Основные тенденции социально-экономического и культурного развития эскимосов США и Канады на современном этапе

Сборник ::: Исторические судьбы американских индейцев. Проблемы индеанистики ::: Лопуленко Н. А.

Современное экономическое развитие северных территорий США и Канады и, соответственно, судьбы их коренного населения тесно связаны с открытием и освоением нефтяных месторождений на Се­вере. В настоящее время эскимосы США и Канады живут в усло­виях взаимодействия двух культур. На семейном и общинном уров­не — это разрушающаяся эскимосская культурная система, а на общегосударственном — евроамериканская или евроканадская куль­туры, воздействующие на эскимосов через систему образования, средства информации, ежедневные контакты с белыми, живущими на Севере.

Численность эскимосов в США достигает 30 тыс. человек , в Ка­наде —18 тыс.2 Эскимосы Аляски говорят на трех эскимосских языках: инупиак, центральный юпик и сибирский юпик. Централь­ный юпик распространен на побережье Бристольского залива и по рекам Кускокуим и Юкон. Из 17 тыс. эскимосов, чьим родным язы­ком он является, на нем говорят только 14 тыс. Сибирским юпиком, распространенным на о-ве Святого Лаврентия, пользуются все ко­ренные жители острова (1000 человек). Из 12 тыс. эскимосов ину­пиак на родном языке говорят только 5 тыс. человек3. Для всех канадских эскимосов родной язык — инупиак.

В настоящее время эскимосы Аляски живут в срубных или досчатых домах из 4—5 комнат общей площадью около 60 кв. м. Эти дома построены по правительственной программе после 1965 г. Семьи, как правило, многодетные, насчитывают 7—10 человек. В каждом поселке есть школа, церковь, магазин. Традиционной одеждой эскимосы практически не пользуются, а носят общепринятую в США одежду европейского покроя4.

Переломным моментом в хозяйственном, общественном некуль­турном развитии эскимосов Аляски стал Законодательный акт конгресса США от 1971 г. По этому акту аборигенам была навязана структура частных корпораций, введена капиталистическая система землевладения5.

В 70—80-е годы основными проблемами эскимосского населения на Аляске стали сохранение эскимосского языка, совершенствова­ние форм самоуправления, развитие региональных коммерческих корпораций.

В 1967 г. конгрессом США был принят закон о двуязычном обучении. Дети, чьим родным языком не являлся английский, могли теперь получить образование на двух языках родном и англий­ском. В 1970 г. на Аляске начался эксперимент по двуязычному обу­чению. Общеэскимосским литературным языком стал центральный юпик6.

В настоящее время обучение на родном языке преследует две важные цели. Первая — помощь детям коренного населения в при­общении к культурным ценностям западного мира, что вызвано не­обходимостью готовить из молодых эскимосов рабочую силу, при­годную для использования в развивающейся промышленности на Аляске. Вторая цель — сохранение элементов национальной куль­туры, что явилось следствием роста национального самосознания коренного населения северных регионов. Так, летний лагерь на се­вере Аляски, функционирующий с 1971 г., ежегодно проводит курс обучения для 70 эскимосских детей. Школьников знакомят с тради­ционными способами существования на основе грамотного отноше­ния к окружающей среде7.

Специальное техническое образование эскимосы могут получить в колледжах и на курсах: в 1977—1978 гг. коренные жители Аляски составляли 21% учащихся этих учебных заведений8. Однако систе­ма профессионально-технического образования плохо финансирует­ся, высок отсев учащихся. Недостаточно разработанные программы все еще не могут полностью удовлетворить нужды развивающейся экономики Аляски в собственной квалифицированной рабочей силе.

Кампания по борьбе с бедностью, проводившаяся на Аляске в 60-е годы, а также движение за признание прав коренного насе­ления на земли способствовали консолидации эскимосов, росту их этнического самосознания. Борьба за общие интересы привела к воз­никновению новых форм самоуправления — районных и деревенских корпораций, региональных некоммерческих ассоциаций, школьных округов и других организаций, находящихся под контролем корен­ного населения.

Наиболее удачным опытом самоуправления можно считать ре­гиональную организацию, контролируемую эскимосами и действую­щую в соответствии с конституцией штата, в округе Норс-Слоуп (к северу от хребта Брукса). Округ охватывает несколько городов и обширные пространства тундры, его население насчитывает около 4 тыс. человек. Несомненно, что основой успешного функциониро­вания этой организации послужило открытие в Прадхо-Бей обшир­ных залежей нефти и создание коммерческой корпорации, которая смогла обложить налогом действующие в округе нефтяные ком­пании 9.

Создание в 1971 г. коммерческих корпораций коренного насе­ления стало серьезным стимулом дальнейшего экономического раз­вития городов на Аляске. Большинство из них вкладывает средства в туристический бизнес: строят гостиницы, мотели, кафе и туристи­ческие комплексы, что создает новые возможности и для приложе­ния рабочих рук в сфере обслуживания. Некоторые корпорации принимают долевое участие в разработке нефтяных месторождений на землях, принадлежащих другим корпорациям, занимаются бан­ковским делом, разработкой лесных ресурсов, контролируют рыбо­ловные предприятия.

Растет численность эскимосов в городах Аляски. Еще в 1968 г. из 53 тыс. коренного населения штата 70% жило в 178 деревнях или небольших городках, где преобладали аборигены, и только 30% - в больших городских центрах, подобных Анкориджу или Фэрбанксу10. Так, Бетел еще в 60-е годы был городом с преобладающим белым населением. В начале 70-х эскимосов здесь стало больше, чем белых11. В 1971 г. из 2400 жителей 77% составляли эскимосы12. Такое же положение наблюдается сейчас в растущих городах Барроу, Ном, Коцебу, которые и являются в основном ре­гиональными центрами. Однако большая часть эскимосов живет все же в сельской местности, в маленьких деревнях с населением от 50 до 700 человек, и во многом еще зависит от традиционных форм хозяйства.

Рост городов и некоторый экономический подъем в 70-е годы на Аляске мало повлиял на уровень жизни эскимосов, который остается ниже уровня жизни белых. В 1977 г. в Анкоридже семья из четырех человек на питание должна была тратить из своего до­хода на 40% больше, чем в городах основных штатов метрополии. В отдаленных селениях и городах, где преобладает коренное насе­ление, цены на товары и продовольствие наиболее высоки, а доходы на человека гораздо ниже. Например, в Бетеле доход на душу на­селения на 50% ниже, чем в Анкоридже13. Поэтому, чтобы обеспечить существование себе и своей семье, большинству эскимосов при­ходится продолжать заниматься охотой и рыболовством.

Одной из причин малых доходов, несомненно, является недоста­точность или отсутствие специального технического образования. Это в свою очередь обусловливает низкое качество работы, низкую опла­ту труда, плохую приспособляемость к работе и жизни в условиях промышленного предприятия. Во время строительства аляскинского нефтепровода свыше 65% всей рабочей силы составляли коренные жители Аляски, которые занимались в основном неквалифицирован­ным трудом. Только 0,4% рабочих-аборигенов проработало на строй­ке все три года. Такая текучесть зависела прежде всего от того, что их заработки были значительно ниже, чем у белых. Сами они объясняли свой уход поисками более выгодной работы, неспособ­ностью работать по 10 часов, неподходящими условиями труда, пло­хим отношением к себе белых14.

Другая причина низкого жизненного уровня, сохраняющегося у эскимосов Аляски,— финансовые трудности, испытываемые регио­нальными коммерческими корпорациями, которые не выдерживают конкуренции с крупными монополиями. Кроме того, непродуманный раздел земель по акту 1971 г. и продолжающееся выделение терри­торий под заповедники и национальные парки вызывают серьезное недовольство коренного населения. Традиционные способы исполь­зования земель часто приходят в противоречие с целями местных и федеральных учреждений, поскольку отчуждаются охотничьи угодья или создаются препятствия в их использовании. Хозяйственная дея­тельность корпораций также иногда противоречит традиционным отношениям коренного населения с окружающей средой 5. Интересы эскимосов не принимаются во внимание, если это касается разра­ботки нефтяных или минеральных ресурсов.

Таким образом, можно сделать вывод, что процесс адаптации у эскимосов Аляски продолжает оставаться сложным и противоре­чивым. Чтобы прокормить семью в современных условиях, им необходимы дополнительные источники доходов — традиционные про­мыслы. Не следует также упускать из виду их стремления сохра­нить свою национальную самобытность, основу для которой она видят в сохранении традиционных форм хозяйства. Однако в силу несовершенства распределения земельных угодий и хищнического отношения к естественным ресурсам коммерческих предприятий, добычу продуктов питания невозможно осуществить в достаточном объеме. Кроме того, такой образ жизни не дает возможности повы­сить квалификацию для качественной работы по найму.

В Канаде, так же как и на Аляске, с ростом национального само­сознания аборигенов, особенно с 1969 г. на переднем плане оказа­лись проблемы территориальных прав коренного населения. Их основными требованиями стали: 1) признание преимущественных прав на владение и пользование землями в районах их проживания; 2) политическое самоопределение на своей «этнической территории»; 3) самостоятельное культурное развитие; 4) участие в принятии хозяйственных решений и распределении доходов. В настоящее время канадские эскимосы объединены в ряд организаций, крупнейшая из которых — Инуит Тапирисат (Inuit Tapirisat of Ca­nada). Кроме организации политической и экономической борьбы эскимосов, она покровительствует серии научных исследований; их цель —оценить влияние бурного индустриального развития на традиционный образ жизни, помочь глубже проникнуть в последствия осуществления проектов экономического развития и социаль­ных программ для эскимосов Канады.

В 1977 г. Лабрадорская ассоциация инуитов потребовала предоставить им исключительные права на территории северного Лабра­дора. В северных районах провинции Квебек требования эскимосов были удовлетворены в 1975 г. В Северо-Западных территориях по­добные требования были выдвинуты в 1976 г. Однако при нынешней политической ситуации в стране, раздираемой противоречиями меж­ду федеральной администрацией и властями провинций, урегулирование прав коренного населения в Канаде пока невозможно. В бли­жайшие годы могут быть решены только отдельные частные вопро­сы. Так, в 1975 г. федеральное правительство Канады и власти провинции Квебек обязались выплатить эскимосам и индейцам се­верных районов провинции 222 млн. долларов, за нарушение условий их жизни в связи со строительством крупного каскада ГЭС в районе залива Джеймса16.

Так же как и на Аляске, на севере Канады продолжается кон­центрация коренного населения в крупных поселках и городах, исчезновение в связи с этим многих мелких населенных пунктов.

На процессы концентрации влияют как экономическое развитие северных регионов, так и растущие экономические потребности або­ригенов, поиски ими работы по найму, поскольку традиционные отрасли хозяйства давно не могут обеспечить их существование.

Концентрации способствовала также политика правительственных органов которые считали, что так будет легче оказывать помощь аборигенам в жилищном строительстве, медицинском обслуживании и школьном образовании.

В результате осуществления в 50—60-е годы программы строи­тельства домов для инуитов в настоящее время они все живут в постоянных поселениях, которые разбросаны по всей Канадской Арк­тике на большом расстоянии друг от друга. Однако выбор мест для поселков не всегда был правилен, часто не принимались во внимание экологические факторы. Кроме того, отрицательные последствия концентрации коренного населения проявились в переуплотнении охотниками промысловых угодий и соответственно в нарушении экосистем в окружающих поселки районах. Это также спосооствовало отходу части инуитов от традиционного образа жизни, усили­вало миграцию в города или крупные поселки, где можно найти ваботу, стало причиной определенных социальных и культурных из­менений у эскимосов Канады.

Канадские эскимосы обычно с пяти лет посещают федеральную шестилетнюю школу в общине. Поскольку белые учителя из более южных провинций Канады плохо знакомы с языком и этнической культурой учеников-аборигенов, возникает конфликт между цен­ностями и установками, окружающими ребенка в домашней среде, и настроем школы, пронизанной духом конкуренции и классовых противоречий капиталистического евроканадского общества. Для части детей из Центральной Арктики следующим этапом обучения является прохождение курса в образовательном центре Черчилля. Его программа предназначена для подготовки рабочих и служащих из молодых эскимосов. Например, около 37% молодежи Грейт-Вейл-Ривер получили образование в этом центре17. Находясь девять ме­сяцев в году в гостинице при школе, дети живут в атмосфере западноевропейского пансиона.

Дальнейшее образование молодые люди могут получить в кол­леджах, но для этого им необходимо переехать в другие провинции. По наблюдениям канадского антрополога Л. Холла, почти все мо­лодые люди, получившие специальное образование, возвращались в свои поселки18.

Те, кто посещал школу первого уровня, могут работать по найму в сфере обслуживания, разнорабочими или кассирами в магазинах, шоферами или рабочими на электрогенераторных станциях, пере­водчиками и помощниками учителей при школах. Получившие сред­нее специальное образование работают плотниками, электриками, рабочими.

Однако задача приспособления северных народов к работе по найму остается все еще трудноразрешимой. Найти работу в родном поселке, не имеющем промышленного предприятия, научной стан­ции или военной базы, трудно. Поэтому процент безработных среди эскимосов Канады выше, чем в южных штатах страны19.

В тех районах, где развернута деятельность горнопромышленных фирм, резко ухудшаются условия охоты и промыслов, которые часто по-прежнему служат важным источником существования наряду с работой по найму. Например, в районе Бейкер-Лейк, у западного берега Гудзонова залива, по обследованию на 1976—1977 гг., из об­щего годового дохода (учитывая как денежные, так и натуральные поступления) на долю работы по найму приходится 47,7%, охоты на карибу 42,3, рыболовства 8,9, охоты на дичь 0,5, пушного про­мысла 2,4, косторезного промысла 4,2% 20.

Вахтовый метод[1], распространенный на севере Канады, позво­ляет эскимосам спорадически заниматься традиционными видами хозяйственной деятельности — охотой, рыболовством, что является дополнительной возможностью поддерживать семью.

Уходят на охоту на один день, на выходные или на неделю в за­висимости от работы и наличия денег21. Традиционная гарпунная техника ледовой охоты еще жива (гарпуном доставляют морское животное в лодку), однако она дополняется новым современным оружием. В походах большая часть мяса съедается сырой. В охоте на дикого оленя и других крупных промысловых животных заметна еще тенденция к сохранению коллективных форм. Особенно явст­венно прослеживается сочетание элементов национальной и внедрен­ной белыми материальной культуры в методах охоты на дикого оленя и морского зверя у эскимосов западного берега Гудзонова залива и Северо-Западных территорий.

Эскимосы продолжают заниматься традиционными художествен­ными промыслами. На западном побережье Баффиновой Земли изго­тавливают художественные изделия из кости морского зверя. Резьба из мыльного камня распространена среди эскимосов Грейт-Вейл-Ривер. Женщины и девушки выделывают шкуры полярных медве­дей, шьют и украшают парки, вышивают, изготавливают бусы.

Происходят изменения в социальных формах жизни эскимосов Канады. Разрушенные общинные связи заменяются новыми общест­венно-политическими и хозяйственными организациями. Возникли общинные советы — органы местного самоуправления, которые осу­ществляют связь между эскимосским населением и администрацией. Организованы ассоциации косторезного промысла. Магазины Ком­пании Гудзонова залива и эскимосско-индейского кооператива осу­ществляют в какой-то мере функции неофициальных общинных центров, привлекая большую часть молодежи.

Еще более заметны изменения в материальной культуре эскимо­сов. Снежные хижины, окруженные снегом навесы и временные ла­чуги заменены домами в несколько комнат с водой, нефтяным отоплением, мусоронакопителем и электричеством. Эскимосы, осо­бенно молодежь, с удивительной легкостью восприняли материаль­ные выгоды новой жизни: современное охотничье снаряжение, мо­тоциклы* снегоходы. Они носят одежду, общепринятую в Канаде. Правда, большинство этих элементов новой материальной культуры доступны главным образом для тех, кто имеет достаточный денежный доход.

Однако эскимосы сталкиваются с целым рядом проблем, вызванных двойственностью процесса адаптации. Главнейшая из них - отсутствие работы по найму, которое увеличивает брешь между образованием и практическим применением знаний; невозможность удовлетворить возрастающие под влиянием европейского образова­ния потребности также вызывает неудовлетворенность жизнью в ма­леньком поселке. Эти проблемы возникают в процессе адаптации к новому культурному окружению.

Обследование детской смертности в поселках канадской Аркти­ки, которая почти в пять раз выше, чем у белых, живущих там же, выявило определенную связь, прямую и косвенную, между ней и образом жизни родителей22. Такие элементы нового образа жизни, как наличие работы у мужчин, высокая покупательная способность, достаточное количество жилой площади на семью, современные бытовые удобства, положительно сказываются на здоровье детей, безработица и бедность, скученность в домах и антисанитария, раннее искусственное вскармливание и отравление родителей алкоголем ве­дут к детским болезням и высокой смертности.

Исследование показало, что умеренная аккультурацпя в более мелких и традиционных поселках, так же как сохранение культур­ной традиции (шитье меховой одежды, охота на дичь, ношение грудных младенцев в капюшоне и т. п.), благотворно, влияют на здоровье детей23. Там, где была утеряна традиционная культура без замены ее новой евроканадской, опирающейся на прочную эко­номическую основу, адаптация часто принимает нежелательные фор­мы, что отражается на показателях детской смертности. Сложность решения социально-экономических проблем эскимосов Канады заключается в том, что в настоящее время уже невозможно обеспе­чить их растущие экономические и культурные запросы традицион­ными отраслями хозяйства. А расширение работы по найму на про­мышленных, транспортных и других предприятиях требует осу­ществления широких и долговременных мероприятий в области образования, а также социальных и политических реформ.

Краткий обзор современного положения эскимосов США и Ка­нады позволяет сделать некоторые выводы. Основные проблемы, с которыми они сталкиваются в современном мире,— общие для этих стран: экономическое развитие северных регионов, рост горо­дов, концентрация в них населения, проблема приспособления к ра­боте по найму, низкий жизненный уровень, безработица. Некоторые различия в политическом развитии, системах образования, хозяй­ственной деятельности, обусловленные своеобразием исторического развития регионов, в какой-то степени влияют на темпы аккуль­турации.

Северные территории сейчас охвачены индустриализацией и урбанизацией. Объединение эскимосов в концентрированные общи­ны, построенные по южной модели, где им уготована участь зависимого, а порой и угнетаемого меньшинства, ведет к образованию маргинального слоя, находящегося в положении «хронического не­равновесия», слоя людей, не принадлежащих «ни к обществу, из которого они происходят, ни к доминантному обществу»24.

Социальный и психологический климат поселка-города вносит дополнительные трудности при адаптации аборигенов к новым усло­виям. Мигрант вступает в контакт с белыми, которые зачастую крайне отрицательно относятся к его национальной культуре25. Та­кое положение отмечено в канадском городе Инувик, в городах Аляски — Барроу, Ном, Коцебу. Разобщение между эскимосами и приезжими белыми особенно сильно проявляется в возрастных группах от 25 до 50 лет26, что чревато социальными конфликтами.

Изменения в общественной жизни и материальной культуре, свя­занные с возникновением нового источника существования эскимо­сов — работы по найму, произошли сравнительно быстро. Многие из них проявились в течение жизни одного поколения, создав до­полнительные трудности в отношениях между старшим и более молодым поколениями внутри общины.

Позитивными явлениями последнего десятилетия следует считать политические изменения, включающие усиление движения корен­ного населения северных регионов за право на земли, рост их на­ционального и политического самосознания, появление новых орга­нов самоуправления, коммерческих корпораций на этнической ос­нове, промысловых ассоциаций и т. д. Ключевыми вопросами этно­социального развития эскимосов в ближайшие годы, видимо, можно считать следующие: как будут влиять дальнейшие политические изменения на процессы их национальной консолидации, помогут ли экономические реформы создать эскимосские общины, способные противостоять стихии и нестабильности капиталистической эко­номики?


1.      Брук С. И. Население мира. М., 1981, с. 803.

2.      Там же, с. 750.

3.      Краусс М. Э. Языки коренного населения Аляски: прошлое, настоящее и будущее.— В кн.: Традиционные культуры Северной Сибири и Северной Америки. М., 1981, с. 174.

4.      Из сообщения американского антрополога Э. Бёрча «Современное положе­ние населения Аляски», сделанного в Институте этнографии им. Н. Н. Мик­лухо-Маклая АН СССР 5 марта 1982 г.

5.      Уорл Р. Реакция коренного населения на новые институты.— В кн.: Тихооке­анский научный конгресс, XIV. Социальные и гуманитарные науки. М., 1979 т. 2, с. 48.

6.      Подробнее см.: Краусс М. Э. Языки коренного населения...

7.      Wrenn S. С. Okpiksuu: an Experiment in Environmental Education for Alaskan Eskimo Pupils.—Polar Record, 1978, v. 19, N 118, p. 66; Burch E. S., Jr. The Ethnography of Northern North America.—Arctic Anthropology, 1979, N 1, p. 83.

8.      Kleinfeld J., Wright L. Vocational Education in Alaska: Central Issues and Problem Areas.— Alaska Revue Social and Economical Conditions, 1979, v. 16, N 1, p. 1-29.

9.      Морхаус Т. А., Макбеат Г. А. Самоуправление коренных жителей Аляски.— В кн.: Тихоокеанский научный конгресс, XIV..., с. 24—25.

10.  Bloom J. D. Psychiatric Problems and Cultural Transitions in Alaska.—Arctic, 1972, v. 25, N 3, p. 204.

11.  Ibid., p. 205.

12.  Ibid., p. 204.

13.  Scott M. J., Leash L. E. Prices and Incomes — Alaska and the U. S.— Alaska Revue Social and Economical Conditions, 1978, v. 15, N 3, p. 1 17.

14.  Naylor L. L., Gooding L. A. Alaska Native Hire on the Trainsalaska Oil Pi­peline Project.— Alaska Revue Social and Economical Conditions, 1978, v. 15, N 1, p. 1—19; Агранат Г. А. Коренное население Аляски и Канадского Се­вера: современные социально-экономические и политические проблемы. СЭ, 1982, № 6, с. 76.

15.  Хикок Д. М. О действии Закона об урегулировании претензии аборигенов Аляски.—В кн.: Тихоокеанский научный конгресс, XIV..., с. 56—57; Агра­нат Г. А. Коренное население..., с. 71—72.

16.  Armstrong Т. Ethical Problems an Northern Development —Polar Record, 1У7», v. 19, N 118, p. 3—8.     

17.  Hall L. Creat Whale River Eskimo Youth: Socialization into the Northerm Town Life.— Anthropologica, 1973, v. XV, N 1.

18.  Ibid., p. 6.

19.  ibid., p. 8.

20.  The Baker Lake Decission —Northern Perspectives, 1980, v. 8, N 3, p. 1—12.

21.  Hall L. Creat Whale..., p. 14.

22.  Hobart Ch. W. Socioeconomic Correlates of Mortality and Morbidity among Inuit Infants.— Arctic Anthropology, 1975, N 1, p. 37.

23.  Ibid., p. 47-48.

24.  Bloom J. D. Psychiatric..., p. 213.

25.  Ibid., p. 210.

26.  Ibid.


[1]  Метод, используемый для работы в труднодоступных районах. Бригада ра­бочих и сотрудников работает определенное время на объекте, потом ее сме­няет другая бригада, а первая выезжает на отдых к постоянному месту жи­тельства.