Отъезд в Мехико и Испанию (осень 1526 – осень 1528 гг.)

Талах Виктор Николаевич ::: Обезьяна Кортеса. Педро де Альварадо в землях майя и пипилей

Неуспехи Альварадо, равно как и его двусмысленное поведение во время гондурасского похода, бросили тень на отношения с Кортесом. Последний в четвёртом письме-сообщении Карлу V, написанном по окончании экспедиции, 3 сентября 1526 г., предложил отстранить своего заместителя от руководства делами в Гватемале и поручить их ему самому:

«Господу и Вашему Величеству была бы оказана большая услуга, относительно многих и обширных областей, находящихся по пути, потому что некоторые из них, будучи мирными, были бы в большей степени преобразованы для службы Вашему Величеству благодаря моему походу через них, особенно области Утлатлана и Гватемалы, где постоянно находится Педро де Альварадо, которые, после того как восстали из-за некоторого дурного обращения, никогда не были умиротворены, но наоборот, причинили и причиняют немалый ущерб находящимся там испанцам и их друзьям из местных жителей, ибо это земля суровая, и с многочисленным населением, и очень воинственным и боевым, и они придумали многие способы защиты и нападения, устраивая ямы и многие другие ловушки, чтобы убивать лошадей, где многие погибли, так что, хотя названный Педро де Альварадо всё время вёл и ведёт с ними войну с более чем двумястами всадниками и пятьюстами пехотинцами, и более чем пятью тысячами индейских союзников, а иногда и десятью, никак не смог и не может привлечь их на службу Вашему Величеству, но наоборот, они с каждым днём усиливаются и пополняються людьми, которые к ним приходят, и думается мне, что Господу Нашему была бы оказана услуга, если бы я пошёл туда, чтобы любовью или другим способом привлечь их к добру»[1].

Эрнандо Кортес. Медаль работы Кристофа Вейдитца. 1529 г. Один из двух прижизненных портретов Кортеса.

Эрнандо Кортес. Медаль работы Кристофа Вейдитца. 1529 г. Один из двух прижизненных портретов Кортеса.

Мы не знаем, стало ли Педро де Альварадо известным содержание этого письма, или только дошли слухи о намерениях бывшего патрона, но в сентябре 1526 г., оставив в Гватемале в качестве заместителя Педро де Портокарреро (позже его сменил Хорхе де Альварадо), он срочно отправился в Мехико. Там Альварадо в первую очередь постарался добиться расположения Короны, заплатив королевскую пятину: с 6 по 24 ноября 1526 г. им было внесено в казну 13 881 песо (62,46 кг) золота и 203,5 марки (46,8 кг) серебра[2]. С Кортесом, который из-за конфликта с властями колонии к тому времени покинул Мехико и жил сначала в Койоакане, затем в Тескоко и Тлашкале, пока не отплыл в Испанию, Альварадо вновь разминулся. Впрочем, в административной столице Новой Испании конкистадор Гватемалы встретился со слабыми, малоавторитетными и неполномочными представителями властей, погрязшими в сварах и интригах, которые никак не могли ему помочь. Поэтому в феврале 1527 г. Педро де Альварадо отплыл из порта Веракрус и через два с половиной месяца достиг Испании.

На родине Альварадо первоначально был обвинен одним из чиновников Совета по делам Индий, неким Гонсало Мехией, в самоуправстве и неуплате пятины, было даже принято решение о конфискации у него 15 тысяч дукатов. Альварадо, однако, нашёл влиятельных покровителей в лице аристократического клана де Ла-Куэва из Убеды (глава рода носил титул герцога Альбуркерке и принадлежал к грандам), на одной из представительниц которого, Франсиске, являвшейся одновременно племянницей могущественного королевского секретаря Франсиско де Лос-Кобоса, он женился в январе 1528 г. в Бургосе[3].

Государственный секретарь Франсиско де Лос-Кобос, главный придворный покровитель Альварадо. Медаль Кристофа Вейдитца, 1531.

Государственный секретарь Франсиско де Лос-Кобос, главный придворный покровитель Альварадо. Медаль Кристофа Вейдитца, 1531.

Незадолго до того Педро де Альварадо был принят королём и императором Карлом V, который 18 декабря 1527 г. подписал указ о его назначении губернатором и капитан-генералом Гватемалы[4], 20 числа – о даровании титула Аделантадо, чуть позже – о возведении в давно желанное кавалерство Ордена Сантъяго. Лос-Кобос, возвышая Альварадо, имел в виду собственные интересы, так как к тому времени Кортес, односторонне ориентировавшийся при дворе на Альваро де Суньигу, герцога Бехара, стал проявлять пренебрежение к прочим своим покровителям. Естественно, это ещё больше испортило отношения двух конкистадоров, так как ранее Альварадо был помолвлен с кузиной Кортеса, Сесилией Васкес. Дело дошло до того, что, когда весной 1528 г. Альварадо и Кортес одновременно оказались в Севилье, последний не захотел общаться со своим бывшим соратником, зато предъявил ему иск о неуплате денежного долга[5].



[1] Cartas y relaciones de Hernan Cortés al emperador Carlos V. Pp. 476-477.

[2] Proceso de residencia contra Pedro de Alvarado. Pp.181 – 183. Таким образом, общая добыча Альварадо за февраль 1524 – сентябрь 1526 гг. (учитывая выплаты октября 1524, февраля и сентября 1525 гг.) составила не менее 83600 песо (376,26 кг) золота и 1017,5 марки (234 кг) серебра.

[3] Невеста Альварадо была уже далеко не юной: в 1528 г. ей было уже 35 лет, для начала XVI века возраст более, чем зрелый. Её отец, Луис де Ла-Куэва, сеньор де Солера, был сыном старшего брата знаменитого Бельтрана де Ла-Куэва, родоначальника герцогов Альбуркерке

[4] «Наша милость и воля дабы ныне, и отныне и впредь, пока была бы на то наша воля, вы, названный Педро де Альварадо, были бы нашим губернатором и капитан-генералом названной страны и провинции Гватемала, в городе Гватемала, коий именуется ныне Сантъяго, с землями Чиапы, и Синанкатана, и Текепампо, и Оматана, и Акалана, и всеми прочими, к ней прилегающими и принадлежащими» (цит. по: Vallejo García-Hevia, José María. Juicio a un conquistador, Pedro de Alvarado: su proceso de residencia en Guatemala (1536 - 1538). Tomo I. Madrid, 2008. P. 60).

[5] Garcia Aсoveros, Jesus Maria. Don Pedro de Alvarado: las fuentes historicas, documentacion, cronicas y bibliografia existente. Mesoamerica 13 (junio de 1987). P. 248