Ситуация в семье, положение престарелых и детей

Стельмах В.Г., Тишков В.А., Чешко С.В. ::: Тропою слез и надежд. Книга о современных индейцах США и Канады

Неблагоприятные социальные условия существова­ния индейских народов сказались и на ситуации в семь­ях коренных американцев. Правда, положение здесь не­однозначное. По целому ряду параметров индейские семьи отличаются от общеамериканской модели в луч­шую сторону. Так, в 80-е годы среди индейцев доста­точно высокой оставалась престижность брака и семьи: в браке состояло более 49 % индеанок в возрасте старше 18 лет и почти 50 % мужчин-индейцев. Хотя коренных жителей США, как и других граждан стра­ны, затронул процесс сокращения числа деторождений, в настоящее время почти 1Д индейских семей многодетны, т. е. имеют по четверо и более детей. В детных семьях у индейцев в среднем 2, 3 ребенка. Такой показатель превышает общенациональный приб­лизительно в 1,4 раза и в конечном счете обеспечивает расширенное воспроизводство коренных народов.

Тем не менее кризисные явления все чаще и чаще затрагивают семьи индейцев. Это подтверждается, во-первых, ростом числа разводов: доля разведенных супругов в 80-е годы достигла 10,5 % у мужчин и 14,1 % — у женщин, увеличившись в сравнении с 60-ми годами в 2,5 раза, во-вторых — повышением удельного веса неполных, в основном матрифокальных, семей, которые теперь составляют без малого 25 % от общего их числа (в 60-е годы их было менее 14 %). Это зна­чит, что каждая четвертая семья коренных американ­цев состоит из матери и детей, и таким образом без отца растет около 107 тыс. молодых индейцев.

Наконец, кризис семьи способствовал усугублению положения двух возрастных групп коренных жите­лей — престарелых и детей. Престарелые, т. е. лица старше 65 лет, среди индейского населения состав­ляют всего 5,4 %, или около 80 тыс. человек. Удел их незавиден. Основная проблема, с которой сталкивают­ся пожилые индейцы,— нищета: по данным ряда орга­низаций коренных жителей, почти 33 % их лишены каких-либо источников доходов. И это не удивительно. Лишь 6 % пожилых индейцев сумели обеспечить себя посильной работой по найму. Возможность же полу­чать государственные пособия для них практически отсутствует. Действующий в США с 1965 г. закон о помощи престарелым до недавнего времени не распро­странялся на индейцев вообще. После внесения в него в 1978 г. соответствующей поправки на содействие и помощь престарелым жителям резерваций ежегодно стала выделяться сумма в 6 млн долл., но это позво­лило охватить пособиями только 16 тыс. коренных американцев.

Другая проблема, крайне болезненно воспринимае­мая пожилыми индейцами,— изменение их социальной роли в семье. Особенно это касается той их части, которая поселилась в городах. Эти люди, подчерки­валось, в частности, в заявлении Индейского совета по делам пожилых Лос-Анджелеса, «пребывают в со­стоянии тяжелого морального кризиса». С одной сторо­ны, он порожден материальными причинами: превра­щение из кормильца семьи в иждивенца многие индей­цы переживают очень болезненно. С другой стороны, это обстоятельство усугубляется факторами социокуль­турного порядка. «Оторвавшись от своих общин, в которых их уважаемое положение освящалось тради­цией и... подчеркивалось системой родства, утратив свою важнейшую социальную функцию — передачу молодежи культурных ценностей своего племени,— по­жилые городские индейцы... лишились в глазах своих молодых родственников непререкаемого авторитета... что еще больше усилило бремя преклонного возра­ста»,— отмечалось в документе 14

Естественно, в моральном плане ситуация в индей­ских общинах значительно лучше, чем среди жителей городов, однако проблема бедности пожилых в резер­вациях стоит не менее остро. Поскольку общины, как правило, не в состоянии осуществлять программы по­мощи престарелым, забота о них полностью ложится на молодых членов семьи. И хотя к чести молодежи необходимо отметить, что подавляющее ее большинство делает для этого все возможное, молодые люди сами располагают слишком малыми средствами, чтобы как следует помогать своим пожилым родичам.

Условия, в которых растут дети индейцев, также яр­ко иллюстрируют проблемы коренного населения, слов­но концентрируя все стоящие перед ним трудности. Несмотря на то что показатель детской (до 1 года) смертности среди индейцев лишь немного превышает общеамериканский (18,2 против 16,1 %), согласно ря­ду оценок, шансов дожить до 5 лет у коренного аме­риканца в 2 раза меньше, чем у остальных сверстни­ков, ввиду большей распространенности различных дет­ских болезней. Хотя практически каждая мать в ре­зервациях, имеющая ребенка в возрасте до 5 лет, в рамках правительственной программы помощи ежене­дельно получает пакет с дополнительным питанием, многие дети там страдают от недоедания. В свою оче­редь плохие жилищные условия и недостаточное меди­цинское обслуживание стали причиной распростране­ния среди них дефектов физического развития. По данным Американской медицинской ассоциации, прак­тически 1 /з детей и подростков в индейских террито­риях страдают дефектами зрения, в основном это бли­зорукость и астигматизм, а 74 — дефектами слуха.

Массовость алкоголизма среди взрослых членов об­щин не могла не отразиться на подрастающем поко­лении. Умственно неполноценные дети, родившиеся у пьющих матерей, в отдельных резервациях составляют до 25 % учащихся начальных классов индейских школ. Впрочем, и другие ученики также лишены возможности нормально заниматься, так как, по свидетельству средств массовой информации, в индейских семьях стала весьма типичной ситуация, когда семилетний ребенок, вместо того чтобы готовить уроки, вынужден заботиться об алкоголиках-родителях и опекать млад­ших сестер и братьев. Более того, факты позволяют утверждать, что этот порок уже пустил весьма глубо­кие корни и среди индейской несовершеннолетней мо­лодежи. Как показал, в частности, опрос, осуществлен­ный в 1982 г. Индейским исследовательским центром г. Пьерр (Южная Дакота), проживание в семьях алко­голиков, а в таких условиях живет 85 % детей индей­цев этого штата, приводит к тому, что без малого 90 % подростков в возрасте до 16 лет употребляли спиртное, 85 % — курили марихуану, а 65 % — упот­ребляли наркотические вещества другими способами.

Наконец, нельзя обойти вниманием и еще одну беду несовершеннолетней индейской молодежи: весьма рас­пространены случаи растления несовершеннолетних родственниками и сексуальных насилий над детьми. По официальным данным, каждая из четырех девочек и каждый из шести мальчиков до 18 лет в той или иной форме становились жертвами преступлений на сексу­альной основе, совершавшихся в их семьях.

Правда, в последнее время советы резерваций, ис­пользуя свое право административной автономии, на­чали самостоятельную борьбу с невыносимой обста­новкой, в которой растут дети индейцев. Выборочное обследование ряда общин юго-западных и западных штатов, например, показало, что почти в 50 % из них уголовно наказуемым являлось жестокое и циничное обращение родителей с детьми; в 64 % — так называе­мое поощрение преступных действий подростков, куда, в частности, входит вовлечение их в пьянство, а в отдельных случаях даже приобщение к курению таба­ка, и, наконец, в 85 % — безответственное отношение родителей к получению детьми образования и недо­статочная материальная поддержка последних. К сожа­лению, эти усилия советов общин не получают помощи со стороны американских должностных лиц, считаю­щих лишение родительских прав коренных американ­цев и передачу их потомства на воспитание в интер­наты основным средством решения всех проблем несо­вершеннолетних жителей резерваций.

Подобная практика получила в Соединенных Шта­тах довольно большое распространение. По данным БДИ, к началу 80-х годов почти 35 % детей индейцев были насильственно разлучены с родителями, а их доля среди попавших в интернаты в 10—12 раз превышала аналогичные показатели для белых граждан. Предста­вители резервационного населения в свою очередь ста­ли выражать резкий протест против вмешательства американских властей в их семейные дела. Это вме­шательство, по мнению многих лидеров индейцев, но­сило и носит характер откровенной дискриминации, поскольку помимо разрыва родственных связей резуль­татом передачи индейских детей на воспитание в интер­наты становится навязывание им не свойственных ко­ренным американцам ценностей и образа жизни, что в перспективе ведет к утрате этнической самобытности.

С целью ослабить недовольство коренных амери­канцев администрация Д. Картера в ноябре 1978 г. приняла закон, который должен был прекратить отрыв детей индейцев от родителей и предотвратить развал индейских семей. Этого, однако, не произошло. Закон не запретил в принципе насильственную передачу малолетних индейцев в интернаты, ибо основная его суть заключалась как раз в определении ситуаций, когда такая передача приобретала легальный характер. Как показали слушания по этому вопросу в конгрессе во второй половине 80-х годов, проблема положения ин­дейских детей, как и ранее, все еще далека от разре­шения.

Подводя итог всему вышесказанному, можно с пол­ным основанием сделать следующий вывод. В совре­менный период подавляющая часть индейского насе­ления США — государства, ставшего для всего капи­талистического мира своего рода эталоном процвета­ния и материального комфорта, продолжает жить в социально-экономических условиях, имеющих аналоги, пожалуй, в наиболее бедных развивающихся странах.