Сообщение из селений Набалон и Тахкабо и с острова Косумель

перевод Талах В.Н. [извлечения] ::: Сообщения из Юкатана

Диего де Контрерас [Diego de Contreras]

 

СООБЩЕНИЕ ИЗ СЕЛЕНИЙ НАБАЛОН И ТАХКАБО [NABALON Y TAHCABO] И С ОСТРОВА КОСУМЕЛЬ [COÇUMEL]

от 23 марта 1579 г.

 

XIIII. В четырнадцатой главе говорю, что мне сообщили об индейцах из Такабо [tacabo] и Набалона [nabalon] из моей энкомьенды, и говорят, что имели в древности, во времена своего язычества, в качестве владыки и царя великого владыку, которого звали На Мон Купуль [namon cupul], пребывавшего в столице Эк-Балам [aquibalom], селении завоевателя этой земли, и ему они давали дань маисом, индейками, рыбой, хлопком и маленькими полотнищами, и эту дань, которую ему давали, он посылал собирать в свои селения других индейцев, и их посылал названный На Мон Купуль, и там, где находился этот владыка, имели великого идола, которого все почитали как бога, которого называли Эк’е-Балам [equebalam], что означает на нашем языке «Темный Тигр» [tigre prieto][1].

И об острове Косумель, на котором находятся два селения моей энкомьенды кроме вышеназванных, старые индейцы из них говорят, что никогда не были подданными никакого владыки, но свободными, и что прежде вся эта земля и индейцы обычно прибывали на этот остров, чтобы поклониться некоему идолу, которого имели в неких древних строениях, которого очень почитали, и что приходили на названный остров поклониться названному идолу, как если бы собирались достичь отпущения грехов, потому что шли из Табаско [tabasco], и Шикаланго [xicalango], и Чампотона [chanpoton], и Кампече [canpeche], и из других отдалённых мест приходили, чтобы повидать и поклониться названному идолу, и в названных строениях, где находился названный идол имели и находился один старый индеец, которого называли ах-к’ин [alquin], что означает на нашем языке священник или жрец, и индейцы, приходившие посмотреть на идола, разговаривали с названным ах-к’ином и рассказывали ему о том, зачем пришли и чего хотели бы, и названный индеец говорил с идолом и с демоном, который, как говорят, находился внутри него, и тот отвечал на всё, о чём его спрашивали, и знал обо всём, чего хотели, и названный старый индеец - ах-к’ин передавал ответ, данный им идолом, таким образом, что все индейцы этой страны узнавали от идола все то, что хотели, и старый индеец, после того, как он разговаривал с идолом, давал им ответ, и они приносили ему дары из всего, что собирали в качестве урожая, и этого идола звали Иш-Чель, и таким именем называли этого идола, и индейцы не смогли объяснить мне, что значит «Иш-Чель»[2], и почему его так называют.

Relaciones de Yucatán. T. 13. – Pp. 53-54.



[1] Из иероглифических текстов следует, что название «Эк’-Балам» означает не «Темный/Чёрный Ягуар», а «Звезда-Ягуар». Данные эпиграфики свидетельствуют о значительной политической роли этого города на северо-восточном Юкатане в конце VIII - первой половине IX века.

[2] Иш Чель (она же Chak Chel или Ix Chak Chel) – «Радужница» или «Большая Радуга», в рукописях изображается как старая женщина с лапами хищного зверя вместо ног и свернувшейся змеей в головном уборе. Согласно Ланде покровительствовала деторождению и в таком качестве чествовалась на празднике врачевателей Ichkil-Ixchel («Омовение Иш Чель») в месяце Сип (Landa, XL). В некоторых версиях, в частности, у Лас-Касаса Иш Чель – супруга Ицамны и мать богов-близнецов Хун-Човена и Хун-Ахава. В "Ритуале Бакабов" упоминаются четыре разноцветные Иш Чель (Thompson J.E.S. Maya History and Religion. – P.247).