Скульптура. Часть 5.

Кинжалов Ростислав Васильевич ::: Искусство древних майя

5

Замечательна и мелкая пластика классического периода. В маленьких терракотовых статуэтках, изображающих божества, людей и животных, в изделиях из нефрита34 и других самоцветов и поделочных камней скульпторы майя достигли высокой степени совершенства. Эти произведе­ния во многих случаях значительно более правдивы и жизненны, чем памятники монументальной пластики. Причины этого ясны: в некоторых видах мелкой пластики майяские скульпторы могли свободнее вы­ражать свое реалистическое восприятие мира, так как не были стеснены условно­стями канонов религиозной и официальной скульптуры.

искусство майя
«Лейденская табличка». Прорисовка

В маленьких статуэтках и табличках из нефрита и других камней влияние этих канонов, разумеется, было более чувстви­тельно, так как многие из них служили амулетами или знаками достоинства знат­ных лиц. Древнейшим датированным па­мятником этого вида считается знаменитая «Лейденская табличка», найденная в 1864 г. около города Пуэрто Барриос в Гватемале. Это небольшая (высотой около 20 см) то­ненькая пластинка бледно-зеленого неф­рита, на лицевой стороне которой выре­зан торжествующий победитель, стоящий на распростертом противнике, а на оборот­ной — «начальная серия» 8.14.1. 3.12, то есть 320 г. Вероятно, она была создана в ознаменование какой-то крупной победы. В результате тщательного стилистического анализа было убедительно доказано, что «Лейденская табличка» изготовлена в Ти­кале в начале IV в. Действительно, фигура победителя напоминает изображения на тикальских стелах того же времени.35 Весьма возможно, что эта табличка некогда служила одним из знаков власти прави­теля.

Еще более древним произведением мел­кой пластики майя, вероятно, является нефритовая статуэтка мужчины, сидящего скрестив ноги (высота 26 см); она была найдена под лестницей здания A-XVIII в Вашактуне. Руки персонажа сложены на груди, непропорционально большая, упло­щенная и вытянутая голова слегка отки­нута назад. На статуэтке нет надписи с да­той, но, судя по явным ольмекским чертам, присущим ей (пропорции тела и головы, моделировка глаз, рта, носа, резной орна­мент, передающий брови, пальцы рук и татуировку на щеках), она должна датиро­ваться более ранним временем, чем «Лей­денская табличка», возможно рубежом н. э.

Большинство произведений мелкой пла­стики классического периода состоит из различной формы табличек или дощечек с рельефными изображениями человече­ских фигур — чаще всего богов, героев и правителей — или с краткими иероглифи­ческими текстами и из небольших статуэ­ток людей и животных, маленьких масок (по всей видимости, нашивавшихся на оде­жду), а также различных подвесок. Многие из них имеют дырочки по краям, что указывает, как их носили. Очень часты бусины и губные и ушные вставки из нефрита, также покрытые надписями. Особую разновидность составляют мозаичные маски из кусочков нефрита, помещавшиеся на лицо покойника при погребении. Такова, например, маска из двухсот кусков нефрита, найденная в саркофаге «Храма надписей» в Паленке. Она поражает своей реали­стичностью. Перед нами — великолепный портрет покойного правителя, в котором переданы не только внешнее сходство и приметы возраста, но и характер: суровый, беспощадный и властный. Маска сильно контрастирует с идеализированным изобра­жением лица правителя на крышке сарко­фага, там оно почти юношеское.

Хорошим образцом майяской нефритовой таблички является хранящийся в Британ­ском музее миниатюрный рельеф (прибли­зительно 10X10 см) из голубовато-зелено­ватого нефрита, изображающий сидящего на троне правителя, отдающего приказание коленопреклоненному подчиненному (око­ло 800 г.). Пропорции тел, позы и выра­жение лица хорошо переданы резчиком. Однако говорить в данном случае о каком-то ином, принципиально отличном стиле, присущем памятникам мелкой пластики, в отличие от монументальной, конечно, не приходится. Эта табличка была найдена довольно далеко от территории, занимае­мой майя, в развалинах Теотихуакана. Мо­жет быть, она попала туда как военная добыча. Еще более тонкое искусство рез­чика по изяществу и четкости рисунка по­казывает нефритовая табличка с таким же точно сюжетом, как и на предыдущей, обнаруженная при разведочных раскопках в Небахе (Гватемала). Интересны недавно найденные в Копане нефритовые таблички, на некоторых из них мы видим изображе­ния Тлалока 36 — еще одно свидетельство проникновения мексиканских влияний в искусство южных майя.

Очень разнообразны по форме нефрито­вые подвески, начиная с небольших пло­ских кусочков камня, на которых довольно грубыми штрихами нанесены изображения человеческих лиц, и кончая тщательно вы­полненными объемными скульптурами ми­ниатюрного размера в виде голов божеств и людей. Во многих музейных (например, Национальный музей археологии в Мек­сике) и частных коллекциях хранятся большие собрания подобных произведений.

искусство майя
Бог водяной лилии. Жезл. Хайна

Керамические изделия сопутствовали майя почти на всех этапах их многовеко­вой истории. Помимо утилитарной бытозой керамики, являющейся неоценимым сокро­вищем для археологов, но не относящейся к области искусства, существовали куль­товые сосуды самых различных форм, причем некоторые из них покрывались росписями, а также небольшие статуэтки. Фигурные сосуды, имевшие такое большое распространение среди других народностей древней Америки, мастера майя делали сравнительно редко. Из них следует преж­де всего назвать оригинальный сосуд — сидящий горбатый жрец с экспрессивным лицом (около 550 г.) из могилы в Ками­нальхуйу и два сосуда в виде человеческих голов (одна бородатая, из Киригуа, дру­гая — из Каминальхуйу — с явственными следами влияния ольмекской пластики). Не менее выразительна и прекрасная чаша — страшная голова рычащего ягуара, найденная в Копане, и оранжево-красная фигура бога солнца, данная в сложном по­вороте, с человеческой головой в подня­тых руках, созданная мастерами Тикаля.

искусство майя
«Горбун». Сосуд. Каминальхуйу

Значительно чаще керамисты майя из­готовляли сосуды простые по форме, но с богатым рельефным или горельефным орнаментом. Характерна, например, группа высоких, трубообразных культовых сосу­дов из Паленке, украшенных горельефны­ми масками бога солнца. Назначение их неизвестно, но, по всей видимости, они слу­жили подставками для храмовых куриль­ниц. На позднем этапе классического пе­риода очень часто встречаются также сосу­ды с врезанным рельефом, обычно это изо­бражения божеств, парадно одетых прави­телей и воинов или мифических животных.

искусство майя
Задумавшийся юноша. Хайна

Высокохудожественные произведения мелкой пластики из терракоты у майя не имели такого повсеместного распростране­ния, как у других народов Месоамерики. Места их изготовления были сравнительно немногочисленны. Примечательно, что они в большинстве случаев не совпадают с отмеченными выше центрами монументаль­ной скульптуры. Так, например, лучшие образцы терракот классического периода происходят с острова Хайна (мексикан­ский штат Кампече), совсем не выдаю­щегося своими памятниками крупной пла­стики.37 Другие керамисты, очевидно, жили и работали в городах по нижнему течению реки Усумасинты и в долине реки Чишой, если судить по найденным памятникам. Многие из этих терракотовых статуэток имеют отверстия и служили свистульками, другие — погремушками; этим, возможно, объясняется их независимость от норм и канонов памятников культового искусства.

искусство майя
Сосуд. Паленке

На острове Хайна было найдено большое число статуэток, отличающихся очень тонкой моделировкой, удивительной простотой и ясностью образа, наделенного жизненно­стью и грацией. Глядя на них, невольно вспоминаешь прославленные терракоты из Танагры. Статуэтки с Хайны вряд ли в чем морут уступить им. Многие из них раскрашены красками, напоминающими пастель, большинство этих замечательных памятников пластики изображает женщин в различных, очень живо переданных позах, воинов со щитами или штандартами в руках, игроков в мяч, танцоров, сановников. Интересны длинные жезлы, заканчивющиеся в верхней части цветком водяной лилии, из которого выглядывает юное божество. Запоминаются и пророчествующий жрец, и сидящий, углубленный в раздумье человек, и правитель или жрец с топором в правой руке. Привлекает внимание довольно игривая по содержанию (разумеется, с точки зрения современного исследователя) композиция — знатный уродливый старик, нежно ласкающий юную полуобнаженную девушку. Не менее реалистичны и многие другие, например молодая мать, на коленях которой спокойно спит малыш, толстый правитель с надменным и брюзгливым лицом, сидящий на носилках, суровый воин, убивающий плен­ного. А некоторые статуэтки имеют явно натуралистический характер: толстый муж­чина в момент дефекации, беременная женщина, испуганно сжавшаяся старуха, огромный ягуар, пожирающий человека. Часто в лицах даны прекрасные индиви­дуальные характеристики персонажей — черта, встречающаяся в искусстве древней Америки еще только в фигурной керамике мочика (Перу).

искусство майя
«Дама с собачкой». Шупа

Не менее своеобразны и статуэтки, най­денные вблизи Паленке и в долине реки Чишой. Среди них очень часты изображе­ния молодых женщин, обычно в сидячей позе, то полуобнаженных (статуэтка из Па­ленке около 750 г.), то в пышной одежде (статуэтки с западного берега реки Чишой и из Копана), но встречаются и мужские фигуры, например величественный воин, найденный в Симоховеле. Вызывает не­вольную улыбку произведение из Шупа (мексиканский штат Чиапас), датируемое, по всей видимости, второй половиной VII в. Толстая, очевидно, знатная дама, на кото­рой только юбка и ожерелье, презрительно глядя перед собой, тащит за руку малень­кую девочку. Правой рукой она крепко прижимает небольшую собачонку, покорно примостившуюся на бедре своей хозяйки. Сценка передана так живо и с таким тон­ким юмором, что надолго запоминается всякому, ее увидевшему.

искусство майя
«Беременная женщина». Погремушка. Хайна

Керамика майя, украшенная росписью, настолько тесно примыкает к живописи, что уместнее рассмотреть ее в разделе, по­священном этому виду искусства.


34 Майя высоко ценили не только нефрит, но и близкие к нему (но с несколько иным химическим составом) жадеит и хлоромеланит. В публикациях памятников иногда два последних камня неправильно называются нефритом. Широко распространенное представление о том, что в Центральной Америке не имелось собственных месторождений нефрита и древние индейцы пользовались азиатским нефритом опровергнуто теперь результатами спектроскопического анализа, показавшего качественные различия в составах азиатской (Китай, Бирма) и американской разновидностей этого минерала. Раскопки экспедиции института Карнеги в Каминальхуйу обнаружили большую глыбу необработанного нефрита весом боле 200 фунтов.

35 Frances R. Morley and S. G. Моr1eу. The Age and Provenance of the Leyde Plate. CAAH, т. V, № 24, Washington, 1931

36 J. Nunez Chinchilla. Placas de jad de las ruinas mayas de Copan. Actas del 3 CIA, San Jose, 1959, т. 2, стр. 219—28.

37 H. Moedano Кroer. Jaina; un cementerio maya. RMEA, Mexico, 1946, т. 8, стр. 217- 42; M. A. Fernandez. Los adoratorios de 1a isla de Jaina, там же, стр. 243—60.