Краткая история формирования земельных владений знати науа в долине Мехико и сопредельных территориях

Калюта Анастасия Валерьевна ::: Формы землевладения среди знати науа XV – нач. XVI в.: по данным раннеколониальных источников

Если нанести на карту все поселения и земельные участки, упоми­наемые в источниках как tlahtocatlalli, tecpantlalli или pillalli, то нетруд­но заметить, что их расположение совпадает с направлениями воен­ной экспансии тех групп науа, которые к началу XVI в. имели наибольшее влияние. Особенно хорошо данная корреляция про­сматривается в случае с землями правителей и знати мешика-теночков и их партнеров по Тройственному Союзу. В то же время все зем­ли, упоминаемые в источниках либо как «государственные земли», либо как личные владения Мотекусомы Шокойоцина или Несауальпилли и Тотокиуацтли (правителя Тлакопана), либо как владения их ближайших родственников, не выходят за пределы долины Мехико и непосредственно граничащей с ней территории современных штагов Мехико на западе — северо-западе, Идальго на севере и северо-вос­токе, Пуэбла на востоке и юго-востоке и Морелос на юге — юго-запа­де, т.е. они располагались по преимуществу в центральной зоне «им­перии» Тройственного Союза. Исключение составляет упоминание в «Донесении доньи Исабель де Моктесума» о принадлежавшем Ауицотлю и его главной супруги Тиакапан поселении Ташкиакол «в про­винции Мистека» [Pérez Rocha 1998: 58].

Стоит отметить, что обозначенная выше территория и, прежде всего, сама долина Мехико стала главной ареной завоевательных по­ходов мешика-теночков и их союзников из Тескоко и Тлакопана, как только они около 1428 г. разгромили прежнего гегемона — Аскапоцалько (центр довольно обширной «тепанекской империи») [Баглай 1998: 58]. Фактически дальнейшие военные действия победителей стали логическим продолжением войны с Аскапоцалько, поскольку его поддерживали многие города-государства, как на юге, так и на севере долины Мехико, составлявшие «тепанекскую империю» |Там же: 48]. Сам Маштла, последний правитель Аскапоцалько, был перво­начально правителем Койоакана, крупного и богатого города-госу­дарства на юго-западе долины, где и пытался укрыться после пораже­ния [Там же: 58].

 Рис. 5. Долина Мехико к 1519 г.

Рис. 5. Долина Мехико к 1519 г.

Естественно, мешика и их союзники из Тескоко и Тлакопана на­правили все силы на подчинение сателлитов Аскопоцалько, оставав­шихся им враждебными. Так, в 1429—1430 гг. мешика-теночки во главе с Ицкоатлем покорили целый ряд городов-государств на юге, юго-западе и юго-востоке долины Мехико: Мишкик, Койоакан, Истлапалапу и Шочимилько [Там же: 59—62]. В те же самые годы Несауалькойтлю удалось восстановить свой контроль над землями Ако­луакана, ранее захваченными тепанеками [Relación del señorío de Teotihuacan 2000: 383]. В 1465 г. приемник Ицкоатля tlahtoani Мотекусома Старший Илуикамина после серии длительных и кровопро­литных войн подчинил конфедерацию чальков на юго-востоке доли­ны, а затем покорил раннегосударственное образование науа-тлауика с центром в Куаунауаке (совр. столица штата Морелос) [Chimalpahin 2003: 2: 94; Anawalt, Rieff, Berdan 1992: 3: 7v], Он вел успешные воен­ные действия и на территории современного штата Герреро [Anawalt, Rieff, Berdan 1992: 3: 8г]. В 1470-1474 гг. внук Мотекусомы Илуика­мина Ашайякатль подчинил долину Толуки, бывшую ранее в сфере влияния «тепанекской империи» [García Castro 1999: 59-60].

Согласно сообщениям хронистов, все эти завоевания в долине Ме­хико и близлежащих областях неизменно сопровождались разделом земель покоренных городов-государств между победителями, начиная с правителей и их ближайших родственников. Согласно Э. Альварадо Тесосомоку первый из таких разделов земель был осуществлен Ицкоатлем непосредственно после победы над Аскапоцалько. Первым, кто за свои выдающиеся военные заслуги получил десять крупных земель­ных участков в поселениях, ранее подчиненных Аскапоцалько, был племянник Ицкоатля, его ближайший советник и фактический сопра­витель Тлакаэлель [Alvarado Tezozomoc 2001: 83]. Непосредственно вслед за ним щедрые земельные пожалования получили другой пле­мянник Ицкоатля и сводный брат Тлакаэлеля будущий tlahtoani Мотекусома Илуикамина и двое отважных воинов Куаухтлекоатль и Тлакауэпан [Ibid], Остальные воины Ицкоатля получили более скромные наделы примерно одинаковых размеров [Ibid]. Не исключено, что это были предки тех землевладельцев, которые в 1572 г. жаловались вице-королю Новой Испании на незаконное лишение их наследственных земель [Codice Cozcatzin 1994: 9v],

Впрочем, в дальнейшем при разделе земель покоренных государ­ственных образований первым самые крупные и лучшие наделы по­лучал сам tlahtoani, особенно если он сильно пострадал во время во­енных действий, как это случилось с Ашайякатлем во время его кампании в Толуке [Alvarado Tezozomoc 2001: 218]. Тем не менее, не­изменно вслед за правителем земельные участки получали его бли­жайшие родственники, по преимуществу братья, племянники и кузе­ны. Выше уже приводился пример аналогичного распределения земель, осуществленного Несаулькойтлем после его возвращения к власти в Аколуакане. Согласно документам, опубликованным Л. Рейсом Гарсиа и Т. Сулливан, столетием ранее подобные процес­сы имели место на территории современного штата Пуэбла в горо­дах-государствах Куаухтинчане и Тепейакаке, впоследствии поко­ренных мешика [Reyes García 1978: 85-86].

Рис. 6. Завоевания tlahtoani Мотекусомы Илуикамины (Anawalt Rieff, Berdan 1997:1:28)

Рис. 6. Завоевания tlahtoani Мотекусомы Илуикамины (Anawalt Rieff, Berdan 1997:1:28)

Рис. 7. Завоевания tlahtoani Ашайякатля (Anawalt Rieff. Berdan 1997:1:31)

Рис. 7. Завоевания tlahtoani Ашайякатля (Anawalt Rieff. Berdan 1997:1:31)

Война была не единственным источником формирования на­следственных владений pipiltin, хотя и самым частым и эффективным. Другим путем пополнения земельных владений были брачные союзы с женщинами из правящих династий других городов-государств, при­чем, согласно некоторым документам, этот путь начал действовать раньше, когда правители Теночтитлана сами были данниками Аскапоцалько и не смели помышлять о какой-либо самостоятельной завоевательной политике. Так, в «Сообщении, разъяснении и иске дома Педро де Моктесумы и его матери против жителей Толллана» гово­рится, что около 1369 г. первый правитель Теночтитлана Акамапичтли женил одного из своих сыновей на Шилошочцин, дочери прави­теля Толлана Сосоматекутли [AGN Vínculos у mayorazgos 256, exp. 1: 18г]. Новобрачные сразу же получили от Сосоматекутли десять посе­лений с земельными угодьями для своего содержания. С того момен­та и вплоть до прихода испанцев в каждом новом поколении предста­вители правящего дома Теночтитлана заключали браки с женщинами из десцентной группы правителей Толлана, таким образом закрепляя за собой и своими потомками права на эти 10 «имений» [AGN Vínculos у mayorazgos 256, exp. 1: 18v].

Одновременно брачные альянсы между различными сегментами рэмиджа препятствовали расползанию его земельных владений с рис­ком их потери и сглаживали потенциальные противоречия между их членами. К примеру, имеющиеся источники показывают, что с мо­мента первоначальных разделов земли Аскопоцалько и его сателли­тов и вплоть до прихода испанцев в рамках рэмиджа правителей Те­ночтитлана путем эндогамных брачных альянсов осуществлялся своего рода круговорот земельных владений между его различными сегментами. Так, когда Мотекусома Шокойцин женился на старшей дочери своего дяди Ауицотля, она получила в качестве cihuatlalli часть земель своих родителей на юго-востоке долины Мехико и на терри­тории современного штата Идальго, которыми она ранее владела совместно со своим братом Атлишкатлем [Pérez Rocha 1998: 153]. Од­нако уже в следующем поколении эти земли были возвращены под контроль сегмента, объединявшего потомков Ауицотля благодаря браку дочери Мотекусомы Текуичпочцин (будущей доньи Исабель де Моктесума) с ее дядей по матери Атлишкатлем [Ibid: 73].

Рис. 8. Генеалогия дона Педро де Моктесума Тлакауэпантли [Ramirez Caiva 2005: 85]

Рис. 8. Генеалогия дона Педро де Моктесума Тлакауэпантли [Ramirez Caiva 2005: 85]

Благодаря тому, что в рамках одного рэмиджа мужчины и женщи­ны в равной степени могли передавать земельные владения, к момен­ту прихода испанцев земли и поселения членов правящей династии мешика были разбросаны по всем концам долины Мехико и сопре­дельных территорий. Так, в декабре 1539 г. дон Педро де Моктесума представил Королевской Аудиенсии иск, в котором требовал вернуть ему поселения: Ицкуинтлапилько, на территории современного штата Герреро, Цакуальпан и Шикуипилъко в долине Толуки на тер­ритории современного штата Мехико, Атиталакиа на территории современного штата Идальго и также один «квартал с землями и macehualtin, который называется Саюла» (в оригинале «barrio de tier­ras у maceguales que se dice Cayula»), очевидно, также на территории современного штата Идальго [AGI Real Patronato 245, R. 1: 1 v]. Пер­вые пять поселений дон Педро определял как принадлежавшие его отцу Мотекусоме Шокойоцину, который унаследовал их от своего отца Ашайякатля, а Саюлу — как владение своего деда по матери пра­вителя Толлана [Ibid]. В данном случае можно предполагать, что Шикуипилько и Цакуальпан Мотекусома действительно наследовал от своего отца, коль скоро в письмах дона Пабло де Насарео оба поселе­ния числятся не только в списке завоеваний Ашаяйкатля, но и в пе­речне его личных владений [Nazareo 2000а: 231; Nazareo 2000b: 240; Nazareo 2000с: 349, 351].

9. Генеалогия доньи Исабель де Моктесума [Pérez Rocha, Tena 2000: 30]

9. Генеалогия доньи Исабель де Моктесума [Pérez Rocha, Tena 2000: 30]

Более интересная ситуация прослеживается в случае с Ицкуинтла­пилько, которое Мотекусома, согласно дону Педро, также наследо­вал от Ашайякатля [AGI Real Patronato 245, R. I: lv], В «Кодексе Мен­досы» и третьем письме дона Пабло де Насарео от 17 марта 1566 г. Ицкуинтлапилько упоминается как поселение, завоеванное Моте- кусомой Илуикаминой [Anawalt, RiefT, Berdan 1992: 3: 8г]. Поскольку в «Кодексе Мендосы» оно не числится в списке поселений данниче­ской «провинции» Тлачко, которые платили подати Тройственному союзу, можно предполагать, что Мотекусома Илуикамина при разде­ле завоеванных территорий оставил Ицкуинтлапилъко себе. Впо­следствии он мог передать его по наследству своей старшей дочери Атотоцтли, от которой его мог унаследовать ее сын Ашайякатль, а тот мог выделить его для содержания одного из своих младших сыновей Мотекусомы.

На первый взгляд, подобный территориальный «разброс» земель­ных владений может показаться неудобным, но в действительности он имел значительные преимущества, связанные с природно-клима­тическими условиями Центральной Мексики. К тому же, как уже го­ворилось, земельные владения знати науа, в особенности мешика, имели тенденцию образовывать кластеры именно в тех районах, где имели место вышеописанные разделы, а эти районы, как будет про­демонстрировано ниже, имели исключительно важное хозяйствен­ное значение для всей Центральной Мексики.