Сообщение из К'инакама или Мошошипе

перевод Талах В.Н. [извлечения] ::: Сообщения из Юкатана

Педро де Сантильяна [Pedro de Santillana],

Гаспар Антонио Чи [Gaspar Antonio Chi]

 

СООБЩЕНИЕ ИЗ К’ИНАКАМА ИЛИ МОШОШИПЕ

[QUINACAMA O MOXOXIPE]

от 22 февраля 1581 г.

 

13. <…> Язык, на котором упомянутые индейцы, вверенные моему попечению, говорят, и вообще говорят во всех этих областях, везде одинаков и имеет название майятан [mayatan], каковой называется так по одному древнему городу, который опустел и который называли Майяпан, каковой город подчинил все эти области, потому что у него была ограда из камня и извести по образцу наших испанских, и внутри стен находилось согласно подсчётам более шестидесяти тысяч домов[1], без пригородов извне [стен], и царь, который ими правил, назывался котекпан [cotecpan], что означает на нашем романском языке «человек над всеми»[2].

И поскольку во время, когда этот многолюдный город погиб, жители, в нём остававшиеся, расселились по этим областям, и так как прошло столько времени после его гибели, исказилось это слово таким образом, что из «Майяпана», которое было названием города, они дали «майятан» своему языку, и этот упомянутый город, по рассказам стариков, погиб двести лет назад[3].

14. Упомянутое селение Мошошипе в их древности находилось в области Кехпече [Quepeche], и в настоящее время в ней находится, и главного владыку упомянутой области, которому они все были подчинены, звали Ах Кун Пече [Ah Cun Peche], что на нашем романском языке означает «искусный муж» [hombre sotil], которому ежегодно его вассалы давали в качестве дани, по доброй воле и не будучи принуждаемы к этому, то, что позволяли их возможности, и сам данник хотел ему дать. И то, что давали, было маисом, являющимся зерном этой земли, [каковой] брали в количестве, которое хотел [дать] подданный, и хлопком, являющимся волокном, из которого изготавливают одежду, в каковую одеваются, и перцем чили, являющимся пряностью этой земли, и курами этой земли, которые отличаются и больше по размеру, чем наши кастильские, потому что тех не было у них, пока конкистадоры не завезли их в эту землю, и также давали дань мёдом, а воском не пользовались, потому что считали злоупотреблением вообще, чтобы ради того, что из них делали бы свечи и сжигали их, пчёлы лишались бы жилищ и уходили бы, и по этой причине не пользовались им.

Говорят старики этой области, что в древности, около восьмисот лет назад, в этой области не идолопоклонствовали, и после того, как в неё пришли мексиканцы и овладели ею, один полководец, которого звали Кецалькуат [Quetzalcuat] на языке мексиканцев, что означает на нашем «оперенный змей», и между ними этому гаду дали такое имя, потому что говорят, что он имеет оперение, и этот вышеназванный полководец ввёл в этой земле идолопоклонство и употребление идолов в качестве богов, и он сделал так, чтобы их изготавливали из дерева и глины, и сделал так, чтобы их почитали, и им жертвовали многое из охотничьей добычи, и из купленных товаров [mercadurias], и, прежде всего, кровь из их носов и ушей, и из сердец некоторых принесённых в жертву при их служении, и они сжигали им воскурения из копала, являющегося благовонием этой земли, и этот обычай сохранялся до тех пор, пока конкистадоры их не завоевали, а монахи не искоренили их [идолов] мало-помалу.

И в своём язычестве имели в качестве добрых нравов то, что постились и мало ели, и сурово наказывали плотский порок, без снисхождения к тому, был ли это прелюбодей или прелюбодейка, и если был, должен был умереть за это, и не находили в те времена, чтобы они ели человеческое мясо или предавались гнусному греху, и, кроме этого, бывшего вором приговаривали, за хотя бы один початок зерна [espigua de trigo], к вечному рабству у хозяина имущества, и во многих других случаях совершали правосудие по своему способу, и все эти добрые нравы мало-помалу были в этом краю утрачены за последние пятьдесят лет из-за малого наказания, которое они применяли, и сегодня у них настолько дурные нравы, что вообще они очень мало говорят правду или вовсе никогда её не говорят, являются величайшими лжесвидетелями, не имеют стыда ни мужчины, ни женщины, не понимают приличий и являются величайшими ворами всего, что есть у испанцев, и особенно крадут и проявляют величайшую алчность к железу, потому что оно помогает им обрабатывать посевы легче, чем палками. Они имеют между собой бесчисленные плотские грехи и кровосмешения, и более всего – маловерие, и многие другие дурные нравы.

15. Что касается управления, они были подчинены своим касикам, как ранее сказано, и те наказывали их за преступления.

А искусство сражаться, какое они имели, было с луками, из которых они стреляли стрелами, и с копьями с наконечниками из кремня, множество месторождений которого имеется в этой земле, и с обожжёнными палками, и с круглыми щитами из связанных прутьев, и другими, из кусочков дерева, и некоторые с пращами, и с этим они воевали друг с другом.

Relaciones de Yucatán. T. 11. – Pp. 254-257.



[1] По археологическим данным в Майяпане обнаружены остатки примерно 4 тысяч жилых домов (Гуляев В.И. Города-государства майя. – М.: 1979. – Сс. 216-217).

[2] В переводе с науатль co-tecpan означает «находящийся во дворце».

[3] Согласно Г.А. Чи Майяпан был разрушен около 1420 г. Та же дата содержится в "Хронике" из "Книги Чилам Балам из Тисимина":

"В двадцатилетие 2 Ахав (1500-1519 гг. – В. Т. ),

в тринадцатом году пришли чужеземцы,

Когда их впервые увидела земля провинций Юкатана.

Четырежды по двадцать лет и еще тринадцать от того,

Как ранее был опустошен Огражденный" (cтр. 19; перевод текстов из "Книги Чилам Балам из Тисимина" приводится по Bricker V. R. A Morpheme Concordance of the Book of Chilam Balam of Tizimin // Tulane University, New Orleans, Middle American Research Institute. Publication 58: 1990. – Pp. 449-456). То есть, Майяпан был разгромлен в: 1513 – 93 = 1420 году.

Однако, Д. де Ланда в одном месте говорит, что с момента оставления Майяпана до написания его "Сообщения" в 1566 году прошло 120 лет (Landa, IX), а в другом – что 125 (Landa, X). Последнее ведет к дате 1441 год, совпадающей с данными «Книг Чилам Балам» из Мани и Чумайеля о разрушении Майяпана в двадцатилетии 8 Ахав (1441-1461 гг.) (Кнорозов Ю. В. Письменность индейцев майя. – Сс. 61-62, 68).

Решающее значение могла бы иметь стела 1 из Майяпана с датой «10 Ахав», но она может соответствовать как (11.0.0.0.0) 10 Ахав (3 Мак), 11 апреля 1441 года, так и (10.18.0.0.0) 10 Ахав (3 Цек), 5 января 1185 г.