КАЗНЬ ПОЛКОВНИКА КРОУФОРДА

Худаев Евгений ::: Разгром экспедиции Кроуфорда

Утром в понедельник, 10 июня, всех пленников подняли на ноги, предварительно освободив ноги от ремней.

- Хватит лежать бездельники! Вставать пора на ноги! – Кричали дикари, пинками поднимая пленников с земли.

- Куда вы, нас собираетесь вести? – Спросил Кроуфорд.

- В Сандаски…В Старый город…- Нехотя ответил один из охранников индейцев. – Там, вас, хочет видеть Капитан Пайп.

- А Саймон Герти там будет? – Спросил Кроуфорд.

- Да, будет. Он тоже придет, чтобы посмотреть на вашу казнь, - засмеялся дикарь.

Кроуфорда, Найта, и еще девятерых мужчин, повели на запад, где в двадцати пяти милях, от индейского лагеря находился Старый город. Пленников сопровождали семнадцать воинов делаваров. Дикари имели при себе, четыре свежих скальпа, снятых с белых мужчин, которыми они, время от времени демонстрировали пленным.

Пленники достигли Старого города во второй половине дня. Здесь, они, надежно охранялись в ночное время. Кроуфорд видел, что индейцы очень разгневаны на пленников…

Рано утром, во вторник 11 июня, в Старый город, приплыли на пирогах, вверх по реке, два вождя делавар, Капитан Пайп и Вингенунд. Пленных разбудили и выстроили в ряд. Вожди с непроницаемыми лицами, своими руками, красили лица американцев в черный цвет.

Когда настал черед Найта, Капитан Пайп тихо сказал, на хорошем английском языке:

- Доктор, вы должны идти в город Шауни.

- Зачем? - Удивился Найт.

- Там вы, встретитесь с вашими старыми друзьями, - неприятно усмехнулся Капитан Пайп.

Найт ничего не понял, из сказанного дикарем, а вдаваться в объяснения тот, явно не собирался.

- Сэр, вы, что-нибудь понимаете? – Спросил Найт у полковника.

- Я, только знаю, черный цвет, это плохо для всех нас… - Сказал Кроуфорд. – Черный цвет это цвет смерти…

Найт пытался что-то сказать или спросить, но от страха слова застряли у него в горле. Доктор так и стоял, беззвучно шевеля губами.

- Скорей всего нас, убьют не здесь, а в другом месте…Хорошо, если все закончится быстро, без пыток…- Кроуфорд все еще не терял надежды, что Саймон Герти выручит их, хотя надежда улетучивалась с каждой минутой.

Примерно час спустя, после прибытия в Старый город, два вождя сделали вид, что узнали Кроуфорда, с которым раньше, довольно часто встречались, на переговорах. Капитан Пайп и Вингенунд приблизились к полковнику, чтобы поздороваться с ним.

- Полковник, рад вас видеть в Старом городе, - Капитан Пайп изобразил на своем лице жалкую улыбку, глаза, при этом оставались холодными и колючими, словно две льдинки.

Кроуфорд сохраняя внешнее спокойствие, спросил:

- Капитан Пайп, какова наша дальнейшая судьба?

- Вас отведут в город Вандотов, - охотно отвечал Капитан Пайп. – Мы, там, держим еще нескольких пленников из вашего отряда.

По команде Капитана Пайпа, пленников окружили воины, и повели по дороге, ведущей в город Вандотов. Пройти предстояло восемь миль…В самом начале пути, Капитан Пайп и Вингенунд, отделили Кроуфорда и Найта. Остальных пленников погнали вперед.

Пройдя около мили, Кроуфорд и Найт увидели окровавленные тела, четверых своих товарищей, лежавших на обочине дороги. Это были бедняги, из тех пленных, которых индейцы погнали вперед. Пленники были зверски зарублены томагавками, после чего оскальпированы. Тела были разбросаны на расстоянии полумили друг от друга. Эти хоть отмучались…

Кроуфорд содрогнулся при виде своих убитых товарищей. Еще он заметил, как на губах Капитана Пайпа зазмеилась самодовольная ухмылка.

Индейцы неожиданно сменили направление. Теперь они шли по другой дороге, не на северо-восток, в направлении Сандаски, а на северо-запад, в сторону города делаваров на Таймучти /анг. Tymochtee/ Крик.

У маленького ручья Таймучти, индейцы с Кроуфордом и Найтом догнали пятерых пленников, которые еще были живые. Индейцы заставили их сесть на землю. На некотором расстоянии от пленных посадили полковника и доктора. В том месте, где пленным приказали сидеть, собралось много скво и мальчиков.

Женщины и дети вели себя очень возбужденно и агрессивно. Особенно грязно ругались женщины, размахивая томагавками. Неожиданно вся эта дикая свора, с нечеловеческим воем набросилась на пятерых пленников. Разъярённые дети и скво, обступили несчастных пленников со всех сторон, так, что их совершенно не было видно. В воздухе замелькали томагавки, обрушиваясь на головы пленников. Пленников быстро прикончили. Затем, с их голов, под восторженные крики, сняли скальпы.

Среди пленных был некий Джон Маккингли, прежде бывший офицером 13-го Вирджинского полка. Старая скво медленно, отрезала ножом, ему голову, после чего отдала ее мальчишкам. Мальчишки с криками стали пинать ее, катая по земле. То и дело прибывали все новые индейцы. Молодые парни подходили к пока еще живым пленникам, размахивая скальпами перед лицами Кроуфорда и Найта, и грозились их убить.

В этот момент, среди индейцев появился Саймон Герти, и с ним еще несколько индейцев на лошадях. Герти сразу же направился к полковнику Кроуфорду.

- Полковник, я знаю, что вы искали меня, - сказал Герти, останавливаясь рядом с испуганными пленниками.

- Да, это так…- тихо ответил Кроуфорд, все еще не отойдя от пережитого ужаса.

- Индейцы приняли решение, убить вас. Это их месть за Моравскую резню…

- Вы же знаете, я, к Моравской резне никакого отношения не имею…- стал оправдываться Кроуфорд.

- Это для делавар, не так важно. Имели вы отношение к резне, или не имели. Ваши оправдания никто не станет слушать…

- А вас? Вас станут слушать? – С надеждой спросил Кроуфорд.

Полковник с ужасом косился, на жуткую игру детей, пинающих в пыли отрубленную голову Маккингли.

- Мы, с вами сражаемся по разные стороны…Но, вы же, не индеец…Вы, такой же белый, как и я. Спасите нас, сделайте что нибудь…

За разговором Кроуфорда и Герти, все это время внимательно наблюдал Капитан Пайп. Герти почувствовал этот пронзительный, полный ненависти взгляд, но он, даже не сделал попытки оглянуться. Капитан Пайп, всегда относился с подозрением к Герти и не скрывал этого.

- Я сделаю все, что в моих силах, - наконец ответил Герти. – Хотя, это будет трудно сделать. Здесь есть один человек, который сильно желает вашей смерти. От слова этого человека зависит дальнейшая ваша судьба…

- Кто этот человек? – Спросил Кроуфорд.

- Капитан Пайп. Тот самый Капитан Пайп, у которого солдаты под вашим командованием, четыре года назад убили его брата, вождя по прозвищу Бык, - ответил Герти.

- Черт…

- В любом случае, я попробую договориться, - пообещал Герти. – Сделаю все возможное, чтобы помочь вам.

На самом деле Герти, прекрасно знал, какая судьба уготована Кроуфорду и Найту, по прибытии в главный город делаваров. Герти здраво рассудил, оставить пока пленников в неведении.

Доктор Найт, в это время находился в ста пятидесяти ярдах от Кроуфорда и Герти. Как он, не старался, но, не смог услышать о чем разговаривали Кроуфорд и Герти, но по мрачному лицу Кроуфорда понял, что их дела очень плохи.

Герти отошел в сторону, а пленников повели дальше. Почти каждый индеец, который встречался им, на пути, бил пленников палкой или кулаками.

Кроуфорда вели, еще с одним пленником, немного впереди, отделив его от Найта. Герти сидел на лошади у самой дороги, поджидая, когда к нему подойдет доктор.

- Ты, доктор? – Громко спросил Герти.

- Да, это я, - Найт протянул руку, чтобы поздороваться с Герти.

- Убирайся прочь, проклятый мошенник! – Неожиданно вспылил Белый Дикарь.

Шедший рядом пленный ополченец, опасаясь за очередную порцию побоев, потянул Найта за руку.

- Доктор, если хочешь жить, тебе необходимо попасть в селение шауни, - едва слышно сказал Герти, проезжая мимо Найта, с самым равнодушным видом.

Легко сказать, попасть в селение шауни. В его случае, не Найт ведет индейцев, а индейцы ведут его туда, куда им надо.

Пройдя около полумили, пленники увидели главный город делаваров, расположенный примерно в восьми милях от устья Таймучти Крик. Посмотреть на казнь собралось более сотни дикарей. Здесь были женщины, дети, и приблизительно три десятка воинов. Многие индейцы держали в руках палки, которые они собирались, в скором времени пустить в дело.

Среди собравшихся индейцев находились, такие известные люди, как Дандват, Саймон Герти, Мэтью Эллиот, капитан Винджанинд и Капитан Пайп.

Капитан Пайп, который знал полковника Кроуфорда еще с 1778 года, при заключении Договора Форт Питт, обратился к собравшейся толпе:

- Этот белый офицер захвачен, когда он вел своих солдат на Сандаски Ривер, чтобы уничтожить наши деревни. Имя этого офицера – Большой Капитан! Он виновен в смерти наших братьев в Моравской резне. Он же принимал участие в Скво компании, где погибли мои родственники…

Капитан Пайп использовал все свое красноречие, чтобы воспламенить ненависть собравшихся дикарей. Это ему удалось. Когда Капитан Пайп замолчал, толпа издала отвратительный вопль, выразив искреннее желание прикончить белого мерзавца.

Когда Капитан Пайп закончил говорить, к нему подошел Саймон Герти.

- Для казни Большого Капитана все уже готово, - выдавил Капитан Пайп, едва шевеля губами.

- Капитан Пайп, я хочу предложить хорошую цену. Триста долларов за жизнь полковника Кроуфорда, - сказал Герти.

Переговорщик натолкнулся на полный презрения взгляд вождя:

- Герти, ты принимаешь меня за скво?

- Капитан Пайп, я не хотел тебя обидеть… Я, хотел всего лишь, предложить хорошую цену за голову этого пленника…Триста пятьдесят долларов…

- Все уже решено. Если ты, продолжишь говорить со мной, защищая этого негодяя, то пойдешь на костер вместе с Большим Капитаном, - ответил вождь. – Ты же не хочешь, составить этому убийце компанию?...Большого Капитана схватили делавары. Следовательно, делавары имеют полное право решать судьбу пленника. Совет принял решение сжечь Большого Капитана. Слово Совета никто не может изменить.

Герти, зная характер индейцев, не стал настаивать, поняв, что дальнейшие переговоры не имеют никакого смысла. Сделав равнодушное лицо он, отошел в сторону. У Герти еще имелась слабая надежда спасти Кроуфорда, и заработать на нем денег. Он послал верных гонцов в другое индейское поселение, где на тот момент находилось несколько белых торговцев. Они должны были немедленно прийти, чтобы выкупить Кроуфорда. Если бы Кроуфорда удалось спасти, Герти тоже, мог подзаработать. Когда торговцы пришли в селение, было уже слишком поздно…

В это время, Кроуфорда раздели догола и заставили его сесть на землю. Прежде чем разгорелся огонь, на котором собирались жечь полковника, его стали избивать кулаками и тяжелыми палками, вымещая ярость и злость на пленнике. Часть индейцев избивала доктора Найта.

Потом избитому Кроуфорду связали руки за спиной, пропустив веревку между запястьями. Другой конец веревки привязали к подножью столба, достигающего высоты 15 футов. Веревка была достаточно длинной, чтобы Кроуфорд мог ходить и сидеть на земле.

- Капитан Пайп, к чему такая жестокость? – Спросил Кроуфорд.- Мы пленные, нас можно обменять на кого нибудь, или выкупить…Раньше всегда так поступали…

Капитан Пайп промолчал, за него ответил капитан Винджанинд:

- Раньше так поступали. До тех пор, пока вы не устроили Гнаденхюттенскую резню. Ваши солдаты убили моравских индейцев, которые были вашими друзьями. Они даже не собирались сражаться с солдатами, а те их, спокойно резали, зная, что ничем не рискуют…

- Винджанинд, ты меня, знаешь давно. Мне незачем врать вам. Я к резне не имею отношения! – Вскричал в ужасе полковник. – Если бы я, присутствовал там, то обязательно остановил солдат. Я бы не допустил кровопролития…

- Наши уши слышат всего лишь, пустые обещания, - Перебил полковника капитан Винджанинд. – Большой Капитан, я, готов тебе поверить. Но, почему люди, которых ты привел к Сандаски, заявляли, что они пришли, чтобы убить оставшихся в живых моравиан? Люди нашего племени потеряли слишком много своих родственников. Теперь их сердца охвачены жаждой мести.

Герти подошел к полковнику:

- У нас в плену находится Уильям Харрисон и Уильям Кроуфорд. Они пока еще живы.

Полковник обратился к Герти:

- Саймон, скажите мне, только честно…Меня намериваются сжечь?

- Да.

- Значит, моя судьба решена, - сказал с горечью в голосе Кроуфорд. – Постараюсь снести все это со смирением.

Разговоры закончились. Индейцы схватили свои кремневые ружья и стали стрелять в Кроуфорда холостыми зарядами. Ружья заряжались только порохом. Дикари стреляли в обнаженное тело пленника, начиная с ног и заканчивая шеей. В полковника выпустили не менее семидесяти зарядов, большая часть которых была направлена в область паха. Его тело почернело от пороха, а лицо превратилось в жуткую маску из крови и копоти. При очень близких выстрелах зерна пороха и селитры горели на коже, прожигая ее, и продолжая гореть под кожей, причиняя неимоверные страдания Кроуфорду.

Полковник мужественно выдержал эту пытку. Дикарей это раззадорило еще больше. Отставив ружья, краснокожие столпились вокруг Кроуфорда. Один из воинов, двумя быстрыми движениями ножа отрезал несчастному уши. Этот же дикарь поднял руки вверх, демонстрируя окровавленные уши. Зрители приветствовали все это дикими криками.

Когда толпа рассеялась, доктор Найт увидел, что у полковника сильно течет кровь с обеих сторон головы.

Капитан Винджанинд, ушел в свою хижину, чтобы не видеть издевательств над Кроуфордом. Винджанинд и Кроуфорд, давно знали друг друга. Быстрым движением руки, Винджанинд смахнул со щеки слезу, которую не смог сдержать. Он прекрасно понимал, что видит своего друга в последний раз, и ничем ему не может помочь.

Огонь, который горел в ярдах шести или семи от столба, к которому привязали полковника, был разложен из небольших прутьев хикори. Прутья прогорели в середине, причем с каждого конца оставалось около шести футов.

Четверо индейцев взяли эти тлеющие прутья и стали втыкать их в обнаженное тело полковника. Прутья противно шипели касаясь кожи. При этом мучители стояли по обе стороны от столба, с таким расчетом, что куда бы, не пытался уйти Кроуфорд, дикари все равно его доставали пылающими прутьями, если не одни, то другие. Кроуфорд вынужден был ходить вокруг столба, уворачиваясь от прутьев.

На протяжении всех этих пыток Кроуфорд держался стойко и мужественно, перенося все побои и издевательства. Он не кричал, не плакал, и не просил пощады, даже когда дикари отрезали ему уши.

К мужчинам присоединились женщины. Скво брали широкие доски, сгребали туда груды горящих углей и тлеющих угольков, после чего бросали, целясь в полковника. Вскоре полковник не мог сделать ни шагу, чтобы не наступить ногой на горячие угли.

В разгар этих пыток, Кроуфорд всё-таки не выдержал и закричал, когда тлеющие палки тыкали в него, прожигая кожу на груди, лице, половых органов и ягодицы. Затем, полковник обессиленный упал на землю, скорчившись от боли. Собрав последние силы, он закричал, призвал к себе Герти:

- Герти, Герти, ради Бога, прошу тебя, пристрели меня! Только стреляй прямо в сердце!

Если Герти и слышал крики полковника, но он не отозвался.

- Герти, отзовись! Я знаю, что ты здесь! – Снова прокричал Кроуфорд.

К индейцам, пытавшим пленного, подошел Герти.

- Герти, Герти, ради Бога, прошу тебя, пристрели меня прямо через сердце! – Крикнул Кроуфорд с надеждой.

- Большой Капитан, ничем не могу тебе помочь, - с насмешкой отвечал ренегат. – Видишь, при мне, даже нет оружия, чтобы я, мог тебя пристрелить, как вонючего пса.

Индейцы, услышав слова Герти, громко стали смеяться.

- Славные воины, продолжайте пытки этой свиньи, - добавил Герти, обращаясь к мучителям полковника.

Затем Герти обратился к индейцам, столпившимся позади него, перейдя на их язык. Своими жестами и речью, предатель выражал свое восхищение этой отвратительной сценой пыток, после чего, от души расхохотался.

Герти подошел к Найту, тихо сказал:

- Доктор, приготовьтесь к смерти. Только вы, умрете не здесь. Когда воины разделаются с Кроуфордом, вас отведут в Старую Чилликоте. Там, вас сожгут на костре.

- Всемогущий Боже, будь со мной, - очень тихо стал молиться Кроуфорд. – Помилуй мою душу. Боже, помоги мне, победить свой страх и дай мне силы, чтобы вытерпеть все страдания, которые должны произойти здесь со мною. Я молюсь, чтобы быстрей все закончилось, так, чтобы я, мог быть с вами, где нет ни боли, ни страданий. Боже, помоги мне!

С этой страстной молитвой и мрачным выражением лица, полковник Кроуфорд смотрел в глаза своим мучителям.

Дикари возобновили свои пытки, подбадривая себя дикими воплями. Полковник смог еще продержаться в течение часа, после чего потерял сознание под градом непрерывных ударов, сыпавшихся на него со всех сторон. Обессиленный и полумертвый, Кроуфорд замер, упав лицом вниз. Индейцы оскальпировали его голову.

Подбежавший к доктору Найту индеец, швырнул ему в лицо окровавленный скальп, снятый с головы Кроуфорда, и со смехом закричал:

- Посмотри, что осталось от вашего Большого Капитана.

Старая скво, самого безобразного вида, больше похожая на самого дьявола, вылезшего из преисподней, с противным смехом приблизилась к неподвижному телу Кроуфорда. В своих костлявых руках старуха держала деревяшку с тлеющими углями. Скво опрокинула деревяшку, высыпая лежавшие на ней угли, на спину и голову полковника. Противно завоняло горелой кожей…

Неожиданно для всех, из груди Кроуфорда вырвался стон, а сам полковник, которого все считали мертвецом, медленно перевернулся на спину. Бедняга очень медленно подтянул колени к груди и стал на колени. Прошло не меньше двух минут, когда Кроуфорду удалось подняться на ноги. Индейцы, не скрывая своего удивления, наблюдали за действиями пленника.

Полковник, словно слепой, никого не замечая вокруг, стал ходить вокруг столба. Несколько скво, схватив горящие палки, стали тыкать в обнаженное, окровавленное тело Кроуфорда. Но, казалось, что пленник был нечувствителен к боли.

 

Пожалуй, это было самое жуткое зрелище в жизни доктора Найта, которое ему пришлось увидеть. Не в силах контролировать себя, док стал кричать на дикарей, проклиная их и называя убийцами. Досталось и Саймону Герти.

- Герти, мало того, что ты предатель, но ты еще настоящий мерзавец и ублюдок!

Высокий воин подошел к Найту, ударил его по лицу и сказал с угрозой:

- Заткнись! Еще откроешь рот, я отрежу тебе язык!

В тот же день, когда Кроуфорд был казнен, шестерых американских пленников доставили в деревню шауни, Вапотомика /англ. Wapatomica/, на реке Безумной. Среди заключенных был тяжелораненный майор Джон МакКлелланд, офицер, который являлся четвертым по значимости, в команде Кроуфорда. Были так же, его зять Уильям Харрисон и Уильям Кройфорд, племянник полковника Кроуфорда.

Лица четверых из шести пленников, в их числе МакКлелланд, Харрисон и Кройфорд, были окрашены в черный цвет. Деревенские жители, предупрежденные гонцом о прибытии пленников, выстроились в две линии за пределами деревни, перед Домом Советов. Захваченных в плен американцев собирались пропустить через строй. Американцам предстояло пробежать около 300 ярдов, в то время, как жители деревни, изо всех сил начнут лупить их палками и дубинками. Особенно доставалось пленникам, которых отметили черной краской.

Когда пленники прошли через строй, подвергаясь жестокому избиению, мужчин с черными лицами, в тот же миг, изрубили томагавками. Тела убитых разрезали на куски. Их головы и конечности воткнули на шесты, за пределами деревни.