Концепция культурных ареалов

Александренков Эдуард Григорьевич ::: Некоторые концепции трансформаций культуры, разработанные этнологами на американских материалах в ХХ столетии

Сдвиг от рассмотрения культуры аборигенов как целого к выявлению в ней отдельных обширных областей наметился при подготовке Всемирной выставки в Чикаго 1893 г. Отис Мэсон (O. Mason), хранитель этнографических коллекций Национального музея и их знаток, обратил внимание на то, что выявленные им особенности разных индейских изделий не расположены хаотично в пространстве, а нередко соединены одни с другими и образуют некие ареалы. Это наблюдение позволило ему разработать концепцию «культурного ареала» (culture-area), суть которой сводилась к тому, что каждый район имеет уникальный набор условий, который и формирует образ жизни людей. В Америке, Северной и Южной, Мэсон выделил впоследствии, в 1895 г., 18 «сред или культурных ареалов». Одним из практических вопросов американской антропологии Мэсон считал уяснение воздействия климата и природных ресурсов на искусства и ремесла. Для него физическая среда стала инструментом, объяснявшим этнографическое разнообразие. Тем не менее, Мэсон подчеркивал, что среда дает только форму человеческой изобретательности (цит. по: Hinsley 1981, p. 110-111).

Концепция культурного ареала определенно напоминает теорию культурных кругов, возникшую в германской этнографии несколько ранее. В первом томе «Антропогеографии» немецкого исследователя Фридриха Ратцеля (Fr. Ratzel), вышедшем в 1882 г., содержатся термины «культурная зона» и «культурный круг». Для Ратцеля они были синонимичны и обозначали географическое распространение этнографических предметов, за которым скрывалось распространение народов (Ratzel 1882). У европейских последователей Ратцеля «культурный круг» превратился в самостоятельное явление, не связанное жестко с ограниченными географическими рамками того ареала, где родился комплекс культурных черт, и способное за эти рамки выйти. В таком понимании «культурный круг», вне сомнения, отличается от того, как представлял себе «культурный ареал» Мэсон. Мэсон изложил свои взгляды на формирование культурных ареалов в Америке в статьях - может быть, поэтому они не стали столь известны, как идеи его последователей.

Наиболее известными популяризаторами концепции «культурного ареала» стали североамериканские этнографы, ученики Ф. Боаса, Кларк Уисслер (Cl. Wissler) и Альфред Кробер или Крëбер (A. Kroeber). Книга Уисслера «Американский индеец: Введение в антропологию Нового Света», содержащая практическое воплощение идей культурных ареалов (или областей, как иногда говорят отечественные этнографы) в Америке, увидела свет в 1917 г. и неоднократно переиздавалась. Конечной целью исследования было, по словам автора, уяснить происхождение индейца, а также причины и условия, которые способствовали развитию его культуры.

Прежде всего, следует сказать, что Уисслер пришел к выводу о независимом развитии культур народов Нового Света от центров, как он писал, высоких культур в Старом Свете. Далее, на основании изучения распределения по двум американским континентам различных элементов культуры, Уисслер установил 15 их ареалов. Такими элементами были: способы добывания пищи, виды жилища, способ передвижения (вид транспорта), ремесла (изготовление керамических или плетеных изделий, обработка камня, металла и т.д.) и др. занятия (одна глава была отведена т.н. особым изобретениям, среди которых Уисслер поместил добывание огня с помощью палочек, курение табака, использование гамака, обработку ядовитой маниоки и другие, всего 22 элемента), а также социальные институты и связанные с ними ритуалы. Вот какие ареалы выделил Уисслер на основании этнографических данных: в Северной Америке - Равнины, Плато, Калифорния, Северное Тихоокеанское побережье, область эскимосов, бассейн р. Макензи, Восточные леса, Юго-восток США, Юго-запад США, область нагуаязычных народов Мексики; в Южной Америке - чибча, инки, область охоты на гуанако, Амазония, Антилы.

На основании изучения археологических материалов Уисслер определил 24 ареала. В частности, в Северной Америке был выделен ирокезский ареал, ареал Великих озер, Верхнего Миссисипи; отдельными ареалами стали Центральная Мексика, Оахака и Юкатан и т.д. Уисслер считал, что данные археологии, а также языкознания и физической антропологии подтверждали выводы, полученные им на основании изучения этнографических материалов, за исключением некоторых случаев, которые он объяснял переселениями. Помимо понятия «культурный ареал», Уисслер оперировал также понятием «типа», под которым он подразумевал комплекс обязательных элементов культуры определенного ареала, и понятием «центр культуры», бывший, по его словам, родиной наиболее типичных племен (Wissler 1938).

Дальнейшую детализацию концепция культурных ареалов получила у А. Кробера, в частности, в его «Пособии по индейцам Калифорнии» (Kroeber 1925) и в ряде статей. Как отмечали отечественные исследователи, Кробер еще более, чем Уисслер, детализировал распределение культурных ареалов в Америке, выделив там несколько десятков регионов разной значимости (Аверкиева 1979, с. 110, 113, 171; Чеснов 1976).

Концепция культурных ареалов одно время была очень популярна среди североамериканских этнографов. Затем она перестала удовлетворять исследователей. Объяснялось это тем, что она была разработана для удобства музейной работы с предметами материальной культуры, а изучение верований и социальной организации выявили ареалы с другими границами. Тем не менее, группирование аборигенов Америки по культурным ареалам оказалось весьма удобным и до сих пор применяется в их общих описаниях. Кроме того, будучи выдвинутой, концепция стала доступной для осмысления и развития. В частности, отечественные исследователи М.Г. Левин и Н.Н. Чебоксаров назвали Уисслера своим предшественником в разработке идей о хозяйственно-культурных типах и историко-этнографических областях (Левин, Чебоксаров 1955).