Сообщение из Мутуля

перевод Талах В.Н. [извлечения] ::: Сообщения из Юкатана

Мартин де Паломар [Martin de Palomar],

Дон Хуан Пече [Don Juan Peche],

Хуан Кумки де Ланда [Juan Cumci de Landa]

 

СООБЩЕНИЕ ИЗ МУТУЛЯ [MUTUL]

от 20 февраля 1581 г.

 

XIII. Получило это упомянутое селение название от одного древнейшего владыки, его заселившего, которого звали Сак Мутуль [Çac Mutul], что означает «Белый Муж»[1].

Язык, на котором говорят его уроженцы – это тот же, на каком обычно вообще говорят уроженцы этих областей, который называют «майя» [maya], что происходит от Майяпан [Mayapan], каковой был местом, где находились владыки, имевшие господство надо всей этой землёй.

XIIII. О первом владыке этого селения Мутуль местные жители имеют известия, что это был военачальник, которого звали Сак Мутуль, что означает «Белый Муж», как я упомянул. Он пришёл с людьми с востока искать, где поселиться, и не знают, откуда он вышел, но что он был индейцем. Он пришёл в местность, где находится это селение, и заселил его своими людьми, и там устроил своё жилище и обиталище, и имели своё владычество он и его потомки сто сорок лет, по истечении коих пришёл против владыки, который тогда был в упомянутом селении Мутуль, другой владыка и военачальник, называемый К’ак’упакаль [Rarupacal], с воинами, и убил его, и опустошил селение, и по прошествии многих лет другой владыка и военачальник, называемый Нох Кабаль Пече [Nohcabal Peche], очень близкий родич великого владыки Майяпана, вновь заселил людьми, которых привёл с собой, упомянутое селение Мутуль, и с тех пор имели владычество этот Нох Кабаль Пече и его потомки, и сегодня является касиком и правителем указанного селения дон Хуан Пече [Juan Peche], потомок древних Печей.

Владычество, каковое эти касики и владыки имели над своими подданными, состояло в том, чтобы держать их в подчинении своим приказам, насколько они хотели, и те им подчинялись и оказывали величайшее уважение, снабжая их, насколько они в этом нуждались, в мирное время, и лично помогая им на войне, которую те захотели бы вести, не давая им ни платы, ни вознаграждения.

Податью, которую им давали, были хлопковые плащи, индюки, маис, мёд и все прочие вещи из еды и одежды, потому что ни золота, ни серебра, ни других ценностей они не имели, но из всего, что производила эта земля, давали этому правителю как признание его владычества.

В том, что касается поклонения богам [adoraciones], они имели представление о едином Боге, создавшем небо и землю, и все вещи, и что его местопребывание было на небе, и они некоторое время признавали этого единого Бога, которому построили храм со жрецами, каковым приносили подарки и подаяние [limosnas], для того, чтобы они жертвовали это богу, и такой способ поклонения богам имели, пока не пришёл извне этой земли один великий владыка с людьми, называемый К’ук’улькан [Rurulcan], и он со своим народом идолопоклонствовал, и оттуда и люди этой земли начали идолопоклонствовать, и вследствие уловок демона настолько предались этому, что по всякому поводу имели идолов и поклонялись каменным, и деревянным, и глиняным, и в виде фигур людей, являвшихся особами с достоинствами, и совершали им жертвоприношения человеческой кровью, птицами и животными, и воскуряли им некую смолу, называемую пом [pom], которая как ладан, и на главных праздниках приносили в жертву мужчин, женщин и детей, вымаливая благосклонность и помощь на войне, и чтобы им даровали здоровье, и хорошую погоду, и много пищи, и чтобы продолжилась их жизнь и возросла удача на охоте и рыбалке. Они имели дни, установленные для поста, которые им указывали жрецы, и хотя бы и не постились, они ели только один раз в день, но пили свои напитки из атоле, посоле [poços] и какао по много раз.

Имели сведения о сотворении первого человека, и что Господь создал его из земли, какового звали Аном [Anom][2], и что после сотворения перед ним явилась одна женщина, на которой он женился, и от них происходит весь род человеческий; они имели крещение и крестились, будучи подростками, четырнадцати или пятнадцати лет, и не могли вступать в брак до двадцати, и должны были быть окрещенными, чтобы вступить в брак, и если не были, их не женили; девочкам их матери помещали некий цветной камешек, привязанный к поясу, чтобы он закрывал у них лоно, что было знаком их девственности, и когда их крестили, перерезали нить и забирали у них камешек, и с тех пор они оказывались такими, что могли выходить замуж, и если не были девственницами, жрец не давал им крещения. Они не жили больше, чем с одной женой, но по незначительным поводам оставляли её и женились на другой, и бывали мужчины, женившиеся по десять и двенадцать раз, и больше или меньше, и такую же свободу имели женщины, чтобы оставлять своих мужей и брать других, но когда они женились в первый раз, это совершалось рукой жреца.

XV. Владыки, которые правили, заботились о том, чтобы отдавать приказания строить и поправлять дома своего селения, и чтобы они делали свои посевы всех видов продовольствия, и чтобы вовремя их возделывали и обрабатывали.

Они наказывали преступления своих подданных: убийц предавали тому же виду смерти, что и они причинили; прелюбодеев карали смертной казнью, и их ставили на высоту в людном месте, чтобы все могли их видеть; воров, если им нечем было возместить украденное, продавали в рабство, и это происходило, если невозможно было возместить то, что было ранее украдено.

Дознание [aberigaciones] они производили устно, при свидетелях, и хотя имели буквы или знаки, но им учились только владыки и жрецы.

Они воевали с некоторыми соседними селениями из-за земель и соляных копей, и плохого обращения с их подданными. Наступательным оружием, которое они использовали на войне, были луки и стрелы, копья с наконечниками из кремня, и пращи, которыми они метали камни, и деревянные мечи с двумя лезвиями и острием, которые делали из одного чёрного дерева, называемого чулуль [chulul], такого твёрдого, как кость, имевшие пять пядей в длину и три пальца в толщину, и из того же дерева делали кинжалы в терцию длиной, с кремневым наконечником. Для защиты носили доспех из стёганого хлопка, который испанцы называли эскуипиль [escuypil], обхватывавший талию и доходивший до середины бёдер, и щиты из прочных прутьев, связанных друг с другом с двух сторон, размером с наши, с рукояткой и покрытием из шкуры оленя и ягуара. И когда выходили на назначенную битву, отправлялись одни против других и, оказавшись в пределах видимости, образовывали из своих людей два крыла, одно с правой стороны, а другое – с левой, а посреди ставили отряд людей, где шёл владыка и главный жрец храма, и в таком порядке устремлялись на врагов и сражались с ними, пока не побеждали или не оказывались побежденными. И тех, кого захватывали на войне, продавали и обращали в рабов, а некоторых жертвовали своим идолам. В других случаях собирался народ, и неожиданно нападали на какое-нибудь селение, раня, убивая и захватывая тех, кого могли, и грабили их дома, и так же быстро уходили, а если, когда они приходили, народа в селении не оказывалось, сжигали дома и возвращались.

Одеждой, которую носили в старину владыки, были рубахи [camisetas], без рукавов, а вокруг запястий обернуты низки бусин из цветных камней, а на ногах – подошвы из оленьей кожи, а другие носили из хенекена [de enequen], который похож на пеньку, с завязками, проходившими между пальцами, и другими, выходившими от пятки, которые завязывались на лодыжке; покрывались в качестве верхней одежды квадратными плащами в сажень, сотканными из нитей белого и цветного хлопка, завязанными узлом на плече, и [покрывали] голову повязкой из бумаги, которую делали из дерева, называемого копо [copo][3]; волосы у них были острижены ото лба до середины головы, а всё прочее оставляли расти, как волосы у женщин, обхватывая лентой из белых и цветных хлопковых нитей, сотканной с перьями. Срамные части они прикрывали полосой ткани в пядь шириной, которой опоясывали талию и оборачивали между ног так, чтобы покрыть их, концы этой ленты оставляли свисать спереди и сзади. Простолюдины не носили ни рубах, ни других нарядных и украшенных вещей, но только гладкие. Женщины ходили покрытыми от пояса до середины голени куском ткани из цветных нитей и безрукавками, которые доходили им до верха живота, покрывая груди и спины. Носили также сережки в ушах и кольца на пальцах из металла, похожего на латунь, привозимого из-за пределов этой земли, и отращивали очень длинные волосы, и ценилось иметь их очень чёрными.

Мужчины татуировали тело, руки, ноги и лицо, каждый как хотел, потому что, когда татуировались, были уже мужчинами старше двадцати лет, а женщины татуировали только грудь и руки <…>

Пищей, которую они употребляли в старину, было то же, что они и сегодня употребляют, чем является маисовый хлеб, и фасоль, и перец, и мясо домашних лесных индюков, оленей, кроликов, рыбы и игуаны, и другие виды мяса и плодов, имеющиеся в этой стране. В древности они жили более здоровыми, и имелись более старые индейцы, чем сегодня, думается, потому, что тогда жили с большей свободой и в соответствии со своей природой и обычаями, потому что владыки, имевшие власть над ними, были такими же, и все вели один образ жизни, и им были дозволены в ту пору многие вещи, противные разуму, христианству и доброму порядку, что в настоящее время им не разрешается.

Они употребляли некое вино, которое готовили из воды, мёда и коры и корней деревьев, очень очищающее, которое по обыкновению пили, и это способствовало их здоровью. Воспрепятствовали, чтобы они пили его, потому что когда они его пили, они собирались во множестве и устраивали идолопоклоннические обряды и действа, песни и пляски.

Relaciones de Yucatán. T. 11. – Pp. 77-84.



[1] На самом деле «Сак Мутуль» означает «Белая Вещая Птица». Мифологический персонаж с таким именем упоминается в надписях из Тикаля.

[2] Первочеловека по имени Ш-Аном упоминает А. де Авенданьо-и-Лойола: «Называется такая колонна именем, под которым ей поклоняются, Йаш Чеель Каб [Yax Cheel Cab], «Первое Дерево Мира», и как я понял из их древних песен (которые мало кто понимает), они желали разъяснить, что поклоняются ему, потому что это было то дерево, чьими плодами питался наш праотец Адам, которого на их языке называют Ш-Аном [X-Anom], из-за того малого, к чему сохранилось уважение, а маске, находящейся на упомянутом основании упомянутой колонны, они поклоняются под именем очень мудрого сына божия. На их языке его зовут Ахкокахмут [Ahcocahmut]» (цит. по: Barrera Vasquez, A., Rendon S. El libro de los libros de Chilam Balam. – México:1985. – Pág.163).

[3] Копо – центральноамериканский фикус, Ficus cotinifolia.