Район Оруро

Башилов Владимир Александрович ::: Древние цивилизации Перу и Боливии

Район Оруро

Территория департамента Оруро прилегает непосредственно к южной части бассейна озера Титикака. Эта территория довольно слабо изучена в археологическом отношении.

Почти все сведения относительно ее памятни­ков получены из сборов подъемного материа­ла, а не из раскопок. Никакой разработанной их периодизации не существует.

Жилые холмы района Оруро

На территории самого города Оруро и в его окрестностях [596] находятся три жилых холма различных размеров. Еще два обнару­жены на расстоянии около 30 км к северу от Оруро. Это Белен де Ханко Аке, обследован­ный А. Метро [597], и Белен де Кантон ла Хойя [598]. Четыре поселения сходного типа Д. Э. Ибарра Грассо обследовал в местности Сора-Сора к юго-востоку от Оруро [599]. Об ана­логичном памятнике, называемом Белья Ви­ста, сообщается б отчете японской археологи­ческой экспедиции в Андах[600].

Характерная находка на поверхности этих холмов — каменные изваяния голов животных и людей размерами до 0,60 м[601]. У всех этих изваяний есть общая деталь — выступ в виде шеи. Это несколько напоминает изображение человеческих голов в Полуподземном Храме Тиауанако.

Скульптуры Оруро делятся на две группы. Первая — это головы животных, скорее всего лам, выполненные с различной степенью условности. Часть изображений имеет более мягкие, округлые линии, реалистически пере­дающие очертания натуры. У них высокие стоячие уши, глаза расположены по бокам головы, рот прочерчен вокруг всей морды [602]. Однако уже среди изображений такого типа намечается тенденция к геометризации [603]. Другие скульптуры этой группы [604] еще даль­ше отходят от реализма. Морда укорачива­ется. Грани становятся резкими. Все элемен­ты морды животного изображаются в одной плоскости. Глаза и рот передаются прямо­угольными углублениями со слегка закруг­ленными углами. На первой из перечислен­ных скульптур видны даже чисто орнамен­тальные детали (ломаная линия вдоль ушей). Вершины геометризация достигает на облом­ке такого изваяния из Белен де Кантон ла Хойя [605], где вся морда сведена к двум квад­ратным и одному прямоугольному углублени­ям, обозначающим глаза и рот.

Вторая, менее многочисленная группа из­ваяний — человеческие головы. Я, к сожале­нию, располагаю фотографиями только трех таких скульптур [606]. Для них характерна об­водка рта валиком, маленькие выпуклые гла­за и нос, изображенный длинным валиком, идущим вертикально через все лицо. Одна из этих скульптур особенно интересна. На ней изображено два лица. На вершине обычного выступа — человеческая фигура до пояса со слабо намеченными руками, согнутыми в лок­тях. На месте нижней половины туловища — человеческое лицо. Оно сделано совершенно теми же приемами, что и лицо верхней фигу­ры. Оба имеют характерные для всей группы черты. Интересная особенность этой скульпту­ры — обводка лица валиком, переходящим на лбу в нос, и изображение глаз в виде коле­чек. Это заставляет вспомнить тиауанакскую статую из Мокачи с личиной на месте живота.

Кроме изваяний, на поверхности памятни­ков района Оруро обнаружены обломки ке­рамики различного времени, каменные лезвия мотыг, каменные орудия и стрелы. Именно эти стрелы, которые Ибарра Грассо сравни­вает со стрелами культуры Айямпитин III в Аргентине, позволяет этому автору говорить о раннем возрасте всех находок на поселениях Оруро[607]. Однако такое утверждение на осно­вании только подъемного материала непра­вомерно. Почти с полной уверенностью мож­но считать, что это многослойные памятники, на поверхности которых перемешаны вещи из разных слоев. Поэтому и об их дотиауанакском возрасте пока можно говорить только условно.

На одном из холмов Сора-Сора встречены два погребения. В одном остатки скелета но­ворожденного ребенка были помещены в гли­няный сосуд, в другом—костяк взрослого человека с искусственно деформированным черепом лежал в земле на боку с подогнуты­ми ногами. Культурная принадлежность этих погребений неясна.

Поселение Кайуаси

С. Риден в сезон 1951—1952 гг. раскопал поселение, расположенное в 40 км к северо- востоку от г. Оруро на берегу р. Кайуаси[608]. Это место лежит на пути из Оруро в долину Кочабамба.

Верхние слои поселения содержали обиль­ный материал культуры Тиауанако. Здесь найдены обломки сосудов основных тиауанакских типов (А, В, Е и, может быть, р — по Беннету). По стилю росписи автор раскопок относит эту посуду к Классическому перио­ду[609].

Ниже лежал маловыразительный материал, среди которого встретился обломок днища с отпечатком циновки (?) [610]. Один такой обло­мок был найден выше. Этот прием неизвестен в керамике Тиауанако. Здесь же находился обломок сосуда с небольшим выступом, на торцовой части которого нанесены нарезки [611]. Такие выступы встречены и в подъемном ма­териале [612].

В самом низу культурного слоя найден расписной обломок сосуда, относящийся к так называемой Чукисакской трехцветной керами­ке [613]. Черепки такого типа есть и в подъем­ном материале[614]. В нижних слоях памятника совершенно нет керамики культуры Тиау­анако.

Раскопки на Кайуаси носят разведочный характер и слишком незначительны, чтобы можно было реконструировать материальную культуру населения. Однако они дают воз­можность хронологически сопоставить мате­риал этого памятника с культурами других районов.

«Место ритуальных возлияний» в Кайуаси

В Кайуаси в непосредственной близости от сырцовых погребальных зданий, стоящих на берегу реки, Риден открыл интересное скоп­ление керамики [615]. 14 больших (около 0,50 м в высоту) целых сосудов располагались по­рознь, стоя и лежа на боку, на площади око­ло 4 кв. м, на глубине 0,25 м. У большинства из них отбита верхняя часть. Горло закрыто миской. Иногда еще одна миска находится внутри сосуда. Отверстие устья слишком мало, чтобы эти сосуды могли служить погребаль­ными урнами. Внутри не обнаружено ни ко­стей, ни пепла.

Здесь представлены сосуды нескольких ти­пов. Семь из них [616] большие плоскодонные, с выпуклыми стенками, на середине которых с двух сторон расположены небольшие верти­кальные ручки. Только в одном случае (Cay 1) сохранилась верхняя часть сосуда, на которой широкое, но невысокое горло переходит в ко­роткий расширяющийся венчик. На несколь­ких из этих сосудов — роспись в виде черных прямых и волнистых линий, спускающихся попарно и в одиночку от горла по стенкам до уровня ручек.

Другой тип — плоскодонные сосуды с дву­мя ручками, идущими от края венчика к пле­чикам. Их шесть[617]. Размеры различны. Орна­мента нет.

В одном случае (Cay 6) встречен одноруч­ный кувшин. Кроме того, найдено 15 мисок. Внутренняя их поверхность часто орнаменти­рована кружками, волнистыми линиями и по­лукружьями у венчика.

Этот интересный комплекс найден вне ка­кого-либо культурного и стратиграфического контекста. Поэтому версия о его назначении, которую выдвигает автор раскопок (место возлияний в честь умерших)[618], может быть принята только как предположение.


[596] D. Е. Ibarra Grasso, 1956b, стр. 145, 146.

[597] A. Metraux et Н. Lehmann, 1937.

ш L. A. Condarco, 1959, стр. 204, 205.

[599] D. Е. Ibarra Grasso, 1956b, стр. 143, 144.

[600] Е. Ishida а. о., 1960, стр. 329, 330, 482.

[601] Сводку этих изваяний см.: Е. López Rivas, 1959.

[602] L. A. Condarco, 1959, рис. 2, а; Е. Ishida а. о., 1960, стр. 330, рис. 5.

[603] L. A. Condarco, 1959, рис. З, а; Е. Ishida а. о., 1960, стр. 330, рис. 6.

D. Е. Ibarra Grasso, 1956b, фото 7; L. A. Condarco, 1959, рис. 2, с; Е. Ishida а. о., 1960, стр. 330, рис. 7.

L. A. Condarco, 1959, рис. 3, b.

[606] Е. Ishida а. о., 1960, стр. 330, рис. 6, 8, 9.

[607] D. Е. Ibarra Grasso, 1956b, стр. 146, 152.

[608] S. Ryden, 1959, стр. 89—99.

[609] Там же, рис. 54, 0—50 см, J; 50—100 см, D, F.

[610] Там же, рис. 54, 100—150 см, А.

[611] Там же, рис. 54, 100—150 см, D.

[612] Там же, рис. 52, т, п.

[613] Там же, рис. 55, D.

[614] Там же, рис. 52, Y — е.

[615] Там же, стр. 99—107.

[616] Там же, рис. 58—60, 64, 65, 69, 71.

[617] Там же, рис. 61, 62, 66—68, 70.

[618] Там же, стр. 101, 111.