Сельское хозяйство как источник жизнеобеспечения современного населения резервации США

Сборник ::: Исторические судьбы американских индейцев. Проблемы индеанистики ::: Стельмах В. Г.

Вопрос о хозяйственном развитии индейских общин имеет в настоя­щее время особо важное значение. Именно в сфере экономики лежат в конечном счете корни многих социокультурных проблем коренного населения. Длительный застой и кризис хозяйственной жизни, обособленность резерваций и недостаточность инноваций в условиях быстрого развития экономики Соединенных Штатов стали основными факторами, ухудшающими и без того трудное положение индейского населения. В этой связи характерно, что в последней программе федерального правительства в отношении индейцев — «Самоопределение без терминации», изложенной в специальном по­слании президента Р. Никсона в 1970 г., отмечалось, что основным средством решения проблем аборигенного населения является сти­мулирование развития экономики резерваций1.

Обнародование правительственной программы и возросшее вни­мание прессы к проблеме хозяйственного развития резерваций2 уси­лило интерес американских ученых к данному вопросу. Были под­вергнуты изучению природные ресурсы индейских земель, участие коренного населения в экономике США (работа по найму и рас­пределение его по основным сферам производства, роль наемного труда в жизнеобеспечении племен), проблемы создания в резерва­циях современного хозяйства, попытки самостоятельной предпри­нимательской деятельности аборигенов 3. Однако традиционным за­нятиям, в частности сельскому хозяйству, «повезло» значительно меньше, поскольку большинство ученых разделяет официальную точку зрения, согласно которой само по себе оно не в состоянии стать основой экономики индейских резерваций4.

Подобный подход, на наш взгляд, неправомерен. Отдаленность и географическая обособленность резерваций, которые, как правило, находятся на солидном расстоянии от промышленных центров и густонаселенных районов, вкупе с недостаточным культурным уровнем их обитателей обусловили изоляцию аборигенов от рынка тру­да и привели к тому, что даже в конце 60-х годов почти 30% из них занималось сельским хозяйством. Жители резервации Навахо, считающейся одной из наиболее богатых минеральными ресурсами и развитой в промышленном отношении, вплоть до настоящего вре­мени около 15% годовых доходов получают за счет сельского хо­зяйства5. Задача настоящей статьи — рассмотреть, какое место в жизнеобеспечении индейского населения занимают сельскохозяйст­венные занятия [1].

Вопрос о том, какую роль играет данная отрасль хозяйства в жизни индейских общин, тесно связан с демографической и земель­ной ситуацией в резервациях, которая в современных условиях не может сохраняться неизменной. Среди демографических тенденций следует отметить прежде всего быстрый рост численности индей­цев США. В 1950 г. их насчитывалось 357,4 тыс. человек, в 1960-м — 573,5 тыс., в 1970-м —763,5 тыс.6 По данным переписи 1980 г., индейское население в настоящее время составляет 1,41 млн. чело­век. Иными словами, за 30-летний период оно увеличило свою чис­ленность вчетверо7.

Этот процесс сопровождался усилением их миграций. Основным направлением миграций индейцев, как и других этнических групп США, было перемещение из сельской местности в города. Если в 1960 г. в сельской местности жило более 70% коренного населения, то в 1980 г.—56,4% Но поскольку темпы прироста населения все же превышали интенсивность перемещений, не говоря уже о том, что отъезд из резервации не всегда был окончательным, реально количество проживающих в сельской местности увеличилось за 20 лет с 366 тыс. до 750 тыс. человек8.

В то же время земельная база резерваций оставалась стабиль­ной. По данным на 1978 г., общая их площадь составляла 52,2 млн. акров (1 акр=0,4 га). Это означает, что с учетом роста численности индейцев происходит уменьшение принадлежащих им земель в рас­чете на душу населения. Малоземелье — одна из наиболее серьезных проблем коренного населения, говорится в опубликованном мини­стерством сельского хозяйства исследовании экономики резерваций9.

Хотя природные условия 266 индейских резерваций США, раз­бросанных главным образом по территории тихоокеанских, юго- и северо-западных штатов, сильно разнятся, в целом, по официальным данным, 69% принадлежащих индейцам земель (около 36 млн. ак­ров) считаются условно годными для сельскохозяйственного ис­пользования. Однако площадь угодий, которые коренные жители в состоянии культивировать, составляет всего 2,6 млн. акров 10. Обработка прочих территорий в настоящее время в силу ряда обстоя­тельств невозможна. В первую очередь это связано с дорогостоящей и поэтому непосильной для индейских общин работой по улучше­нию их качества и плодородия. Американские ученые, неоднократно обследовавшие районы проживания индейцев, единодушно отмеча­ют, что даже в тех случаях, когда территория резервации находится в климатической зоне, благоприятной для земледелия, низкое каче­ство угодий (засушливость почвы, пересеченный рельеф местности и неудобное расположение участков) делает затруднительной об­работку земли без дополнительных трудоемких работ и прогрес­сивной хозяйственной технологии. Особую важность в этой связи приобретают строительство ирригационных сооружений, применение химических удобрений, селекция семян, устойчивых к перепадам температур. Что касается остальных пригодных для сельского хо­зяйства земель, то они используются в основном как пастбища для скота. Но, хотя животноводство в меньшей, чем земледелие, степени зависит от качества земли и площадь пастбищ почти в 12 раз пре­вышает пахотные угодья, отсутствие в достаточном количестве ес­тественных источников воды и пересеченный характер местности во многих резервациях препятствуют продуктивному использованию этих территорий11. Таким образом, состояние земельной базы ре­зерваций и сопутствующее ему увеличение реальной численности сельского населения создают в настоящее время неблагоприятные предпосылки для развития сельского хозяйства.

По данным сельскохозяйственной переписи 1974 г.[2], в резерва­циях было 4,3 тыс. ферм, общая площадь которых составляла 2,1 млн. акров 12. Они сильно различались по величине:

Площадь

(акров)

Число ферм

% от общего числа

Мелкие

менее 50

1526

49,8

 

50-100

629

 

Средние

100-180

704

24

 

180-260

335

 

Крупные

260-1000

764

17

Очень крупные

более 1000

361

8,3

Источник: 1974 Census of Agriculture, p. 54.

 

Согласно оценке экспертов министерства сельского хозяйства США, для ведения интенсивного земледелия с использованием тех­ники и многопольного оборота культур необходимо, чтобы площадь фермы была не менее 100 акров 13. Между тем практически поло­вина индейских хозяйств была, как мы видим, меньше этого пока­зателя, не говоря уже о том, что больше одной трети этого числа приходилось на долю ферм, площадь которых не превышала 50 акров.

Тормозом в развитии земледелия является и отставание в об­ласти механизации сельского хозяйства. По показателям, характери­зующим уровень механизации, индейцы ощутимо уступают основ­ному населению. Различная машинная техника используется лишь на 80% их ферм; в денежном исчислении стоимость ее в одном хозяйстве в среднем составляет 14,3 тыс. долларов, в то время как у белых этот показатель 24,0 тыс. долларов 14.

Вышеназванные факторы стали основной причиной сокращения продуктивности земледелия. Средний урожай пшеницы с одного акра земли в резервации составляет около 56% количества этой культуры, собираемой на аналогичном по площади и качеству участ­ке земли на фермах белого населения, ячменя — 25, сена 61%. При­веденные цифры имеют тенденцию к уменьшению: если в 1955 г. средняя урожайность зерновых с одного акра в резервациях была 12 бушелей (1 бушель=35,2 л), то в 1975 г.— 10 бушелей15.

Масштабы производства в хозяйствах различной величины, ес­тественно, не одинаковы. Это подтверждается статистическими дан­ными. Согласно принятой в США классификации фермы в зависи­мости от объема реализованной за год продукции (в денежном ис­числении) подразделяются на шесть категорий: I — более 40 тыс. долларов; II — 20—40 тыс.; III — 10—20 тыс.; IV —5—10 тыс.; V — 2,5—5 тыс. и, наконец, VI — менее 2,5 тыс.16 Ниже приводятся данные о числе индейских ферм различных категорий:

Объем

производства (тыс. долл.)

Число ферм

Объем

производства (тыс. долл.)

Число ферм

Менее 1

(VI)

811

10-20

(ш)

566

1-2,5

(VI)

895

20-40

(и)

400

2,5-5

(V)

617

Более 40

а)

350

5-10

(IV)

683

 

 

 

Источник: 1974 Census of Agriculture, p. 55.

Таким образом, около 70% ферм, принадлежащих аборигенам,— это мелкие и средние производители (VI—IV категории). Такие хо­зяйства, по наблюдению очевидцев, как правило, «не в состоянии полностью обеспечить своих владельцев за счет произведенной про­дукции» 17. Приносимые ими доходы более чем скромны.

Число скотоводческих ранчо в индейских землях, согласно пере­писи 1974 г., составляло 2,8 тыс. Поголовье животных в них дости­гало 202,5 тыс. голов крупного рогатого скота и 51,0 тыс. голов овец и коз18. Однако вторая из приведенных цифр в высшей сте­пени условна: перепись сельского хозяйства 1974 г. включила в нее только животных, находившихся в относительно крупных стадах, которые приносили своим владельцам доход не менее 2,5 тыс. дол­ларов в год. Между тем по данным американских ученых, в резер­вациях имелось большое количество мелких стад овец. Хотя доходы 0т них были, как правило, не выше нескольких сотен долларов, общее поголовье животных в таких стадах, каждое из которых не превышало зачастую двух десятков, огромно. В одной только резер­вации Навахо число овец приближалось к 500 тыс.19, что, как мы видим, в 10 раз превышает официальные данные.

Индейские ранчо, как и фермы, отличает низкий уровень орга­низации производства: слабо налажены вакцинация и другие формы ветеринарного обслуживания животных, недостаточное внимание уделяется селекции пород, процент гибели приплода очень высок. Все это сказывается на доходности данной отрасли хозяйства. По объему реализованной за год продукции в среднем индейские хозяйства уступают ранчо, принадлежащим белым американцам, в 2,5 раза: в первом случае он равен 8,6 тыс. долларов, а во вто­ром — 22,8 тыс.20 Поэтому скот в резервациях, по меткому опреде­лению американского этнографа Б. Фонтаны, является «не столько источником прибыли, сколько живой чековой книжкой: когда ее владельцу требуется на какие-то нужды сотня-другая долларов, он продает в зависимости от надобности одно-два животных» 21.

Низкий уровень прибылей в сельском хозяйстве приводит к тому, что для многих индейцев единственным способом получать от своих земель какой-либо доход, не продавая их, стала сдача в аренду зе­мельных участков. По данным ряда официальных источников, к 1983 г. аборигены сдали в аренду белому населению почти 12 млн. акров, или 26% своих сельскохозяйственных угодий22. Но арендные соглашения также не могут решить проблему средств существования жителей резерваций. Рентные выплаты по ним в настоящее время невелики: в расчете на душу населения индейцы получают в сред­нем около 56 долларов в месяц 23. И неудивительно, что показатели бедности среди сельского населения резерваций выделяются даже на фоне весьма низкого уровня жизни индейцев США в целом:

 

Сельское

население

резерваций

Индейское население в целом

Среднегодовой доход семьи (тыс. долл.)

4,31

5,83

То же на душу населения

1,10

1,57

% семей, живущих ниже офи­циального уровня бедности

45

33

Источник: 1970 Census of Population. PC(2)=IF, p. 120.

 

Таким образом, картина состояния сельского хозяйства в индей­ских резервациях в настоящее время выглядит весьма удручающе: неблагоприятные условия, затрудняющие продуктивное использование земельных ресурсов, вместе с реальным ростом численности сельского населения способствовали тому, что в них сформировался специфический тип сельского хозяйства, характеризуемый недоста­точной величиной земельных участков и низким уровнем развития производительных сил.

Низкая продуктивность данной отрасли является основным об­стоятельством, уменьшающим ее роль в качестве источника жизне­обеспечения племен. Невозможность для большинства индейцев по­лучать от своих земель доходы, сопоставимые с доходами других групп населения, побуждает их искать иные средства существования и в первую очередь — какую-либо работу по найму. Согласно ста­тистическим данным, по роду деятельности резервационное население становится все менее связанным с сельским хозяйством: в 1950 г. в нем было занято 46,3% индейцев, в 1960 г.—29,6, в 1970 г.— 11,2, и, наконец, в 1980 г.—чуть более 2% 24. В этой связи ряд экспертов считает, что, исчерпав резервы своего развития, оно в недалеком будущем исчезнет у коренного населения. Поскольку в настоящее время «аграрное население разерваций в три раза превышает уро­вень, при котором возможно его адекватное обеспечение за счет использования земли, в скором времени индейцы впадут в катастро­фическую нищету, и либо им предстоит удовлетвориться подобным существованием, либо — направить свою энергию в другие секторы экономики»,— заявил бывший уполномоченный по делам индейцев Р. Беннет 25.

Сомнение относительно перспектив использования земельной базы затронуло некоторые индейские общины. В резолюции совета резервации Навахо по проблемам хозяйства говорится: «Если мы желаем повысить уровень жизни нашего народа, то на основе традиционного хозяйства это невозможно... Быстрый рост населения и низкое качество земель делают сельское хозяйство для большинства индейцев нерентабельным занятием». Поэтому жителям резервации рекомендовалось больше ориентироваться на поиски работы по найму, чем на земельные ресурсы общины26.

Безусловно, нет оснований отрицать тенденцию сокращения числа аборигенов, живущих на средства от сельскохозяйственных занятий. Однако, на наш взгляд, роль их в жизни индейского населения значительно больше, чем можно предположить исходя из опубликованных статистических данных, которые основаны на стоимостных критериях и не в состоянии охватить всей специфики социально- экономических процессов в резервациях. Хозяйственная деятельность, связанная с обработкой земли, несмотря на бесперспективность, распространена в индейских землях по-прежнему очень ши­роко. Подобная «живучесть» ее обусловлена целым рядом причин.

В первую очередь, как уже отмечалось, территориально обособлен­ное положение резерваций оборачивается изолированностью их жителей от рынка труда. Теоретическая возможность трудоустройства коренного населения становится настолько ничтожна, «возмож­ность выбора рода деятельности так мала, что, помимо сельского хозяйства, для него зачастую не существует никакого пути обеспечить хотя бы свои первичные потребности» . И хотя такая ситу­ация в одной из наиболее передовых в промышленном отношении капиталистических стран выглядит неправдоподобно, наблюдения американских этнографов показали, что в настоящее время продукты питания, произведенные в индейских хозяйствах, все еще составля­ют важный компонент пищевого рациона многих семей, живущих п резервациях. «Если земледелие и животноводство стали маловаж­ными с точки зрения коммерции,- пишет в этой связи американ­ская исследовательница Л. Раффинг,— они сохраняют определенное значение как источник существования и затрагивают практически каждую индейскую семью» 28.

Впрочем, и в случае трудоустройства индейцы, как правило, не порывают окончательно с сельским хозяйством, что связано в основ­ном с неустойчивым положением индейской рабочей силы на рынке труда. Недостаточный уровень образования и профессиональной под­готовки индейского населения, дополняемый дискриминацией в области трудовых отношений, привел к тому, что по оценке министер­ства сельского хозяйства США резервации «превратились в районы с хронической неполной занятостью». Удел большинства их жите­лей, стремящихся обеспечить себя работой по найму,— неквалифи­цированный сезонный или временный труд. По окончании срока временной работы индейцы вынуждены возвращаться в резервации и определенное время снова жить за счет сельского хозяйства вплоть до следующей попытки трудоустройства. Такой характер участия аборигенов в рыночной экономике породил типичный для резерваций хозяйственный уклад— «сезонное фермерство... которое играет роль стабилизатора доходов индейской семьи в условиях колебаний спроса на рабочую силу» . Подобные обстоятельства способствуют сохра­нению в индейских резервациях сельского хозяйства в форме вспо­могательного, подсобного занятия.

Среди факторов социального порядка следует выделить сложно­сти, связанные с отрывом от привычной деятельности и социокуль­турной среды, ибо резервации, где уровень безработицы только по официальным данным составляет почти 30 %30, не могут предоставить своим жителям широкие возможности трудоустройства. По словам X. Гормелы, члена совета по использованию экономических ресурсов резервации Навахо, «нельзя попросту взять и переключить индей­цев с традиционных сельскохозяйственных занятий в иную сферу деятельности... Речь идет о живых людях, и мы не можем не думать насколько для многих из них этот труд и связанный с ним образ жизни привлекательны» 31. Нельзя не учитывать обстоятельства, кстати сказать, прекрасно понимаемого аборигенами, что «работа по найму на деле означает эксплуатацию дешевого индейского труда, приносящую выгоду предпринимателям». Поэтому, хотя в настоящее время наемный труд в состоянии лучше обеспечить существование племен, чем использование земли, этот путь для них не всегда приемлем, говорится в опубликованном заявлении Национального конгресса американских индейцев (НКАИ)32. Таким образом, зем­леделие и животноводство, обеспечивающие в первую очередь сред­ства существования, а не получение прибылей, распространены в индейских резервациях достаточно широко и при этом проявляют определенную устойчивость в условиях колебания рыночных цен на сельскохозяйственную продукцию и перемещений аборигенного населения. Иными словами, процесс сокращения числа индейцев, живущих за счет сельского хозяйства, происходит значительно слож­нее, чем это явствует из официальной статистики; мнение о том, что данная область хозяйства в ближайшем будущем не будет иг­рать никакой роли, пожалуй, преждевременно.

Судить о перспективах ее развития в настоящий момент сложно. Здесь, по-видимому, следует принимать во внимание сложную со­вокупность не только объективных (рост численности населения, состояние земельной базы, общие направления развития экономики США), но и субъективных факторов: социокультурные ценности индейского населения и его отношение к использованию своих зе­мель. Сельскохозяйственные занятия в глазах аборигенов — нечто большее, нежели трудоемкий, сулящий малую выгоду путь жизне­обеспечения. Это — род деятельности, позволяющий сохранять само­бытность и традиции, «заставляющий осознавать все то, что корен­ное население считает ценным»,—говорится в манифесте племени алгонкинов, переданном в конгресс США в 1978 г.33 Опрос, про­веденный сотрудниками Центра по исследованию индейцев универ­ситета г. Норман (штат Оклахома) среди жителей резерваций Пайн-ридж, Стендинг-Рок и Сиссетон-сиу, определил, что свыше 60% их обитателей отдало предпочтение сельскому хозяйству по срав­нению с другими путями обеспечения своего существования 34.

Данное обстоятельство неоднократно отмечалось американскими учеными. «Земля — это не только прошлое и настоящее, но и буду­щее индейского населения». Хотя условия не всегда позволяют воз­делывать ее в объеме, необходимом для жизнеобеспечения, «многие индейские общины, каковы бы ни были грядущие экономические перспективы, будут по-прежнему опираться на свою земельную базу». Как ни парадоксально, но даже те индейцы, которые желают покинуть резервацию, связывают свои планы на будущее с земель­ным владением, реализовав которые, они получат денежные средства, необходимые для устройства на новом месте, писал аме­риканский социолог С. Лэнгон. При этом подчеркивалось, что моти­вы прибыли играют для индейского населения зачастую второсте­пенную роль и «устойчивое стремление ряда общин обеспечивать свое существование посредством эксплуатации земли... вызвано не столько экономическими факторами, сколько желанием подвести базис под традиционный образ жизни» 35.

К сожалению, многочисленные правительственные программы содействия экономическому развитию индейских резерваций игно­рируют позицию индейского населения, делая упор на включение земельных и людских ресурсов резерваций в промышленное произ­водство США. Концентрация имеющихся и создание дополнитель­ных фондов капиталовложений в резервационное хозяйство плани­руются таким образом, чтобы средства от них шли на строительство в резервациях горнодобывающих предприятий и профессиональную подготовку индейской рабочей силы 36.

Правительственные планы встречают негативный прием у ряда индейских организаций. «Как нам объяснить американскому народу, что мы любим свою родную землю и свой образ жизни? Как нам сказать, что мы не нуждаемся в том, чтобы правительство США объясняло нам, как должно жить коренное население? Что нужно для того, чтобы убедить правительство Соединенных Штатов позво­лить нам жить в мире? Как нам настоять на том, чтобы правительство просто оставило нас в покое, чтобы мы могли сохранить свой уклад жизни?» — говорилось в заявлении участников похода в Ва­шингтон в 1978 г. И совершенно очевидно, подчеркивали они далее, что реализация подобных программ улучшения условий жизни аборигенного населения «в конечном итоге пойдет на пользу корпора­циям, которые рвутся получить доступ к углю, урану, воде и другим богатствам индейской земли. Неконтролируемое развитие западного мира неизбежно разрушит индейский образ жизни»37.

С коренным населением солидарны и отдельные ученые, считаю­щие, что экономическое развитие индейских общин должно увязы­ваться с социокультурными потребностями индейского населения. Более того, содействие сельскому хозяйству было бы для федераль­ного правительства легче осуществимо, поскольку оно в своей дея­тельности могло бы опираться на существующие немалые капитало­вложения, опыт, знания и практику коренных жителей38.

Суммируя вышесказанное, можно сделать следующие выводы. Земледелие в индейских резервациях по уровню своего развития значительно отстает от аграрного производства основного населения США. Роль его как источника получения прибылей имеет в целом тенденцию к уменьшению. Однако в качестве средства существова­ния в условиях изолированности резерваций данная отрасль хозяй­ства все еще играет определенную роль. Несмотря на неблагоприятные природные условия, недостаточную помощь федерального пра­вительства и низкую рентабельность, в силу социокультурных тра­диций аборигенного населения оно по-прежнему выглядит в его глазах весьма важным направлением экономического развития.


1.      Documents of U. S. Indian Policy. Lincoln (Nebraska), 1975, p 288.

2.      См статьи в след, изданиях: Navajo Sheiks.— Economist, 19/8, JN 7U52, p. ol, Texas Indians Turn Colorful Heritage into Tourist Business Profit.— Commerce Today 1973, v. Ill, N 9, p. 26; An OPEC Right in America’s own Background? — U. S. News and World Report, 1976, v. LXXXI, N 5, p. 29; Economic Basis for Conflict between Indian and White.— Political Affairs, 1976, N 11, p. 12.

3.      Wax M. Indian Americans. Unity and Diversity. Englewood Cliffs, 1971; Tal­bot S. Roots of Opression: American Indian Question. New York, 1981; Ameri­can Indian Economic Development (далее — A1ED). Paris, 1978.

4.      U. S. Department of Agriculture. Agricultural Economic Report (далее AER) N 228. Washington, 1972, p. 6.

5.      AER N 283. Washington, 1975, p. 14; Ruffing L. Navajo Economec Development: Dual Perspectives.— AIED, p. 25.

6.      U.S. Bureau of Census. 1970 Census of Population. Subject Report PC(2) — lb: American Indians. Washington, 1973, p. XI.

7.      Statistical Abstract of the U. S. 1981. Washington, 1982, p. 32.

8.      AER N 283, p. 1; U. S. News and World Report, 1983, may 23, N 20, p. 72.

9.      U.S. Bureau of Indian Affairs (далее —BIA). Annual Report of Indian Land 1978. Washington, 1978, p. 3; AER N 167. Washington, 1969, p. 13.

10.  BIA. The American Indians. Answers to 101 Question. Washington, 1975, p. 13- AER N 149. Washington, 1968, p. 30.                                                             ’

11.  Breadfield M. Changing Pattern of Hopi Indian Agriculture.—Royal Anthro­pological Institute of Great Britain and Northern Ireland. Occascinal Paper N 30. London, 1971, p. 3—4; Fontana B. Papago Indians and Economic Deve­lopment.— AIED, p. 298—301; De Mallie R. Pine Ridge Economy.— Ibid. p. 263—267, 286; Riffing L. Navajo..., p. 25—27, 63—64; AER N 149, p. 31.

12.  U. S. Bureau of Census. 1974 Census of Agriculture. Statistics by Subject, Ope­rator Characteristics. Washington, 1978, v. 2, pt 3, chapter 3, p. 9.

13.  The Indian: Unfinished America’s Business. Report of the Commission on Rights, Liberties and Responsibilities of American Indian. Norman, 1967, p. 79.

14.  Рассчитано no: 1974 Census of Agriculture, p. 55.

15.  Unfinished America’s Business..., p. 78; Ruffing L. Navaio..., p. 70.

16.  AER N 228, p. 7.

17.  Breadfield M. Changing..., p. 34.

18.  1974 Census of Agriculture, p. 79—80.

19.  Ruffing L. Navajo..., p. 63—66.

20.  1974 Census of Agriculture, p. 27, 55.

21.  Fontana B. Papago..., p. 529—530.

22.  Рассчитано пo: BIA. Annual Report of Indian Land, 1978, p. 3; 1978 Census of Agriculture, v. 1, pt 51, p. 209; Department of Interior... Appropriations for 1984. Hearings Before the Committee on Appropriations. House of Representa­tives, 98 Congr., 1 sess. Washington, 1983, pt 9, p. 252.

23.  Рассчитано пo: Department of Interior... Appropriations for 1984, p. 253.

24.  AER N 283, p. 14; Economic Development in American Indian Reservations. Albuquerque, 1980, p. 71.

25.  Bennet R. Economic Development as a Means for Overcoming Indian Pover­ty.—In: U.S. Congress. Jojnt Economic Committee. American Indians: facts and future. Toward Economic Development for Native American Communities (далее — TEDNAC). New York, 1970, p. 105.

26.  Overall Economic Development Program. Navajo Tribe. Window Rock, 1974, p. 68 (цит. no: AIED, p. 27).

27.  De Mallie R. Pine..., p. 263.

28.  Ruffing L. Navajo..., p. 70; Breadfield M. Changing..., p. 32—34.

29.  AER N 101. Washington, 1966, p. 57—58; N 167, p. 1.

30.  1 970 Census of Population. PC (2)-IF, p. 27.

31.  TEDNAC, p. 272-273.

32.  Economic Development of American Indian and His Land. National Congress of American Indians Position Paper.— TEDNAC, p. 415.

33.  Текст манифеста на русском языке опубликован в БПИ ТАСС, 1978, 23.VIII, № 164, с. 32.

34.  Unfinished America’s Business..., p. 76—77.

35.  Langone E. Heirship Land Problem.—TEDNAC, p. 520; Bennet R. Economic..., p. 104.

36.  Indian Economic Development Programs. Oversight Hearing before the Com­mittee on Interior and Insular affairs. House of Representatives, 96 Congr., Sess. Washington, 1980.

37.  БПИ TACC, 1978, 22.VIII, № 163, c. 34—35.

38.  Riffing L. Navajo..., p. 79—81; Native American Today. Report of the 2-nd Convocation of American Indiam Scholars. San Francisco, 1974, P. 120.


[1] Речь в данной работе идет о так называемом статусном индейском населе­нии, т. е. живущем на территории резерваций отдельными, официально за­регистрированными общинами и племенами. В 1981 г. оно насчитывало почти 800 тыс. человек, что составляет около 56% общей численности индейцев. Проблемы той части коренного населения, на которых этот статус не рас­пространяется, требуют особого рассмотрения (Business Week, 1982, july 26, N 2749, p. 73).

[2] К сожалению, разделы переписи сельского хозяйства 1978 г., касающиеся классификации аграрного населения США по этническому признаку, пока не доступны. В использованном сводном разделе сообщается только общее число ферм и ранчо, принадлежащих индейцам,— 8,3 тыс. (U. S. Department of Agriculture. 1978 Census of Agriculture. U. S. Summary. Washington, 1981, у. 1, pt 51. chapter 2, p. 209).