БЕГСТВО ДЖОНА НАЙТА

Худаев Евгений ::: Разгром экспедиции Кроуфорда

Найт, в сопровождении одного из воинов покинул место казни. Док прекрасно понимал, что видит Кроуфорда живым в последний раз.

Дикарь привел Найта к хижине Капитана Пайпа, которая находилась примерно, в трех четвертях милях от места казни полковника. Найт благодарил Бога, что он, избавил его от ужасного зрелища, наблюдать мучения Кроуфорда.

На ночь доктора оставили в хижине, предварительно крепко связав его.

Следующим утром, 12 июня, индеец, по имени Татали, развязал Найта, после чего раскрасил его лицо в черный цвет. Затем они направились в селение шауни. Индеец ехал верхом на лошади. Пленного доктора краснокожий гнал перед собой.

Вскоре они, проходили место, где был сожжен полковник. Найт, на пепелище видел кости Кроуфорда, сожженные почти дотла.

- Смотри белый, это кости Большого Капитана, - крикнул индеец.

Скорей всего, тело полковника бросили в костер после его смерти.

- Белый, нам надо пройти сорок миль, чтобы достичь город шауни . Там, тебя, уже ждут твои друзья, - сказал краснокожий.

- Это хорошо. Я хочу увидеть своих друзей…- Доктор через силу улыбнулся.

Найт делал вид, что не знает о смерти, на которую он, был обречен в селении шауни. Он считал, что дикари обманывают его, когда говорят, что там, в селении, он встретиться со своими приятелями. Не друзей, а смерть встретит он там…

«Пусть дикарь думает, что я, поверил ему…», - решил Найт.

Индеец, сопровождавший дока, был молод и крепок. Джон Найт, напротив него, выглядел очень слабым и испуганным. Возможно, Капитан Пайп решил, что пленник не сможет убежать, иначе его, отправили в Вапатомика, с более опытным воином, или даже с несколькими охранниками. Этим решил воспользоваться Найт. Надо, всего лишь, перехитрить своего конвоира и убежать, при первом же удобном случае.

Индеец охранник был вооружен ружьем и томагавком. Он ехал на лошади, в то время, как Найт шел пешком. Но, док, все равно собирался бежать. Ему не хотелось закончить свою жизнь, как Кроуфорд, на костре.

- Ответь, отважный воин, не будем ли мы, жить вместе, как братья, в одном доме, когда доберемся до селения? – Спросил Найт.

- Возможно, так все будет, - отвечал дикарь, и спросил в свою очередь. – Скажи белый, сможешь ты, сам построить вигвам, такой, какие строим мы?

- Смогу, - без зазрения совести соврал Найт.

После этих слов, дикарь стал выглядеть более дружелюбным.

Найт с конвоиром, двигаясь на юго-запад, прошли в тот день около 25 миль.

- Большая часть пути пройдена. Завтра мы достигнем селения, - сообщил индеец, разрешая сделать привал.

Когда наступила ночь, индеец, прежде чем лечь, крепко связал пленника. Ночью Найт попытался развязать кожаные ремни, но у него ничего не получалось. К тому же индеец дремал очень чутко. Стоило доку немного пошевелиться, как конвоир сразу открывал глаза, с подозрением рассматривая пленника.

Перед глазами Найта, все еще стояла жуткая картина сожженных останков полковника Кроуфорда. Неужели, и его ожидает такая участь?

Ближе к рассвету, Найта и сопровождающего его дикаря атаковали полчища комаров. Эти маленькие, злобные твари, видно испытывали жуткий голод, судя с каким напором они, атаковали двух мужчин. Но, если индеец, не обращал на них внимания, сохраняя при этом, завидное спокойствие и равнодушие, то Найту приходилось довольно туго. Казалось, что комары хотят, сразу выпить всю его кровь.

- Татали, освободи меня! – Не вытерпел Найт таких мучений. – Еще пара минут, и комары загрызут меня до смерти. Я же помогу развести еще огонь, прямо у тебя за спиной. Дым костра, отгонит от тебя мерзких тварей.

Татали согласился с таким доводом, но не сразу развязал ремни, которыми был связан пленник. Вначале, дикарь с ухмылкой понаблюдал за мучениями пленника. Ему доставляло удовольствие видеть, как док корчится и катается по земле, пытаясь отбиться от наседавших на него комаров.

Пока Найт разминал затекшие руки и ноги, индеец принялся разжигать огонь. Здесь, молодой воин допустил ошибку. Когда появились первые языки пламени, дикарь стал на колени и оперся на локти, чтобы раздуть огонь.

Найт увидел, удобный для себя момент, для нападения на охранника. Он подобрал с земли обгорелую палку, длиной восемнадцати дюймов. Это была самая большая палка, которую мог найти Найт. Все это, доктор проделал спокойно и медленно, чтобы не привлечь внимание конвоира. Индеец, занятый огнем, ничего не замечал. Подойдя сзади, Найт, резко развернувшись, изо всех сил ударил дикаря по голове. Удар оказался настолько сильным, что палка сломалась пополам. Индеец упал обеими руками в огонь. Найт, конечно не надеялся, что сумеет убить индейца одним ударом, но расчитывал, что сумеет, хотя бы вырубить его на некоторое время. Этого не произошло. Молодой воин начал быстро приходить в себя и подниматься с земли. Прекрасно понимая, что ему не справиться с дикарем, если дело дойдет до рукопашной, Найт успел схватить ружье индейца.

Неожиданный удар палкой, настолько ошеломил охранника, что он, даже не подумал о сопротивлении. Татали вскочил на ноги и бросился удирать, как трусливый заяц. Найт побежал следом за индейцем, с намерением застрелить его, ведь, Татали наверняка приведет помощь. Но, с другой стороны, выстрел тоже мог привлечь сюда, других дикарей. Впрочем, другого выхода у доктора не оставалось.

Молодой воин, увидев свое ружье в руках пленника, испугался еще больше. Завывая самым странным образом, конвоир побежал к густому кустарнику.

Док вскинул ружье и нажал на курок. Спешка и волнение сыграли с Найтом злую шутку. Резко дернув за курок ружья, доктор его сломал. Теперь ружье было абсолютно бесполезным, если только не использовать его, как палку. Пленник продолжил преследовать убегающего охранника. Пробежав ярдов тридцать, доктор быстро выдохся, а испуганный индеец, спасая свою жизнь, удирал слишком быстро.

Позже, когда конвоир неудачник добрался до деревни шауни, он, во всех красках описал свою кровавую борьбу с маленьким доктором, который в один миг превратился в разъярённого и бешенного здоровяка. По словам индейца, он сумел несколько раз ударить пленника ножом, что впрочем, не смогло остановить того. Собравшиеся индейцы не поверили трусливому хвастуну, и встретили его историю презрительным смехом.

Вернувшись к костру, Найт осмотрел, доставшиеся ему трофеи, среди которых было; одеяло индейца, пара новых мокасин, пороховой рог, мешочек для пуль и само ружье, которое теперь было сломано.

Доктор Найт пешком отправился домой. Вечером, где-то за полчаса до заката, Найт достиг равнины. Он решил дождаться темноты, прежде чем пересечь опасное место. Ориентируясь по Полярной звезде, Найт отправился в путь, придерживаясь северо-восточного направления. Он пересек открытые равнины, преодолев за ночь шестнадцать миль. На рассвете Найт достиг спасительного леса.

К вечеру, беглец совершенно ослабел, что и неудивительно, ведь он шесть дней провел в плену, а пленных, индейцы почти не кормили. Последние два дня, во рту Найта, вообще не побывало ни крошки еды.

На следующий день, ближе к полудню, беглец пересек тропу, по которой двигалась экспедиция Кроуфорда. Эта тропа вела, почти точно с востока на запад. Найт держался направления на север, чтобы избежать встречи с врагом.

Джон проклинал себя, что не сообразил взять с собой лошадь краснокожего. Насколько проще ему было, преодолеть весь этот длинный путь верхом на лошади. От трофейного ружья не было никакой пользы, но доктор еще два дня тащил его с собой. Джон пытался всевозможными способами отвинтить замок, чтобы исправить ружье, но не преуспел в этом. У него не имелось при себе ни ножа, ни другого инструмента, пригодного для этой цели. Ружье пришлось оставить.

 

Вскоре дорога пошла через болотистую местность, что очень задерживало продвижение беглеца. Не удивительно, что здесь, Найт значительно отклонился от нужного курса. Кроме всего, доктору нечем было высечь огонь, чтобы погреться и подсушить свою одежду.

Почва здесь была болотистая, спать доктору приходилось прямо на сырой земле. Спокойно спать не давали назойливые комары, которых в болотистой местности было великое множество.

Затем, беглец пересекает реку Маскингам, выше устья восточного притока Коноттен. Во время этого путешествия он питался, собирая коренья и ягоды. В лесу, в изобилии рос крыжовник. Будучи еще незрелым, его требовалось тщательно пережевывать, чего Найт не мог делать, из-за больной челюсти. Когда его и полковника Кроуфорда избивали в селении индейцы, один из краснокожих, приложился по челюсти обухом томагавка. Прошло несколько дней, а челюсть все еще болела...Правда, уже на четвертый или пятый день, его челюсть начала приходить в норму. Боль понемногу ослабевала. Вскоре доктор мог жевать с легкостью любую еду, пригодную для питания.

Для еды так же, годился сорняк и молодые побеги крапивы. Найт знал, что сок сорняка очень питательный и пригоден для пищи. Останавливаясь на отдых, Найт собирал охапку сорняка и высасывал сок, после чего засыпал тревожным сном. Двух молодых дроздов и черепаху, которых удалось добыть, он съел в сыром виде, после чего, еще долго ощущал неприятную тяжесть в животе. Небольшая порция дикого имбиря привела в порядок его пищеварение.

Дорога домой заняла у Найта двадцать один день. 4 июля, на беглеца наткнулись охотники. Он был настолько в плохом состоянии, что едва держался на ногах. Охотникам пришлось нести Найта, до Форта Макинтош на самодельных носилках.