«Конец интермедии»

Милослав Стингл ::: Поклоняющиеся звездам

Если преемников чавинцев на южном побережье Перу (культуры Наска и Паракас) археологи могут назвать, то о тех, кто после почитателей ягуара взял в свои руки бразды правления на северном побережье страны, науке известно несравнимо меньше. Весь постчавинский, предмочикский период в истории северного побережья до сих пор окутан туманом неизвестности. Покрыты мраком забвения и многие малые «местные культуры», некогда процветавшие в североперуанских долинах.

Однако в некоторых районах археологи все же постепенно проникают сквозь завесу неизвестности. В североперуанской долине Виру благодаря комплексным исследованиям удалось получить сведения об одной из таких постчавинских и домочикских культур. Знакомство с ней — это результат научной деятельности, не имеющей себе равных в истории исследования доколумбова Перу. С 1941 года Институт по изучению Анд (Institute for Andean Reserch) начал посылать в отдельные области Перу археологические экспедиции. Экспедиция 1946 года под руководством профессора Гордона Уилли работала в долине реки Виру. Она не только изучала найденные здесь золотые или иные образцы индейского искусства обработки металла, но и исследовала условия жизни древних обитателей долины, размеры и характер их поселений, развитие сельскохозяйственного производства, а также возникновение оросительных систем, которые играли на перуанском побережье исключительно важную роль.

Таким образом, проект «Виру» означал попытку собрать комплексные сведения о жизни доколумбовых обитателей долины во все периоды ее заселения. К участникам экспедиции присоединились сотрудники различных зарубежных университетов и музеев (в том числе Эванс и Стронг). Результаты исследований были опубликованы позднее в ряде статей и книг, важнейшая из которых принадлежит перу руководителя исследовательской программы Гордона Уилли. Результаты показали, что в долине реки Виру на протяжении первых пяти столетий нашей эры существовала относительно зрелая постчавинская культура, экономической базой которой было интенсивное земледелие, основанное на искусственном орошении. Представители этой культуры, покрыв весь свой микрокосм сетью каналов, вышли за его границы, но не с целью завоеваний, а для того, чтобы объединить собственные усилия с усилиями жителей других долин — иных маленьких государств — для осуществления еще более грандиозных ирригационных проектов.

Доктор Пол Косок, открывший «картинную галерею» в Пампа-де-Наска, обнаружил на северном побережье Перу остатки целой сети каналов, соединяющих пять разных долин: Ламбайеке, Санья, Лече, Мотупе и Хекетепеке. О размахе тогдашнего ирригационного строительства говорит следующий факт: две тысячи лет назад площадь обводненных земель на северном побережье Перу была значительно больше, чем сейчас, в конце XX века!

Для повышения урожайности полей индейцы использовали удобрение гуано — высоко ценимый в Перу помет морских птиц, главным образом бакланов, морских ласточек (олушей) и пеликанов («гуанай» на языке кечуа означает «баклан»). Птицы прилетают к берегам Перу за рыбой и другими дарами моря, которые принесло сюда течение Гумбольдта, омывающее побережье. Хлопотливые морские птицы миллионы лет обитают на побережье и близлежащих островах. Здесь они воздвигли за долгие годы целые бастионы, кое-где доходящие до 50 м, из самого лучшего в мире природного удобрения. Считается, что благодаря своему составу гуано втрое эффективнее, чем навоз. Им удобряли почву и жители долины Виру, когда вследствие быстрого роста населения были вынуждены создавать новые поля на ступенчатых террасах прежде невозделываемых холмов.

Вода и птичий помет явились предпосылками высокопродуктивного земледелия. Щедрые на урожай поля долины Виру способны были прокормить огромное количество людей. Между ирригационными системами, продуктивным земледелием и демографическим взрывом существовала прямая связь. За неполные пятьсот лет в первой половине I тысячелетия н. э. число жителей долины Виру возросло в 25 раз. Это изменило и облик перуанских поселений. Теперь индейцам стало не хватать маленьких, подчас далеко отстоящих друг от друга деревень. Постепенно на холмах над долинами начинают вырастать примитивные городища, в которых живут не только воины, охраняющие долину от нападения врагов, но и местные земледельцы. Сами перуанцы иногда называют эти миниатюрные крепости «укрепленными холмами». Позднее древние обитатели бассейна реки Виру стали создавать большие, обнесенные оградой поселения прямо в долине. Но крепостные стены не могли приостановить рост поселений. Постепенно они превращались в маленькие города, в центре которых строились пирамиды (высотой до 25 метров) из кирпича, высушенного на солнце. Пирамиды в Виру — как и повсюду в древней Америке — прежде всего служили религиозному культу. Но возможно, что и в этой долине представители власти и служители культа объединились, а святилища, внутри которых обычно находились кое-какие жилые помещения, могли одновременно служить «приемными» местных правителей, распоряжавшихся по поручению верховного властителя всей долины жизнью этого городка и окрестных деревень.

Как мы уже отмечали, быстрый рост населения привел к возникновению первых городов. Один из них, нынешний Гальинасо, был метрополией долины Виру. Жилые помещения в домах из сырцового кирпича самой различной формы поначалу были крошечными и имели площадь примерно два квадратных метра. Археолог У эн-дел Беннетт, проводивший в Гальинасо обширные раскопки, определил, что в центре города на площади в пять квадратных километров находилось тридцать тысяч различной величины жилых помещений[1]. Беннетт также подсчитал, что в центре Гальинасо жило около пяти тысяч человек, а во всем городе приблизительно десять тысяч. Некоторые постройки многолюдной столицы имели фризы, на которых чаще всего был изображен змей с пятигранной головой.

Гальинасо, очевидно, являлся резиденцией верховного властителя. Мы не знаем, кто им был, но нам известно, что его власть ограничивалась только долиной реки Виру. Существует предположение, что Виру была одной из тех «ранних империй», о существовании которых говорят знатоки древнего Перу. Это небольшое индейское государство в североперуанской долине в первые пять столетий нашей эры быстро развивалось в культурном и особенно в экономическом отношении. Источником прогресса здесь была влага, вода фантастических оросительных систем. В середине I века н. э., когда воды многих долин слились в единую оросительную систему, настало время, когда малые города-государства должны были соединиться под единой властью, образовать единую культуру.

Эта выдающаяся по значению культура носит название Мочика. Вступлением мочикцев на североперуанское побережье окончательно завершается «период интермедий», период существования малых постчавинских североперуанских культур и государств, который покрыт завесой тайны.



[1] Автор преувеличивает примерно в 50 раз. Площадь Гальинасо 11,5 гектаров. — Прим. ред.