стадион с длиной и узкой (10,28 на 60,82 метра) площадкой и необычными продольными стенами, являвшимися частью основания двух городских пирамид, находится в южной части Эль-Тахина.[viii]

План Коатетелько (Lluvia Arras по Smith 2003)

План Коатетелько (Lluvia Arras по Smith 2003)

Стадион в Коатетелько (фото: Fernando Gonzalez y Gonzalez)

Стадион в Коатетелько (фото: Fernando Gonzalez y Gonzalez)

На стадионах не только проводились игры в мяч, но и совершались различные ритуальные действа, например, закапывание жертвоприношений (как в Теночтитлане - свистков, окаринов, барабанов). В Западной Мексике и, возможно, в городах майя классического периода стадионы стали местом проведения состязаний по борьбе – об этом свидетельствуют изображения на керамике из соответствующих регионов. Игры уже тогда были элементом шоу, различных фестивалей, сопровождавшихся игрой на музыкальных инструментах.

В иконографии, сопровождающей игру в мяч, часто фигурируют военнопленные, что может быть связано с важной составляющей ритуального действа на стадионе – человеческими жертвоприношениями. Связь игры или самого стадиона с человеческими жертвоприношениями проявляется относительно поздно – в классический период. Наиболее ярко она отслеживается у индейцев классического Веракруса и в культуре майя. Сцены жертвоприношений видны, например, на панелях стадионов в Эль-Тахине (850-1100 годы) и Чичен-Ице (IX век), а также на стелах в городище культуры классического Веракруса Апарисио (700-900 годы). Уместно вспомнить также сюжет эпоса майя из горной Гватемалы Пополь-Вух, в котором игра в мяч связана с жертвоприношением.

Сцена обезглавливания игрока в мяч. Панель Большого стадиона Чичен-Ицы.

Сцена обезглавливания игрока в мяч. Панель Большого стадиона Чичен-Ицы.

В Чичен-Ице и Эль-Тахине на стадионах можно наблюдать сцену обезглавливания игрока, это дает повод предположить, что жертвой стал капитан команды, однако насколько массовый характер имела подобная практика остается неясным. Археологи пока не обнаружили массовых захоронений, связанных с игрой в мяч, так что, вполне вероятно, жертвоприношения были, но носили единичный характер, а спекуляции о жертвоприношениях целых команд остаются по большей части только лишь ничем не подкрепленными предположениями.

Сцена жертвоприношения на панели стадиона в Эль-Тахине.

Сцена жертвоприношения на панели стадиона в Эль-Тахине.

Отметим также, что в поздний классический период и позже на стадионах часто встречается мотив отрубленной головы, который присутствует и в эпосе Пополь-Вух. Это обстоятельство послужило основой для выдвижения ничем не обоснованной гипотезы, будто индейцы играли отрубленными головами или черепами, что, конечно же, просто невозможно.

Сцена жертвоприношения на стеле из городища Апарисио.

Сцена жертвоприношения на стеле из городища Апарисио.

Некоторые специалисты считают, что с жертвоприношениями была связана не игра, а значимое место, где был расположен стадион. Так, Дэвид Стюарт отмечает, что большая часть монументальных надписей у майя носят посвятительный характер. То же касается и запечатленных на стадионах сценах жертвоприношений, которые могли быть частью большого посвятительного ритуала, облаченного в игровой антураж, но имеющего отношение к месту, а не к самой игре. В этом случае вполне уместно задать вопрос, а совершались ли на самом деле жертвоприношения во время проведения игр на стадионах?[2] Также хорошо стыкуются с этой версией совершенно не функциональные наряды запечатленных на керамике правителей, якобы играющих в игру (хотя их, конечно, могли просто дорисовать, также как и увеличенный в несколько раз каучуковый мяч на тех же изображениях).


[1] Aztec architecture by Manuel Aguilar-Moreno, Ph.D. http://www.famsi.org/research/aguilar/

[2] Tokovinine, Alexandre (2002). Divine Patrons of the Mesoamerican Ballgame. Moscow State University. Стр. 6. http://www.mesoweb.com/features/tokovinine/Ballgame.pdf


[i] Taladoire E. Architectural Background… P. 103-108.

[ii] Colas R., Voss A. A Game of Life and Death – The Maya Ball Game // Maya: Divine Kings of the Rain Forest / Ed. by N. Grube. – Köln: Könemann Verlagsgesellschaft, 2001. – P. 189-190.

[iii] Taladoire E. The mother of all ballgames...

[iv] Taladoire E. Architectural Background… P. 98.

[v] Taladoire E. Architectural Background… P. 98-99.

[vi] Moriarty M. History, Politics, and Ceramics: The Ceramic Sequence of Trinidad de Nosotros, El Petén, Guatemala // Motul de San José: Politics, History, and Economy in a Classic Maya Polity / Ed. by A. Foias and K. Emery. – Florida: University Press of Florida, 2012. – P. 228.

[vii] Токовинин А. Игра в мяч у народов Месоамерики.

[viii] Токовинин А. Игра в мяч у народов Месоамерики.