Управление земельными владениями знати науа

Калюта Анастасия Валерьевна ::: Формы землевладения среди знати науа XV – нач. XVI в.: по данным раннеколониальных источников

К сожалению, у нас нет целостного подробного описания того, как осуществлялось управление во владениях, принадлежавших к ка­тегориям tlahtocamilli, tecpanílalli и pilalli. Тем не менее мы можем восстановить систему администрирования этими категориями зе­мельных владений по кратким разрозненным свидетельствам и заме­чаниям в имеющихся документах.

Как уже говорилось, в случае с tecpanílalli величина земельного владения могла варьировать от целого города-государства с его зем­ледельческой округой и несколькими тысячами жителей (например, altepetl) до одного «квартала» (исп. barrio, науат. tlaxilacalli), сравни­тельно крупного поселения или небольшой деревушки [Nazareo 2000с: 340; Pérez Rocha 1998: 135]. В случае с pillalli все имение, как правило, состояло из нескольких участков земли и скоплений домом (исп. caserías) людей, обрабатывавших их (численность последних вряд ли превышала несколько десятков) [Cline 1966: 99]. Независимо от этого все эти владения фиксировались с помощью специальных земельных кадастров, куда заносились также сведения о количестве и составе домохозяйств, размерах земельных участков и качестве почв. Tecpanílalli обычно обозначались алым цветом, a pilalli — темно­красным [Torquemada 1723 (2): 547]. В «Переписи из Уэшоцинко» macehualtin, обрабатывающие земли того или иного знатного рэ­миджа, также помечены красными точками над их головами [Ргет 1974: 469].

Обычно современные специалисты именуют всех сельскохозяй­ственных работников на землях знати майеками (от. науат. mayecauh, мн.ч. от maye— букв, «имеющий руки»), но в самих источниках (в пер­вую очередь тех, что написаны на языке науатль) данный термин встре­чается только два раза [Lockhart 1992: 97]. Как уже упоминалось, во всех остальных случаях речь идет просто о macehualtin, но данные тер­мин, как правило, фигурирует в посессивной форме. Из описания их положения и обязанностей вытекает, что macehualtin автоматически «прикреплялись» к землям, выделенным для правителя или его рэмид­жа, и лишались собственной земли. Их дальнейшая жизнь протекала в выполнении tequitl, повинности, которая, как стоит напомнить, объ­единяла выплату податей сельскохозяйственными продуктами и ре­месленными изделиями с выполнением уже перечисленных выше работ в пользу tlahtoani или членов определенного знатного рэмиджа. В «Донесении доньи Исабель де Моктесума» говорится о том, что один из личных участков Мотекусомы Шокойцина обрабатывали рабы (исп. «esclavos»), но здесь опять-таки могло иметь место недопонимание со стороны переводчика-испанца, неточно переводившего показания индейского свидетеля [Pérez Rocha 1998: 136].

Роль непосредственных сборщиков податей и распорядителей ра­бот выполняли tequihtlahtoque (букв, «распорядители tequitl») или tepixque. Обычно это были люди незнатного происхождения, в веде­нии которых могло находиться от 20 до 80 чел., но всегда благодаря двадцатеричной системе счета науа эти группы были кратны 20 [Lock­hart 1992: 89]. Выплата податей натурой также обычно производилась либо раз в 80 дней, либо раз в год [Scholes, Adams 1957: 30]. Трудовые повинности выполнялись ежедневно. В обязанности tequitlahtoque входил подсчет урожая, собранного в каждом домохозяйстве, при этом они вычисляли то количество продовольствия, которое было необходимо для существования членов домохозяйства до следующего урожая, и забирали все остальное [Fernández de Oviedo 1853 (2): 536].

Tequitlahtoque также объявляли находившимся в их ведении mace­hualtin о сроках и видах требуемых работ, собирали их в соответствую­щие «трудовые» отряды и наблюдали за исполнением самих работ [AGN Vínculos у mayorazgos exp. 1: 60r/v], Tequitlahtoque подчинялись calpixque, которых испанцы называли управляющими (mayordomos) [Cortes 1865: 541; Ramirez Fuenleal 1870: 253; Zorita 1891: 151]. Им они передавали все продовольствие и ремесленные изделия, полученные от macehualtin, им же сообщали о больных или умерших работниках [Cortes 1865: 541]. В последнем случае calpixque должны были сделать соответствующую отметку в реестре всех жителей и земель данного объединения и передать вакантный участок другому macehualli [Cor­tes 1865: 541]. Возможно, в данном случае это мог быть и пришлый человек или целая семья, поскольку сообщается, что правители и знатные лица охотно селили на своих землях мигрантов, если было свободное место [Anunciación 1940: 262].

Calpixque передавали собранный урожай и ремесленные изделия либо hueycalpixqui, т.е. «старшему управляющему», либо непосред­ственно владельцам, которых в случае с коллективными владениями знатного рэмиджа представлял его глава [Ramírez Calva 2005: 76-78]. Тот, в свою очередь, распределял эти поступления между остальны­ми родственниками [Pérez Rocha 1998: 125]. Глава знатного рэмиджа мог по своему усмотрению назначать и смещать calpixque, если счи­тал, что они не справляются со своими обязанностями или утаи паю i часть доходов [Ibid: 126].

Если владения были расположены на значительном удалении от места жительства их хозяев (как в случае с владениями Ашайякатля и Мотекусомы Шокойцина в долине Толука), действовал институт специальных посланников, руководивших доставкой всех необходи­мых продуктов и материалов. Таким посланником был, в частности, уже упоминавшийся выше Мартин Мешикатетль. Также в случае с cihuatlalli, если их владелица вступала в брак вдали от родного дома и отправлялась жить к мужу (как, например, мать дона Педро де Мок­тесума толланская «принцесса» Миауашочцин), все продукты из ее владений могли доставляться в ее новый дом. Также часть macehualtin могла отправиться служить ей на новое место жительства [AGN Vín­culos у mayorazgos 256 exp. 1: 80r/v] .

В целом можно сказать, что именно коллективные земельные вла­дения рэмиджей обеспечивали знати науа материальную основу дли ее привилегированного существования в доиспанский период, функ­ционируя как самодостаточные и практически автономные хозяй­ственные единицы, аккумулировавшие в своих границах все жизнен­но необходимые ресурсы для удовлетворения базовых потребностей того или иного рэмиджа или его сегмента. Частные земельные владе­ния знати — pillalli — были еще слишком малы, чтобы составить кон­куренцию коллективным земельным владениям и обеспечить их вла­дельцам независимое существование без материальной поддержки рэмиджа или верховного правителя того или иного государственного образования. К тому же источники их пополнения были слишком ограничены в силу того, что нормы обычного права во всех государ­ственных образованиях науа стояли на страже сохранения приорите­та коллективных форм землевладения, а земельный рынок находился в зачаточном состоянии.