Природно-климатические условия, сельскохозяйственные и сырьевые ресурсы на территории земельных владений знати науа

Калюта Анастасия Валерьевна ::: Формы землевладения среди знати науа XV – нач. XVI в.: по данным раннеколониальных источников

Благодаря гористому рельефу Центральной Мексики ее террито­рия издавна отличалась значительным природно-климатическим разнообразием. По сути, каждая долина имела свой микроклимат, отличавшийся и по среднегодовому количеству осадков, и по сезон­ности их выпадения, а также (в зависимости от высоты ее расположе­ния над уровнем моря) по вероятности заморозков [Sanders, Parsons and Santley 1979: 231]. Эти факторы в сочетании с характером почвы и наличием водных источников определяли ее сельскохозяйствен­ный потенциал, помноженный на усилия многих поколений земле­дельцев. В таких условиях относительная разбросанность земельных владений знати науа играла роль защитного механизма, так как не­урожай или полная его потеря вследствие засухи или заморозков в одном районе могли с лихвой компенсироваться хорошими уро­жаями в других.

В долине Мехико «житницей» были южные и юго-восточные районы по берегам пресноводных озер Чалько и Шочимилько, где находилась основная зона т.н. «чинампового земледелия» [Parsons 1991: 19]. Чинампы представляли собой длинные и узкие поля, раз­мерами от 2 до 4 м в ширину и от 20 до 40 м в длину, в большинстве случаев они были окружены, по крайней мере, с трех сторон, канала­ми, по которым можно было передвигаться на лодках [Ibid: 21]. Для получения перегноя их устилали толстым слоем водорослей, водяных растений, травы и листьев, а затем клали на него еще слой ила со дна водоема или канала. Дополнительно чинампы удобряли органиче­скими бытовыми отходами, пометом летучих мышей и человечески­ми фекалиями [Ibid], На них выращивали кукурузу, фасоль, амарант, красный перец, томаты и тыквенные, т.е. все те сельскохозяйствен­ные культуры, которые составляли основу традиционной повседнев­ной диеты науа.

Прямоугольная и узкая форма чинамп позволяла воде легко про­сачиваться в их пористую почву, питая и увлажняя ее. Полив легко осуществлялся с помощью черпаков zoquimaitl [Rabiela Rojas 1984: 198]. Также легко было поддерживать плодородие почвы чинамп, черпая илистые отложения и водные растения, которые скаплива­лись в протоках вокруг каждого поля. В результате чинампы обладали практически неистощимым плодородием, с одного поля можно было снимать два урожая кукурузы в год [Parsons 1991: 22]. К тому же, по современным рассчетам только один гектар чинамп мог дать до 40 ц кукурузы [Sanders 1971: 9]. Благодаря тому что плодородие и влаж­ность почв чинам можно было столь эффективно и длительно конт­ролировать, они помогали доиспанским земледельцам справиться с такими серьезными проблемами долины Мехико, как периодиче­ские заморозки, неравномерное и нерегулярное выпадение осадков и отсутствие тягловых животных. По оценкам современных специа­листов, к приходу испанцев площадь чинамп в районе озер Чалько и Шочимилько составляла около 10 тыс. га [Ibid: 9]. Этого было вполне достаточно, чтобы обеспечить пищей от 180 до 270 тыс. чел. [Ibid:].

Именно в зоне чинампового земледелия находились города-государства, завоеванные мешика в конце 20 — начале 30-х годов XV в., а после их покорения и раздела их земель — значительная часть владений знати мешика, в первую очередь членов правившего в Те- ночтитлане рэмиджа [Extractos de pleitos sobre tierras de doña Isabel 2000: 179; Información recibida en la cuidad de México 1939: 124; Pérez Rocha 1998: 56-57, 58-59, 70, 75, 91, 127, 135, 137, 155]. До начала XVI в. земельные участки в зоне чинамп имели правители Аколуакана, пока Мотекусома Шокойоцин не отнял их [Carrasco 1996: 591].

Другие территории, где располагались владения знати мешика и их союзников, также обладали значительным сельскохозяйствен­ным потенциалом. Так, исключительно плодородными были долины на территории современного штата Морелос с их влажным и теплым субтропическим климатом, позволявшим выращивать столь цени­мый в доиспанское время хлопок. Напомним, что хлопковые накид­ки использовались в качестве единиц обмена, при крупных сделках. Данная территория была также основным центром произрастания деревьев Ficus grabata и Cordia boissen, из коры которых делалась бу­мага amatl, широко употреблявшаяся как для письма, так и для раз­личного рода религиозных церемоний. Есть упоминания и об осно­вании Мотекусомой Илуикаимной в altepetl Уаштепек (центр государственного образования, располагавшийся, к востоку от Куаунауака) огромного ботанического сада с красиво цветущими и целеб­ными растениями, специально доставленными из более жарких зон [Alvarado Tezozomoc 2001: 188]. Следует упомянуть, что в повседнев­ной жизни знати науа цветы играли важную роль и как непременные атрибуты определенных религиозных празднеств, например Тлашочималько, и как подношения правителям, и как желанные дары друг другу [Sahagun 1979: 1: 39r; AGN Vínculos у mayorazgos 255, exp. l:20r, 43г].

Долина Толуки, где располагались личные владения Ашаяйкатля, хотя и расположенная на высоте около 2,500, также могла давать не­плохие урожаи кукурузы и фасоли [Anawalt, Rieff, Berdan 1997: 67]. К тому же местный сорт кукурузы мог храниться очень долго, что позволяло создавать надежные запасы на случай голода [Баглай 1998: 161]. Прохладный климат долины способствовал разведению агавы, из волокна которой делали ткани, причем не только грубые, но и весьма тонкие, своей прозрачностью напоминавшие кисею, а также веревки и бумагу [Anawalt, Rieff, Berdan 1997: 68]. По словам одного из свидетелей на процессе в пользу доньи Исабель де Моктесума Мартина, уроженца г. Тепемашалько, в долине Толуки лес из нее ис­пользовался для отопления и приготовления пищи в доме Мотекусо­мы Шокойоцина сам Мартин неоднократно доставлял его в дом своего хозяина [Pérez Rocha 1998: 106]. Кроме того, в altepetl Окуил- лан, располагавшемся к югу от долины Толуки и также упоминавшем­ся в качестве личных владений Ашаяйкатля, производилась соль высо­кого качества [Anawalt, Rieff, Berdan 1997: 71; Nazareo 2000c: 340].

Рис. 10. «Провинция» Уаштепек (Anawalt Rieff, Berdan 1997:1:60)

Рис. 10. «Провинция» Уаштепек (Anawalt Rieff, Berdan 1997:1:60)

Рис. 11. «Провинция» Толука (Anawalt Rieff, Berdan 1997:52)

Рис. 11. «Провинция» Толука (Anawalt Rieff, Berdan 1997:52)

Территория «царства» Аколуакан, простиравшегося от восточного берега озера Тескоко до долин у подножия вулканических гор, вклю­чала сразу несколько климатических зон, предоставлявших его жите­лям самые разнообразные ресурсы. Горная зона давала лес для стро­ительства, древесный уголь для отопления и дичь для стола правителей Аколуакана [Anawalt, Rieff, Berdan 1997: 39]. На длинной полосе у подножия гор был засушливый климат, благоприятный для выращи­вания агавы и кактуса опунции (его плоды и листья употребляются в пищу до настоящего времени) [Ibid]. При использовании элементар­ных систем орошения в виде сети отводных каналов она также могла использоваться для выращивания основных сельскохозяйственных культур доиспанской Центральной Мексики — кукурузы, фасоли и амаранта [Parsons 1971: 8-16; Offner 1983: 3]. Между ней и низким берегом озера Тескоко находилась равнинная зона, где успешно практиковались орошаемое земледелие, добыча соли, рыбалка и сбор водных растений и водорослей, также употреблявшихся в пищу. Се­веро-восточная оконечность Аколуакана была известна производс­твом качественных обсидиановых лезвий, в доиспанский период незаменимых для изготовления оружия и многих рабочих инструментов [Offner 1983: 91].

Расположенные в засушливой зоне поля altepetl Толлан на терри­тории современного штата Идальго при применении ирригации тоже могли давать хорошие урожаи [Ramírez Calva 2005: 42, 51].

В общем, личные земельные владения знати мешика и их партне­ров по Тройственному Союзу с избытком обеспечивали их продо­вольствием и самыми необходимыми материалами для нормального функционирования огромных домохозяйств, зачастую включавших не только членов семей и прислугу, но и квалифицированных ремес­ленников и писцов [Pérez Rocha 1998: 23-24]. Относительная бли­зость местоположения большинства этих владений также облегчала проблему транспортировки продуктов и материалов в условиях от­сутствия колесного транспорта и вьючных животных. Основной район производства продовольствия в долине Мехико, чинамповые поля в районе озер Чалько и Шочимилько непосредственно сообща­лись посредством каналов и естественных протоков с озером Теско­ко, на одном из островов которого стоял Теночтитлан, на восточном берегу — Тескоко, а на западном — Тлакопан. Транспортировка уро­жая легко осуществлялась прямо с полей с помощью лодок достаточ­но большой вместимости. Стоит добавить, что, по свидетельству одного из наиболее ранних документов, датированных 1529 г., пoceления, непосредственно обеспечивавшие ежедневным продоволь­ствием резиденцию Мотекусомы Шокойцина и дома приближенных, располагались в радиусе всего трех лиг (около 12,54 км) от Теночтит­лана [Información recibida en la cuidad de México 1939: 124]. Грузы бо­лее долгого хранения из долины Толуки или Куаунауака доставлялись на спинах носильщиков.

Аналогичная ситуация с доступом к основным сельскохозяй­ственным ресурсам наблюдалась и в зависимых и независимых от Те­ночтитлана городах-государствах на территории современного штата Пуэбла и в Тлашкаллане. Рэмиджи местной знати tecalli владели практически всеми землями, расположенными на равнинах и при­годными для орошения [Prem 1974: 496; Reyes García 1978: 81,91, 98;, Sullivan 1987: 321, 323, 325, 331, 333].