От авторов

Альваро Боркес Скеуч, Айдэ Адрисола Росас ::: История и этнография народа мапуче

Хотелось бы сразу сказать, что у авторов этой книги нет ни малейших иллюзий по ее поводу: она, наверное, заслуживает критики и вообще о ней могут говорить и писать все, что угодно, кроме того, что она фальшива, так как искренность присутствует в каждой ее строке.

Вот уже много времени тому, как моя жена Айде Адрисола Росас настойчиво стала просить меня написать о мапуче, потому что я должен кое-что знать о них. Она считала, что я был бы образцовым эгоистом, храня толь­ко для себя знания, полученные благодаря чтению, а больше — благодаря общению и дружеским контактам с представителями этого достойного народа.

Интерес к теме привел меня к индейским захороне­ниям, и мне удалось собрать большое количество архео­логического материала, который составляет сейчас часть моей коллекции туземного искусства. Я также подолгу беседовал с мапуче старшего поколения, еще сохранивши­ми память о древних обычаях.

Но все это, наверное, не дает достаточных оснований для написания книги, и если я это сделал, то лишь пото­му, что не хотел больше спорить с женой, и еще потому, что она сама стала соавтором этой книги. Дальше всту­пительное слово ведется уже от имени нас обоих.

Книга не претендует ни на что другое, кроме расши­рения знания о благородном народе мапуче, которым се­годня пренебрегают те, кто должен был бы способство­вать его культурному прогрессу, благосостоянию и испы­тывать уважение к его славному прошлому. Мы употреб­ляем название мапуче, а не арауканы, потому что послед­ний этноним, помимо прочего, строго говоря, относитель­но локален: его употребление ограничено тремя провин­циями между рекой Био-Био на севере и Тольтеном на юге, которые исторически более тесно связаны с этим названием и в которых живут племена пуэнче и молуче.

К северу от Био-Био обитают пикунче, а к югу от Тольтена — уилличе. Все они в действительности представи­тели одного народа. Следовательно, в книге говорится обо всех индейцах, населяющих обширную территорию Чили, от реки Чоапа на севере до архипелага Чилоэ на юге, и неизменно издревле называющих себя мапуче. Сами мапуче воспринимают слово «арауканы» как испан­ское название и считают его, наверное не без оснований, пренебрежительным.

Еще одно вступительное замечание существенно для нас. Книга эта не могла быть написана без трогательной поддержки и помощи наших коллег и друзей.

Бернардо Бердичевски, известный профессор антропо­логии и этнографии различных университетов Чили и других стран, оказал весьма ценную помощь в ее струк­турной организации. Его советы были очень существенны.

Мы должны также назвать доктора Отмара Вильгель­ма, преподавателя медицинского факультета университе­та в Консепсьоне, который помог нам придать оконча­тельную форму первоначальным наброскам.

Вальтерио Мейер Руска, геолог из Осорно, с которым мы столько раз беседовали о мапуче, до своих последних дней надеялся увидеть эту книгу напечатанной. Сомне­ния авторов в необходимости публикации помешали вы­полнению его желания, но его великая душа должна на­ходиться в мире «пильянов» — индейских богов, и теперь уже оттуда он вынесет свой приговор с той суровостью, с какой он судил свое собственное дело. Позволим себе думать, что мы не обманули его земных надежд и что его «пульи» простит нас за то, что мы использовали дан­ные, найденные в его книгах.

Рут Маурейра Рейес, профессор исторического факуль­тета университета в Осорно, наметила темы, завершаю­щие книгу. Ей же мы обязаны заключительной частью одной из основных глав.

Уго Флорес Сепульведа, известный преподаватель ис­тории и ректор мужского лицея в Осорно, подтвердил до­стоверность описанных в книге событий и дал ряд полез­ных советов для более точного изложения фактов. Боль­шой вклад в этот труд внесли многие другие выдающиеся педагоги лицея, пожертвовав своим временем для рецен­зирования оригинала. Авторы выражают им свою призна­тельность.

Генерал армии Грегорио Родригес Таскон, директор Военного географического института, рецензировал, в частности, ту часть книги, которая связана с организа­цией войска мапуче, и согласился со сделанным нами описанием. Его мнение особенно ценно, так как он обла­дает обширными познаниями в этом вопросе.

Хуан Чеукэман, незабываемый мапуче, взял на себя задачу объяснить множество деталей, а главное — вскрыть причины, которые мотивируют поведение индейцев и ко­торые казались нам противоречивыми.

Необходимо также упомянуть Тересу Нанко, чисто­кровную индианку-мапуче, так как ее вклад имел немало­важное значение для правильного понимания души и характера индейской женщины. Нанко и Чеукэман умер­ли, но в этой книге они живут во всем своем духовном величии вместе с другими, перечислять которых можно было бы очень долго.

Наконец, наша большая признательность советским ученым Ю. А. Зубрицкому и С. П. Мамонтову, которые много консультировали нас по методологическим вопро­сам, а первый из них принял живое и непосредственное участие в переводе и издании книги на русском языке.

Мы полностью отдаем себе отчет в том, что наша ра­бота является неполной, каждая из глав должна была бы содержать больше новой информации, но будем надеять­ся, что это дело будущего. То, что вошло в работу, позво­ляет сформулировать лишь общие идеи относительно этнографии, культуры и истории мапуче.

Мы ограничили себя в выборе тем, и если некоторым из них уделено мало места, то это вовсе не означает, что мы умаляем их важность. Некоторые повторы, ссылки на далекое прошлое, рассуждения, предваряющие конкрет­ное изложение, можно было бы считать лишними, но они, как нам представляется, помогают лучше объяснить образ мыслей индейцев и мотивы их поступков, которые, опи­санные по-другому, были бы затруднены для правильного понимания. В ряде мест повторы мы считали необходи­мыми, чтобы в каждом случае читатель мог понять исто­ки и содержание именно рассматриваемого вопроса.

Книга построена таким образом, что каждый раздел образует органическое внутреннее единство, дающее, на­сколько это возможно, достаточно ясное представление и объективное знание о предмете. Таким образом, пред­ставление о культуре мапуче в целом можно получить, лишь прочитав всю книгу.

Мы предлагаем собственную интерпретацию проблем и стараемся анализировать их в соответствии с исследо­ваниями, выполненными по преимуществу непосредст­венно на месте событий. От них прежде всего зависит точность изложения, и к достоверности этих источников мы предъявляли особые требования.

История — это совокупность событий, самоупорядочивающаяся во времени. Именно время делает настоящее прошедшим и создает историю. История динамична, и возникающие в ее процессе культуры также можно по­нимать как нечто движущееся в конкретном времени и в конкретном проявлении. Нет низших или высших куль­тур и цивилизаций, есть менее или более развитые, и каждая отвечает потребностям своего сообщества и сво­его времени. Если основываться на фактах, то никогда человек не был таким дикарем, как теперь, когда сред­ства массового уничтожения достигли максимальных разрушительных возможностей. Проявлением чудовищ­ного разрушения человеческих жизней и материи было невиданное по своим масштабам убийство в Хиросиме и Нагасаки. Эта величайшая катастрофа застала врасплох и потрясла человечество. Люди, для которых эта огром­ная гекатомба, этот «шедевр» разрушения и опустошения имеет свою привлекательность, позорят звание цивилизо­ванного человека.

Можно сказать об истории иначе: это ретроспектива и в этом своем качестве она требует тщательного изуче­ния. Из этого вытекает, что она должна быть информа­тивной и аналитической настолько, чтобы сформулиро­вать истинную идею о событиях, отдалить их интерпре­тацию от всего тенденциозного. Это дает возможность выявить на научной основе объективные законы, кото­рые ею управляют.

Социально-экономическая организация первобытных культур не похожа ни на греческий демос, ни на средне­вековый феодализм, ни на современный капитализм. Пер­вобытное общество следует другим образцам, другое ми­ровоззрение движет его прогресс, другие принципы лежат в основе иерархии ценностей, на которой базируются его этические нормы. Сравнения лишь более выпукло пока­зывают те отличия культурной и общественной органи­зации народов, которые существуют в течение всего раз­вития общественно-экономических формаций.

Наша работа охватывает в основном «превальдивьянскую» эпоху. Современные мапуче не так далеко ушли по уровню технологического и общественного развития от того, что существовало в то далекое время. Однако тра­диции мапуче все же претерпели глубокие изменения в ходе контакта с современной цивилизацией и, следова­тельно, не всегда являются точным подтверждением древних явлений.

Мы сделали все возможное, чтобы избежать предвзя­тых и статичных мнений, парализующих, как мы убеж­дены, процесс познания истинного значения исторических событий. Мы не претендуем на литературные достоинст­ва работы, поскольку книга является произведением ис­торико-этнографического характера, преследующим позна­вательные цели. Но и познание для нас в данном случае лишь исходная точка для выдвижения другого тезиса, осуществления которого мы жаждем всей душой. Этот тезис — человеческое и социальное возрождение мапуче.

Народ мапуче жив, живут — хотя часто и в изменен­ном виде — его традиции. Читатель без труда заметит, что это обстоятельство сказалось на форме нашего изло­жения: от прошедшего времени мы часто переходим к настоящему, нарушая порой грамматические и стилисти­ческие правила. Мы наверняка, и очень часто, прибегали бы и к будущему времени, если бы книга касалась не истории, а сугубо современных проблем, потому что се­годня, воодушевляемый своим героическим прошлым, народ мапуче ведет столь же героическую борьбу за луч­шее будущее.

А. Боркес Скеуч, А. Адрисола Росас