НАЧАЛО ЭКСПЕДИЦИИ

Худаев Евгений ::: Разгром экспедиции Кроуфорда

Компания началась, отряд выступил в путь. Добровольцы рвались в бой. Некоторые из волонтеров хвастались, что они сумеют истребить всех индейцев, которые встретятся им на пути. Как это часто бывает с милицией и ополченцами, они были плохо обучены, и возникали большие трудности, чтобы поддерживать воинскую дисциплину. В отряде царил дух веселья и безмятежности. Создавалось впечатление, что волонтеры вышли не на боевую операцию, а решили прогуляться по лесу. Мужчины, от нечего делать, стреляли из своих ружей и мушкетов, соревнуясь между собой в меткости, и это несмотря на приказ соблюдать в лесу тишину. Медленно, совсем не по-военному разбивался лагерь, и так же медленно утром, собирались выступить в путь. Некоторые из волонтеров не заступали в караул, когда наступала их очередь идти.

Экспедиционный корпус часто останавливался. Командиры собирались и обсуждали, что следует делать дальше. В их действиях чувствовалась нерешительность, которая только усиливалась с проникновением отряда вглубь вражеской территории. Полковник Кроуфорд тоже оказался менее способным командиром, чем это ожидалось. Кроуфорд во время совещаний говорил невнятно и сбивчиво, он не в состоянии был убедить людей в своем мнении.

Дорога, по которой двигался отряд Кроуфорда, проходила в основном через лес. Волонтеры первоначально двигались строем в четыре колонны. Вскоре густой лес заставил ополченцев перестроиться в две колонны. Естественно строй растянулся больше чем в два раза. В случае нападения врага, это могло закончиться очень плохо для ополченцев.

За время пути, колонна полковника Кроуфорда двигалась без происшествий, лишь раз столкнувшись с индейцами. Произошло это при следующих обстоятельствах. В конце дня отряд остановился в очередном брошенном индейском поселке, который назывался, то ли Топпакин, то ли Опакин. Ополченцы накормили лошадей кукурузой, которая в изобилии росла рядом на поле. Уставшие за день мужчины располагались в брошенном поселке, среди густых зарослей кустарников и сорняков.

Вечером, майор Брентон и капитан Бин, отошли от лагеря на некоторое расстояние, чтобы осмотреться. Неожиданно они, разглядели двух дикарей, которые находились примерно в четверти мили от них. Реакция офицеров оказалась быстрой. Они оба, вскинули ружья, почти одновременно выстрелили. Индейцы, скорей всего не пострадали от пуль, судя по тому, с какой скоростью они, в один миг растворились в лесу. Всего лишь мгновенье назад, дикари только спокойно стояли, затем, словно сквозь землю провалились.

Это были первые выстрелы, сделанные по неприятелю.

Когда в лагере услышали выстрелы, больше половины мужчин вскочили на ноги, и без команды, с шумом и криками бросились узнавать, в чем дело. Полковник Кроуфорд с раздражением наблюдал за бестолковой беготней ополченцев. С этого самого момента, уверенность в их поражении не остовляло его он.

3 июня отряд Кроуфорда достиг Санданских Равнин /анг. Sandusky Plains/, в месте, чуть ниже реки Сандаски. На следующий день американцы, поднявшись вверх по реке Сандаски, подошли к деревне вандот, с одноименным названием Сандаски. Три индейские тропы указывали, в каком направлении надо двигаться, чтобы достичь индейской деревни. Ополченцы двинулись вперед с большой осторожностью. Здесь, рассчитывали найти врага, но волонтеры обнаружили лишь поспешно оставленную, пустую индейскую деревню.

Слоувер часто посещал эту деревню, когда был пленником у индейцев майами. Здесь, Слоуверу, хорошо все было знакомо.

Американцам не было известно, что индейцы, заранее узнав о приближении отряда Кроуфорда, покинули город. Они ушли на север, спустившись на восемь миль вниз по течению реки, в старое свое поселение.