Возвращение в Мексику и процесс о злоупотреблениях 1529 г.

Талах Виктор Николаевич ::: Обезьяна Кортеса. Педро де Альварадо в землях майя и пипилей

В конце мая 1528 г. супруги Альварадо отплыли из Испании и к октябрю достигли порта Сан-Хуан-де-Улуа. Здесь счастье, казавшееся таким упроченным, стало стремительно отворачиваться от Педро де Альварадо. Сначала, в октябре, скончалась не выдержавшая тягот путешествия Франсиска. Чуть позже, когда Альварадо прибыл в Мехико, глава местной колониальной администрации королевский казначей Алонсо де Эстрада запретил ему покидать город ввиду якобы неуплаты королевской пятины. Однако, по настоящему драматически обстоятельства стали складываться для Альварадо после того, как 8 декабря в Мехико водворилась в качестве правительства колонии первая Аудиенсия в составе Нуньо Бельтрана де Гусмана, Хуана Ортиса де Матиенсо и Диего Дельгадильо.

Первая Аудиенсия Мехико. Вверху на коне – Нуньо Бельтран де Гусман. Внизу: первый справа – Хуан Ортис де Матиенсо, второй справа – Диего Дельгадильо. «Кодекс Теллериано-Ременсис».

Первая Аудиенсия Мехико. Вверху на коне – Нуньо Бельтран де Гусман. Внизу: первый справа – Хуан Ортис де Матиенсо, второй справа – Диего Дельгадильо. «Кодекс Теллериано-Ременсис».

Аудиенсия имела тайные инструкции, которыми ей предписывалось провести расследование обвинений против Кортеса и его соратников, в том числе Альварадо. При этом Гусман принадлежал к противникам Кортеса, и «расследование» понимал как осуждение. Однако, основной пружиной происходившего, как вскоре стало ясно, было обыкновенное стяжательство: члены Аудиенсии считали, что Альварадо утаивает награбленные в Гватемале сокровища, и полагали, что смогут их присвоить. Альварадо попытался было откупиться, но внесённые им в декабре 1528 и феврале 1529 года в казну суммы, в общей сложности всего 1732 песо, никак не могли удовлетворить оидоров.

Суд над Альварадо начался весной 1529 г. (первые допросы свидетелей, протоколы которых сохранились, относятся к началу апреля), на основании свидетельских показаний были сформулированы обвинения по 34 пунктам, на которые он 4 июня предоставил письменные возражения, затем, с 19 июня по 5 июля заслушивались показания свидетелей в пользу обвиняемого. Процесс проходил тайно, Педро де Альварадо находился под домашним арестом, а на некоторое время даже был подвергнут заключению на Королевских верфях в Мехико. Текст приговора не сохранился, но, по свидетельствам современников, он был вынесен до 30 июля. Нуньо де Гусман и его коллеги не рискнули осудить Альварадо за жестокости и злоупотребления по отношению к индейцам, равно как и не доказали неуплату пятины Короне, и потому привлекли его к ответственности по издевательскому обвинению в … участии в запрещенных азартных играх (!!!). Впрочем, наказание оказалось суровым: Альварадо должен был заплатить огромный штраф в 10 тысяч песо золотом, кроме того, ему по прежнему запрещалось покидать Мехико[1]. Аделантадо Гватемалы попытался было получить разрешение на выезд в своё губернаторство путём подкупа членов Аудиенсии, но безрезультатно. Разорённый, он влачил жалкое существование в Мехико, о чём свидетельствует письмо избранного епископа Мехико Хуана де Сумарраги от 27 августа 1529 г.: «В частности, говорят и утверждают, что Педро де Альварадо они [члены Аудиенсии – В.Т. ] разорили и ограбили, потому что из всего, что он привёз из Кастилии, что было такой роскошью и богатыми вещами, какие знатный граф этих королевств мог бы привезти, изо всего этого они не оставили ему и на хлеб, чтобы поесть, многочисленное и исключительно хорошо отчеканенное серебро, и многие и очень красивые ковры, и другие вещи большой ценности, сегодня их имеют и ими пользуются Президент и оидоры, так как они ими завладели, лошадей и ослов, и всё остальное у него забрали, и только одну мулицу ему оставили, на которой он передвигался по этим улицам в знак траура по своей жене, но и её конфисковали, и когда он прибыл верхом на ней в дом Президента, то там возле ворот её отобрали и заставили его идти пешком, не обращая внимания на его сан, а ведь он Аделантадо, назначенный рукой Вашего Величества»[2].



[1] Vallejo García-Hevia, José María. Juicio a un conquistador, Pedro de Alvarado … Pp. 190 – 191.

[2] Colección de documentos inéditos, relativos al descubrimiento, conquista y organización de las antiguas posesiones españolas en América e Oceanía. Tomo XIII. Madrid, 1870. P. 137.