ОБОЖЖЕННАЯ НОГА ДЖЕЙМСА ПОЛЛА

Худаев Евгений ::: Разгром экспедиции Кроуфорда

Джеймс Полл родился 17 сентября 1760 года в городе Фредерик, штат Вирджиния. Он был сыном Джорджа Полла. Джеймс рос физически крепким парнем. По своему характеру Полл, как и большинство молодежи, проживающей на фронтире, любил приключения, и не упускал случая, чтобы поучаствовать в любого рода предприятиях, где его могли ожидать опасности и схватки с индейцами.

В августе 1778 года, когда Поллу исполнилось восемнадцать лет, его призвали на сбор в ополчение, сроком на два месяца, исполнить свой долг. Служба заключалась в охране Континентальных магазинов в Редстоун, округ Файетт. Ополченцы патрулировали реку, в ночное время, по очереди стояли часовыми, а в свободное время занимались рыбалкой.

Весной 1782 года, полковник Кроуфорд стал формировать отряд, цель которого была нанести удар по племенам гуронов. Гуроны, в то время были самым смелым, дерзким и свирепым, из любых других враждебных племен, которые устраивали бесчинства на фронтире Западной Вирджинии и Западной Пенсильвании, против американских поселенцев. Была еще одна цель – разрушить индейский город Сандаски.

В начале апреля Полла призывают на очередной месячный сбор в ополчение, для несения пограничной службы. Прощаясь со своей овдовевшей матерью, Джеймс еще не знает, что месячный сбор, из-за экспедиции на Сандаски, затянется не на один месяц.

Когда Кроуфорд объявил набор добровольцев. Полл, долго не раздумывая, записался в его отряд, вместе со своими приятелями, один из которых был Даниэл Кенон.

Отряд Кроуфорда искал встречи с индейцами, но когда они нашли дикарей, то сами оказались в затруднительном положении. Последовала битва за рощу. Затем, индейцы обложили ополченцев со всех сторон. Дикари, в высокой траве, подходили настолько близко, что могли кидать в волонтеров томагавки.

Даниэл Кенон и двое других мужчин из их компании, забрались на низкорослые, развесистые деревца, и стали оттуда стрелять по краснокожим, которые подходили слишком близко. Стоило индейцу высунуться из травы, как в него летела свинцовая пуля. Теперь у дикарей появились убитые и раненые…

Положение отряда, после двух дней боев, стало критическим. Боеприпасы и вода, были почти исчерпаны. Кроуфорд принимает решение, ночью, скрытно отступать.

Несчастье с Поллом произошло, как раз накануне отступления. В последнюю ночь, Кроуфорд приказал жечь, как обычно костры, чтобы ввести индейцев в заблуждение. Дикари должны были видеть, что ополченцы сидят в лагере и никуда не собираются уходить. Здесь же, у костров пекли хлеб. Некоторые мужчины приспособились использовать лопаты, подобранные в одном из моравских городов.

Один из мужчин, закончив выпекать хлеб, отбросил свою лопату, ставшую ненужной, в сторону. Джеймс Полл, проходя мимо, в темноте не заметил лопату на земле, и случайно наступил на раскаленный лоток. На ногах Полла были мокасины. Только в нижней части мокасина протерлась приличная дыра. Получилось, что Полл, наступил на раскалённую лопату частично босой ногой. Ногу пронзила сильная боль, от которой Джеймс, невольно подпрыгнул на месте.

- Какой идиот разбрасывает по земле раскаленные лопаты! – Закричал в гневе Полл.

Идиот естественно промолчал, чтобы не попасть в неприятную ситуацию. Некоторое время боль была невыносимой, но со временем она притупилась. Лекарств никаких не было, чтобы облегчить ожег, и Полл помучавшись, заснул. Сколько проспал, он не знает, но проснулся оттого, что кто-то тряс его за плечо. Это был Кенон.

- Джеймс, просыпайся же!

- Дениэл, в чем дело? – Полл, все не мог прийти в себя после сна.

- Все наши собрались, и уходят из лагеря, - сообщил Кенон.

Действительно, в темноте двигалась масса людей. Все куда-то шли и ехали на лошадях.

- Поторопись, если не хочешь остаться здесь один, - сказал Кенон и сам скрылся в темноте.

Полл вскочил на ноги, совершенно забыв о своей травме. Больная нога, сразу о себе напомнила ужасной болью. Оказалось, что наступать на обожжённую ногу, очень проблематично. Мужчину сразу охватила паника. Было из-за чего. Все ополченцы сматываются из лагеря, а он, как идиот, стоит на одной ноге, наблюдая за происходящим…

Да, с такой ногой далеко не уйдешь, но у него есть лошадь. Стоит только, преодолеть несколько метров. Полл, сильно прихрамывая, подошел к деревцу, где была привязана его лошадь. Джеймс испытал сильное разочарование, когда его лошади на месте не оказалось. Видно он, плохо привязал повод, и лошади удалось развязаться. Здесь же, стояли две другие лошади, привязанные к этому же дереву. Какое облегчение испытал молодой человек, когда позади чужих лошадей, он разглядел свою. Мужчина сразу воспрял духом. Теперь Полл был уверен, что сможет выбраться из этой передряги.

Нога сильно болела, в каком она состоянии, неизвестно. Чтобы осмотреть рану, на это пока не оставалось времени. Сейчас, ему надо было уходить, вместе со всеми…

Лошадь стояла тихо, словно чувствуя, что хозяину с больной ногой, тяжело ее взнуздать. Пока он подготавливал свою лошадь для езды, подошли мужчины, хозяева двух других лошадей. Поехали, держась все вместе. Через некоторое время к ним присоединилось еще шесть человек, двоих из которых Полл знал хорошо. Это были Даниэл Кенон и Джон Слоувер. Отряд быстро продвигался, насколько это было возможно. В полной темноте, они не в силах были различить дорогу, по которой двигались. Где-то в темноте раздались первые выстрелы. Это индейцы обнаружили, что ополченцы пытаются вырваться из окружения. Донесся шум ожесточенной схватки и крики атакующих дикарей. Слоувер выводил людей, пытаясь избежать столкновения с индейцами.

Неожиданно стало ясно, что их отряд, состоящий из девяти мужчин, отступая, то ли отстал от основных сил, то ли сбился в сторону. Ни спереди, ни сзади никого не было. Теперь беглецам, стоило рассчитывать только на свои силы…

То и дело вспыхивали короткие перестрелки, переходящие в рукопашные схватки. Индейцы наступали широким фронтом, прочесывая весь лес, в поисках отступающих врагов. Дикари жутко подвывали, подбадривая себя воинственными криками. Эти крики раздававшиеся со всех сторон, еще больше подхлестывали испуганных ополченцев.

Полл и его восемь товарищей, успели пройти около мили вперед, когда оказались перед большим болотом. Дикари, скорей всего, специально гнали отступающих именно сюда, в болото, где им легче было перебить ополченцев. Не проехав по болоту двухсот ярдов, как все кони ополченцев погрузились в вонючую жижу, и глубоко увязли в трясине. Мужчины вынуждены были спешиться.

- Лошадей бросаем, а сами продолжаем идти через болото! – Громко сказал Слоувер.

- Что будет с нашими лошадьми? – Спросил Полл.

- Если лошади не погибнут в трясине, утром их обнаружат индейцы. Заберут себе, в качестве трофея…

Осторожно спустившись с лошади, Полл почувствовал небольшое облегчение, когда его больная нога, пылавшая внизу жаром, оказалась в прохладной, вязкой болотистой воде.

- Нам надо идти назад, чтобы выбраться из болота! – Крикнул Кэм Эшворт, ополченец с густыми усами, который начал сильно паниковать.

- Нет, нам надо пройти через болото! – Оборвал паникера Слоувер. – Пройдем болото, будем в более безопасном положении, чем сейчас.

- Если мы пойдем дальше, то трясина засосет нас, как и наших лошадей, - все не мог успокоиться Эшворт.

- Ничего с нами не случиться. Просто следуйте за мной, - Слоувер не собирался вступать в спор, он первым двинулся вперед, через болото. – Я не раз проходил по таким местам…Индейцы, даже если обнаружат наши следы, то они, вряд ли, полезут в болото за нами…

Мужчины последовали за Слоувером, переступая с кочки на кочку, или же используя для продвижения, поросль травы, которая была, все же тверже, чем сама трясина. Последними двигались Джеймс Полл и Крис Граймс. Полл отставал из-за своей ноги, а Граймс отставал совершенно по другой причине. Это был низкорослый мужчина. Если посмотреть со спины, его легко можно было принять за подростка. Когда собиралось ополчение, многие советовали Граймсу остаться дома, на что парень проявил незаурядное упрямство, и записался в отряд Кроуфорда.

Сейчас Граймсу приходилось довольно туго. У его маленьких ног, был слишком короткий шаг. Он не всегда мог достичь очередной твердой кочки, как это делали остальные. Поэтому Граймсу приходилось лезть в трясину, которая с удовольствием, засасывала его до самых подмышек. Парень прилагал неимоверные усилия, чтобы выбраться из цепких лап вязкой преисподней.

Слоувер, шедший впереди, остановился на миг, выбирая дальнейшую дорогу для движения. Оглянувшись назад, он увидел барахтающегося в болоте Граймса.

- Крис, как бы ты, вообще не остался в трясине! – Сказал Слоувер. – ты с каждым разом, все больше и больше погружаешься в болото.

Естественно, никто не собирался помогать ни Граймсу, ни Поллу. За все время, только один раз, Кенон поинтересовался у Полла:

- Приятель, ты как?

- Я, в порядке…- соврал Джеймс.

Обожжённая нога все больше беспокоила его, хотя Полл старался не обращать на это внимание. Он мог, во время ходьбы помогать себе ружьем, используя его вместо палки. Но Полл не стал этого делать, как поступали некоторые из мужчин. Джеймс предпочитая, чтобы его ружье было в боевой готовности. Если они, наткнуться на краснокожих, то одного ублюдка он, точно пристрелит.

Джеймс, иногда, останавливался передохнуть, буквально на короткий миг, всего на пару вдохов. Он окидывал взглядом болото, и не видел, где оно заканчивается. Может, у этого болота вообще нет конца?

Идти через трясину, даже крепкому, здоровому мужчине было очень трудно. Ему же, с больной ногой, еще вдвойне тяжелей.

Неожиданно запаниковал Граймс. Выбираясь из очередной глубокой ямы, он стал помогать ружьем, выталкивая свое маленькое тело из трясины. Вытолкнуть то он вытолкнул, но ружье оставил в болоте.

- Да и дьявол с этим ружьем…- прокомментировал Граймс.

С очередной ямы он, уже не смог выбраться. Возможно, мужчина уже устал бороться с болотом, или же, очередная яма оказалась намного глубже чем предыдущие. Испугавшись до смерти, Граймс начал кричать, оглашая болото визгливыми криками о помощи.

- Ради Бога! Ради всех Святых! Не оставляйте меня, в этом жутком болоте! – Кричал мужчина. – Лучше уж погибнуть на твердой земле от руки дикаря, чем в этом вонючем дерьме…

Громкие крики Граймса, разносящиеся по болоту, напугали всех беглецов.

- Граймс, перестаньте вопить! – Закричало сразу несколько мужчин, вынужденные остановиться, а затем вернуться к перепуганному коротышке. – Вы, своими криками, привлечёте к нам, всех краснокожих головорезов…

Граймса выдернули из трясины и продолжили движение вглубь болота. Граймс, облепленный грязью до самых подмышек, с бледным, перекошенным от страха лицом, громко сопя, продолжал плестись в самом конце отряда.

Наконец болото осталось позади. Твердая земля под ногами придала ополченцам надежду на спасение. Джеймса Полла поддерживали мысли о возвращении домой, о встрече с матерью и сестрами.

- Я дойду домой, и увижу свою мать…Мы, преодолели болото… Все, самое страшное позади…- Тихо бормотал Полл, себе под нос, стараясь, как можно мягче наступать на больную ногу.

Беглецы шли всю ночь, а затем еще следующий день до полудня, без отдыха и пищи.

- Небольшой отдых нам не помешает, - сказал Слоувер, выбрав место для привала.

Когда они покидали лагерь, Полл прихватил валявшуюся на земле, кем-то брошенную сумку. Он, всю дорогу нес ее, не зная содержимого сумки. Несколько раз в болоте, кода передвигаться становилось очень трудно, Джеймс собирался выкинуть сумку. Но, все-таки не выкинул.

Полл раскрыл сумку, под жадными взглядами его спутников.

- Еды в сумке точно нет, - сказал Полл.

Видя, что ему не верят, Джеймс вытряхнул содержимое сумки на землю. Себе он оставил кусок старого одеяла. Он разорвал одеяло на полосы, после чего, аккуратно обернул больную стопу, которая к этому времени стала сильно болеть и воспалилась. Такое тяжелое путешествие не могло облегчить его страдания. Оторвав от сумки ремень, Полл начал завязывать его поверх одеяла. Теперь, во время ходьбы, можно было не опасаться, что одеяло слетит с ноги. Такая перевязка должна уберечь рану от соприкосновения с землей, и хоть немного облегчить его ходьбу. Неизвестно, сколько выдержит одеяло. В любом случае, если оно сносится, то его всегда можно заменить новыми полосами из одеяла, чтобы прикрыть больное место.

- Мы не можем долго оставаться здесь. Надо посмотреть, что у нас есть из еды, - сказал Слоувер. – Быстро поедим, и двигаемся дальше.

Мужчины живо полезли в свои сумки. Они, не ели со вчерашнего вечера, а дорога через болото, сильно измотала их силы.

Место для отдыха выбрали среди густых и высоких сорняков, хорошо прикрывавших беглецов со всех сторон. Мужчины быстро расчистили небольшую площадку, поломав сорняки. Освободив место, расстелили одеяло, соорудив импровизированный стол. На одеяло стали выкладывать кусочки, испечённого накануне хлеба. У одних хлеб имелся, у других его не было. Хлеб сложили на одеяле и разделили поровну. Каждый из мужчин взял свою часть хлеба, и принялись с жадностью, его есть.

Тихий, солнечный день успокаивал нервы беглецов. Ночь бегства и топкое болото остались позади, и казались, каким-то жутко нереальным сном. Спокойно не сиделось только коротышке Крису Граймсу. Быстро проглотив свою часть хлеба, он, с полным ртом, то и дело вскакивал и крутил головой во все стороны.

- Крис, успокойтесь. Что вам, спокойно не сидится на одном месте, - недовольно пробурчал Слоувер.

- Я боюсь…- Признался Граймс.

- Чего вы, боитесь? – Спросил Слоувер.

- Я боюсь, что индейцы идут по нашему следу…

- Вряд ли в болоте остались наши следы, - хмыкнул Слоувер.

- Здесь, вокруг, полно индейцев. Я это чувствую, - коротышка присаживался на корточки, а затем, снова вскакивал и осматривался.

- Крис, вы только всех нас, зря пугаете…- В голосе Слоувера послышалось раздражение. – Вам бы, посидеть спокойно и отдохнуть перед дорогой…

Граймс, в очередной раз, довольно резко присел на корточки, с вытаращенными от ужаса глазами.

- Нам надо прятаться…Там идут индейцы…Целый отряд…- Тихо проговорил коротышка, показывая рукой направление, откуда появились дикари.

Хотя Граймс, последние свои слова проговорил очень тихо, его все, хорошо услышали. В один миг, беглецы на четвереньках бросились в сторону противоположную той, откуда появились индейцы.

Вместе со всеми, Полл бросился прятаться, наметив для себя большие ольховые кусты. Лезть на четвереньках оказалось намного легче, чем идти ногами. Добравшись до намеченного места, Джеймс приготовил ружье и осмотрелся. Здесь, за густым кустарником, у него оказался хороший обзор. Он прекрасно видел проходивший мимо отряд краснокожих. Это был военный отряд индейцев, состоящий из двадцати пяти воинов, все верхом на лошадях. Видимо, когда беглецы в спешке, прятались в траве и по кустам, они, невольно произвели шум, который услышали дикари. Один из воинов, остановил свою лошадь и полностью сосредоточился, всматриваясь и вслушиваясь в ту сторону, где прятались американцы. Стоило, кому-нибудь из беглецов произвести любой подозрительный шум, как он, мгновенно был замечен дикарем. От глаз краснокожего воина не могла ускользнуть ни она мелочь. Но, сорняки и кустарники стояли неподвижно. Еще несколько воинов, тоже придержали своих лошадей, заметив настороженность отставшего от них дикаря.

Полл готов был встретить краснокожих, свалив любого из индейцев метким выстрелом. Он видел, что Слоувер тоже сидит в кустах с ружьем наизготовку. Если что, опытный разведчик Слоувер не промахнется. В остальных Полл не был уверен. Кроме того, двое ополченцев потеряли в болоте свои ружья. Семь ружей против двадцати пяти воинов, счет слишком неравный…Скорей всего, короткая схватка приведет к гибели Полла, и всех его товарищей.

Если бы только, кто-нибудь из дикарей проехал немного в сторону от тропы, то они обнаружили поломанные стебли сорняков и расстеленное на земле одеяло. Этого не произошло, индеец оставался на месте. До ушей воина не доносилось больше никаких подозрительных звуков, и он успокоился. Наконец, индейцы поехали дальше. Беглецы вздохнули свободно, когда избавились от опасной компании дикарей.

Когда индейцы уехали, беглецы выждали еще какое-то время, и только затем вернулись к тому месту, где оставили одеяло. Все молча и быстро разобрали свои вещи. Как-то сразу, перехотелось есть. Встреча с дикарями перебила весь аппетит. Слабая надежда на то, что они оказались в безопасности, рухнула в один миг. Беглецы проявили чудовищную неосмотрительность, и едва не поплатились за это своими головами. Все решили, что надо идти дальше.

К вечеру 7-го июня, переходя открытую равнину, Слоувер заметил фигуру, одиноко бегущего индейца. Проводник сразу вскинул свое ружье, поймав дикаря на мушку, но курок так и не спустил.

- Стреляйте же! Стреляйте! – Прокричал Кэм Эшворт.

- Расстояние до дикаря слишком велико, - вздохнул Слоувер, опуская ружье. – Зря только истрачу на дикаря порох и пулю…

- Если бы я, не намочил порох, я бы прихлопнул этого мерзавца, - хвастливо заявил Эшворт.

На это заявление Слоувер ничего не ответил.

- Скорей всего, этот ублюдок, заметил нас и побежал за подмогой! – Все не мог успокоиться Эшворт.

- Может, заметил, - согласился Слоувер, и тут же добавил. – А может и не заметил…

- Не заметил?...Скажите мне, по какой причине он, так быстро удирает?

Возможно, именно этот дикарь сыграл роковую роль в дальнейших драматических событиях.

- Чтобы избежать встречи с индейцами, пойдем на север. Через несколько миль, повернем на восток, - сказал Слоувер.

Никто не возражал. Слоувер лучше других знал повадки индейцев и знал, что следует делать. Слоувер прекрасно понимал, если убежавший индеец, видел их, то обязательно последует погоня. От преследования индейцев очень трудно уйти. Они с упорством отслеживают белых людей, не знакомых с природой, как они. В том месте, где белый человек ничего не увидит, дикари, без труда обнаружат оставленные следы, на голой земле, на траве или упавших листьях.

Если бы Слоувер был один, то он сумел уйти от погони. Сейчас совсем другая ситуация. Люди все голодные, уставшие. Еще двое еле плетутся, задерживая всех остальных. Если Полл, с обожжённой ногой держится молодцом, то коротышка Граймс, постоянно ноет…

Мужчины шли, не останавливаясь до самой темноты. Больше дикарей на своем пути они не встречали. Уже, в полной темноте выбирали место для отдыха. Улеглись на землю и крепко уснули, оставив одного человека часовым. Два дня, перед этим не удавалось хорошо выспаться.

Утро 8-го июня. Беглецам, наконец, удалось хорошо выспаться. Так, как из еды, у них ничего не осталось, мужчины сразу двинулись в путь.

- Мы, вчера, прошли большое расстояние. Я не уверен, но, похоже, что мы, оставили у себя за спиной индейские земли, - сказал Слоувер, надеясь хоть немного приподнять настроение беглецов.

Около десяти часов утра, мужчины прошли небольшой холм и спустились в долину. В самый неожиданный момент, раздался оглушительный залп из ружей. Полл отчетливо услышал свист вражеских пуль, которые разрывали воздух. Двое из мужчин рухнули, как подкошенные. Тот, что был слева от Полла, шел очень близко, всего лишь, на расстоянии вытянутой руки от него. Пуля, убившая мужчину, могла достаться Поллу.

Первым же залпом, индейцы уложили четверых из девяти ополченцев (22). Пять оставшихся беглецов укрылись за деревьями. Сразу после залпа, из кустарника поднялся на ноги стройный дикарь и на ломанном английском языке прокричал, чтобы они сдавались, иначе, их, всех убьют.

Полл видел, что Слоувер, целясь в краснокожего, стал сомневаться, а затем и вовсе опустил ружье. Джеймс тоже, не рискнул стрелять. Он понял, что бой проигран. Перекатившись к кустарнику, и сильно прихрамывая, Полл побежал в другую сторону от места засады.

Больная нога не позволяла ему, развить приличную скорость. Когда Полл оглянулся, он увидел, что индейцы обезоружили всех оставшихся в живых мужчин. Слоувер так и не решился выстрелить из своего ружья…

Зато дикари, наконец, заметили, что одному из белых удалось убежать от них. Прогремело два или три выстрела. Одна из пуль прошла очень близко от Джеймса. Срезав несколько молоденьких веток, она унеслась дальше в лес.

Полл продолжал бежать, время от времени делая рывки в стороны. Парень старался уйти, как можно дальше, не собираясь попадать в плен к индейцам. Слишком много жутких рассказов ходило на фронтире, о зверствах чинимых дикарями.

Индейцы больше не стреляли. Зато Полл услышал топот ног. Дикари решили захватить парня живьем. В погоню за ним, послали двух, возможно, самых быстрых бегунов.

Жизнь Полла, снова оказалась в опасности, куда более серьезной, чем переход через болото. Поимка его дикарями, это всего лишь вопрос времени. Пришлось забыть о больной ноге. Парень несся через лес, не разбирая дороги, едва успевая укорачиваться от деревьев. Если бы, кто-нибудь, в это время наблюдал за погоней, то он, увидел, что у Полла скорость была, ничуть не меньшей, чем у самих преследователей.

Один из преследователей выстрелил из ружья, остановившись всего лишь на миг. Пуля с сильным шумом врезалась в ствол дерева. Полл продолжал бежать. Вскоре индейцы отстали от него.

Теперь парень имел возможность замедлить свой бег. Когда впереди показался глубокий овраг, по дну которого протекал ручей, Полл не раздумывая прыгнул вниз, с ружьем в руках. Немного запоздало Джеймс подумал, что он, здесь в овраге, легко может свернуть себе шею. Хотя, в его случае, свернутая шея, это лучший из вариантов.

Беглецу и в этот раз повезло, он скатился без травм на дно оврага. При спуске, Полл, серьезно повредил обожженную ногу. Одеяло слетело с ноги, и он, содрал от подошвы всю кожу, покрытую волдырями. Человек с содранной кожей на ноге, не сможет многого сделать в диком лесу…

Теперь ему, следовало заново перевязать рану. Полл осмотрел свои вещи. Во время бегства от индейцев, парень потерял где-то кусок одеяла. Естественно он, не станет возвращаться за одеялом. Это слишком опасно. Да и овраг слишком крутой, из него так просто не выбраться.

Поллу пришлось разрывать свои штаны на полосы. Наконец рана перевязана. Опасаясь преследования, Джеймс оставляет опасное место.

Идти быстро он не может, зато парень использует всевозможные уловки, чтобы сбить дикарей со следа. Иногда молодой человек двигался по стволам упавших деревьев, не оставляя после себя след. Беглец возвращался, делая большую петлю, чтобы пересечь свой же след, и лишний раз убедиться, что по его следам не идут преследователи.

К вечеру, Полл наткнулся на старый, полый внутри ствол поваленного дерева. Пожалуй, лучшего укрытия, на сегодняшнюю ночь ему не отыскать. Парень вполз в дупло, вперед ногами, забрав с собой ружье. В таком укрытии Джеймс, смог отдохнуть и выспаться.

К следующему утру, его нога распухла до размеров ведра, и из-за острой боли, на нее невозможно было стать. Ходить было очень болезненно, но, Полл упорно двигался вперед. Его путешествие проходило не так быстро, как хотелось. Хромая нога и сбор ягод, которых стало больше встречаться на пути, значительно замедляли его движение. Парню повезло, поймать молодого дрозда, которого он съел в сыром виде.

Все это время Полл не забывал о главной своей опасности, об индейцах. Поднявшись к Совиному ручью, Полл наткнулся на свежие следы индейцев, направляющихся в сторону Сандаски. Эти следы встревожили беглеца, и он, вынужден был изменить свой курс, повернув в сторону кротчайшего пути на Таскаровас. Парень все время держался настороженно, но до самого возвращения домой, он больше не встретил ни одного дикаря на своем пути.

Отойдя довольно далеко от следов дикарей, Полл позволил себе небольшую остановку. Когда беглец поднялся на ноги и сделал попытку продолжить свой путь, у него, после нескольких шагов потемнело в глазах, а голова закружилась, словно у пьяного. Джеймс пошатнулся и едва не упал. Молодой человек понимал, что его слабость, это от недостатка еды.

В этот день, Полл отказался от дальнейшего путешествия. Осмотревшись по сторонам, парень заметил глубокую расщелину в скале. Подойдя ближе, он увидел, что пол в расщелине завален сухими листьями, которые сюда, скорей всего нанес ветер. Сухие листья, это хорошая постель для него, чтобы провести здесь ночь.

На всякий случай, Полл вытянул из ружья шомпол и стал ворошить листья на земле, опасаясь, что там могли затаиться змеи. Третью ночь бегства, Полл провел в расщелине, сумев хорошо выспаться и отдохнуть на мягкой перине из опавших листьев.

Утром 9-го июня, Джеймс оставил свой лагерь. Он боялся, что его укрытие находится слишком близко от индейской тропы, и решил уйти, как можно дальше от опасного места.

Парень спустился вниз, к Сахарному ручью, что протекал у реки Таскаровас. Здесь он и увидел оленя. Большое, красивое животное мирно щипало молодые побеги на дереве, совершенно не замечая присутствия человека.

У Полла свело от голода желудок. Он был в отчаянии. Совершенно не раздумывая о последствиях, молодой человек взвел курок ружья, и выстрелил в оленя. Олень отскочил в сторону, затем ноги его подломились, и он рухнул замертво в траву. Доковыляв до оленя, Джеймс остановился и осмотрелся по сторонам. Его выстрел мог, привлечёт к себе ненужное внимание дикарей. С другой стороны, чувство голода сильно пересиливало чувство осторожности.

Полл опустился на землю, рядом с убитым оленем. Сразу возник вопрос, чем разрезать мясо. Свой нож Джеймс потерял, когда пробирался через болото. Пришлось вытащить из ружейного замка кремень. Крепко зажав маленький камушек в руке, Полл, острым концом рассек плотную кожу, после чего отрезал кусок кровавой плоти. Юноша не удержался, он стал зубами рвать, все еще теплое мясо, и есть его в сыром виде…

В этот же день, Полл выходит к реке Таскаровас. Река оказалась для обессиленного и уставшего парня неопределимой преградой. Джеймс пошел вверх по течению, в поисках более мелкого места для пересечения водной преграды. Вскоре он нашел брод, где можно было перейти на противоположный берег. Беглец снял с себя всю одежду и связал ее в небольшой узелок. Он перешел реку, держа в правой поднятой над головой руке ружье, а в левой руке, все свои вещи. Полл рисковал, сунувшись в воду, не зная точно, какая глубина реки в этом месте. Ему повезло и на этот раз. Вода, в самом глубоком месте брода, доставала только до шеи.

Выбравшись на противоположный берег, юноша оделся и поднялся на холм, что раскинулся у реки. На вершине холма, Полл обнаружил старый индейский, торговый лагерь. Здесь, в лагере, по земле были разбросаны пустые бочонки из-под виски.

- Ох, и порезвились в свое время дикари, пока смогли перепить такое количество виски, - сказал вслух Джеймс.

Беглец решается распалить костер, используя для этой цели дощечки, взятые от разбитых бочонков. На костре, Полл поджаривает несколько кусков оленины, и с удовольствием ужинает. Сытно поев, Джеймс укладывается на землю и спит до самого утра. Дым от костра, отпугивал от него мошкару.

Через два дня, 11 июня, Полл достигает реки Огайо, прямо напротив того места, где теперь стоит город Вилинга. Огайо, это вам, не Таскаровас. Здесь реку, вброд не перейдешь. Плыть парень не мог. У него была больная нога и ружье, которое он, не собирался оставлять. По эту сторону от реки Огайо, Полл все еще находился на индейских землях, значит, существовал риск, встречи с дикарями.

Не зная, как ему поступить, Полл поднимается вверх по течению реки. Здесь, ему приходит идея, построить из бревен плот. Одно из таких бревен сахарного клена, лежало в воде, у самого берега. Молодой человек берется за дело. Вначале, он стаскивает, подходящие, на его взгляд бревна ближе к воде. Потом он, упорно связывает бревна плота, крепкой лозой, чтобы крепко скрепить их между собой. Все, плот готов. Затем Джеймсу приходится приложить неимоверные усилия, чтобы столкнуть тяжеленный плот в воду. Ура, плот держится на плаву!

Полл укладывает на плот ружье и остатки оленины. С трудом, став на руки и колени, забирается на шаткие бревна. Устроившись на плоту, парень берет в руки доску, заменяющую ему весло, и начинает грести. Плот медленно удаляется от враждебного берега.

- Господи, я благодарен тебе, что ты, помог мне выбраться из этой ужасной передряги…- Тихо шептал Полл, а у самого по грязным щекам безостановочно текли слезы.

Бревна несильно ткнулись в вирджинский берег. Отойдя немного от берега, Джеймс увидел нескольких лошадей, пасущихся на лугу. Если он, поймает одну из лошадей, то это облегчит его путь. Парень на быструю руку мастерит из скрученной коры недоуздок. Приблизившись к лошадям, Полл попытался поймать одну из лошадей. Лошади отнеслись к человеку слишком настороженно. При приближении парня, животные опасливо отбегали в сторону, на безопасное расстояние. Молодой человек не сдавался. В течение двух часов, Джеймс проявлял незаурядное упорство в поимке лошадей. Прихрамывая и потея, он пытался, как можно ближе подобраться к подозрительным и очень резвым животным. Стоило ему приблизиться, к одной из лошадей, чтобы положить руку на гриву, как животное, с недовольным фырканьем убегала от него.

Наконец молодому человеку удалось схватить старую, костлявую кобылу, возможно, самую худшую из всех животных, которые паслись на лугу. Накинув самодельный недоуздок, Полл с трудом взгромоздился на клячу, не забыв прихватить ружье.

Парень доехал, наконец, до форта в Вирджинии, который находился поблизости от Шорт-Крик. Здесь, в маленькой крепости собрались все окрестные поселенцы. Добровольцы Кроуфорда, вырвавшихся из Сандаских равнин после разгрома, принесли с собой тревожные вести. Все ожидали нападения индейцев, разгромивших отряд Кроуфорда. Командовал фортом майор Сэм Макколок, пытавшийся изо всех сил поддержать должный порядок среди собравшихся людей.

В самой крепости, Полл встретил нескольких своих товарищей, достигших форта, на несколько дней раньше его. На вопросы о судьбе полковника Кроуфорда, Полл ничего не мог ответить.

Джеймс остался в форте до следующего дня. Утром он, позаимствовал у кого-то из приятелей лошадь, и выехал в графство Вашингтон, где у него жили двоюродные братья. Здесь, у братьев, он остался, чтобы подлечить ногу. Полл вначале опасался, что ногу придется отрезать, настолько плохо она выглядела. Вся опухшая, воспалённая, красная. Как здесь не испугаться…Тем не менее, через десять дней интенсивного лечения, нога стала выглядеть намного лучше.

- Я должен вернуться домой, - сказал Полл, обращаясь к братьям, после горячих слов благодарности. – Моя мама, и сестры, до сих пор считают, что я мертв…Я хочу прекратить их страдания…

Полл быстро собрался и выехал к своей матери. Мать, он увидел издалека. Словно, что-то чувствуя, женщина стояла в дверях дома, глядя на дорогу.

- Джим, сынок! – Закричала мать, не веря своим глазам.

- Здравствуй, мама! – Только и смог произнести Полл.

- Я знала, что ты вернешься…Я знала, что ты вернешься…- Рыдала женщина, обнимая сына.

Джеймс Полл вернулся домой, опередив доктора Найта и проводника Слоувера, о приключениях которых, будет рассказано в последующих главах.