Последние — при найме, первые — при увольнении

Стельмах В.Г., Тишков В.А., Чешко С.В. ::: Тропою слез и надежд. Книга о современных индейцах США и Канады

Вовлечение индейцев и эскимосов в капиталисти­ческую экономику, превращение значительной части аборигенов из мелкотоварных производителей в наем­ных рабочих вызвало к жизни ряд новых социальных проблем, с которыми канадские коренные жители до этого не сталкивались столь явным образом. Это прежде всего проблема трудовой занятости. В условиях жест­кой капиталистической конкуренции и кризисных потрясений в экономике последних десятилетий индейцы оказались наименее приспособленным и самым неже­лательным контингентом на рынке наемного труда.

Оценки состояния трудовой занятости среди корен­ного населения выявляют ужасающую картину. В 1981 г. среди способных трудиться статусных индей­цев (в возрасте от 15 до 64 лет) только 46 % занима­лись самодеятельным трудом (среди остального насе­ления этот показатель равен 65 %). Официальная без­работица составляла примерно 18 % по сравнению с 8 % в среднем по стране, и к середине 80-х годов число безработных среди статусных индейцев дости­гало примерно 40 тыс. человек. В большинстве индейских общин безработные составляют от 35 до 75 % трудоспособного населения. Но эти официальные данные далеко не раскрывают всего трагизма положения. Возьмем для примера районы Канадского Севера, где идет интенсивное хозяйственное развитие и где абори­гены образуют большинство населения. В 1984 г. в Се­веро-Западных территориях уровень занятости среди аборигенов в возрасте от 15 до 64 лет был 54 % (сре­ди неаборигенов — 84%), а безработица составляла 31 % (7 % среди остального населения). Но эти дан­ные фиксировали только те 3,5 тыс. индейцев, метисов и эскимосов, которые активно искали себе работу в течение последних четырех недель и, таким образом, могли попасть в категорию безработных. На самом же деле были еще 4,8 тыс. человек, желающих устроиться на работу, но утративших всякую надежду ее найти. В отдаленных и изолированных небольших поселках, где сейчас концентрируется аборигенное население Се­вера, просто и не было никаких возможностей рабо­тать по найму 17

Причины низкой занятости среди индейцев разные. Это, конечно, недостаток квалификации и образова­ния, слабые физические данные, особенно мужчин и женщин среднего возраста, обремененность женщин се­мейными обязанностями. Но не в этом главная при­чина. Остается бесспорным факт дискриминации в от­ношении индейцев при найме на работу: их последними принимают и первыми увольняют.

Вполне естественно, что за последние десятилетия фактически не изменилось положение с уровнем жизни аборигенов, хотя размеры их денежных доходов заметно возрастали. В 1966 г. годовой доход у аборигенов был около 300 долл. на человека, а у евроканадцев — около 1400 долл. Средний заработок рабочих-индейцев составлял 1361 долл. в год, у остального населе­ния — около 4 тыс. долл. Доходы коренных жителей были примерно в 2 раза ниже общенационального среднего уровня доходов. В 1980 г. доходы аборигенов составляли примерно 2/з средних доходов остальных канадцев: 8,6 тыс. против 13 тыс. долл. в год.

Сравнительно низкие доходы, высокая безработица и большее число иждивенцев на одного работающего создают огромную разницу в доходах на душу насе­ления: в^ 1980 г. 78 % статусных индейцев жили в семьях с доходом менее 5 тыс.долл. на человека в год, а среди остального населения этот показатель составлял 5%. Более 26% статусных индейцев стар­ше 15 лет не имели никаких личных доходов в 1980 г. В то же время некоторые единичные индейские общи­ны с конца 70-х годов начали получать довольно высо­кие доходы в виде отчислений частных компаний за эксплуатацию нефтегазовых ресурсов. Но такие еди­ничные случаи только делают еще более очевидным общее неблагоприятное материальное положение ко­ренных жителей.

Значительное число индейцев и эскимосов вынуж­дены существовать за счет различных пособий по программам социальной помощи (безработным, пре­старелым, многодетным семьям, родителям-одиночкам и т. п.). В 1980 г. 1/3 всех статусных индейцев, полу­чавших какие-либо доходы, назвали социальные посо­бия основным источником личного обеспечения. Если взять в расчет тех индейцев старше 15 лет, которые вообще не имели никаких доходов, то выходит, что 51 % всех статусных индейцев не имели доходов в виде заработной платы или получали денежные средства исключительно из правительственных программ со­циальной помощи. Среди проживавших в резервациях эта доля нищенствующих индейцев была еще выше.

В северных районах, где возможности получить работу по найму меньше, чем на Юге, правительствен­ные субсидии очень часто составляют единственный источник денежных средств. В 1985 г. в Северо-За­падных территориях из 11,7 тыс. проживающих здесь индейцев около 4,5 тыс. (37,7 %) получали разного рода социальные пособия, а из 18 тыс. эскимосов в аналогичном положении находилось 9,8 тыс. человек, или 54,2 %. В то же время среди некоренного населе­ния этот же показатель был 12,7 % 18

Причем необходимо учитывать, что проживающие в отдаленных районах коренные жители, особенно на Севере, должны оплачивать необходимые товары и услуги по ценам гораздо более высоким, чем в целом по стране. В 1985 г. в столице Северо-Западных терри­торий г. Йеллоунайфе цены на товары и услуги были в среднем на 36 % выше, чем в столице провинции Альберта г. Эдмонтоне. Если же взять стоимость жилья или его аренды, которые составляют почти 1/3 бюдже­та северян, то цены в сравнении с южными районами выше на 65 %. Построенные в некоторых северных городах многоквартирные жилые дома со всеми удоб­ствами явно не по карману коренным жителям: сред­ний размер квартплаты в Йеллоунайфе в 1985 г. состав­лял 723 долл. в месяц. Практически недоступна для аборигена и цена постройки индивидуального дома. Даже самые простые конструкции из завозимых с Юга строительных материалов обходятся в 100 тыс. долл. и более.

Поскольку многие из завозимых промышленных то­варов (транспортные средства, мебель, радио- и теле­аппаратура, современная одежда, охотничье и рыбо­ловное снаряжение и пр.) достаточно прочно вошли в быт коренных жителей, а в их повседневном рационе завезенные продукты (сахар, чай, хлеб, фрукты) давно стали утвердившейся потребностью, расходы на их приобретение ложатся дополнительным бременем на скудные семейные бюджеты. Зато на разнице в це­нах наживаются частные компании, среди которых неоспоримое первенство на протяжении нескольких ве­ков держит Компания Гудзонова залива — главный владелец торговой сети на Канадском Севере.