История Мешико, переведенная Андре Теве

Хроники богов и воинов Анауака

Тонакатекутли преследует первопредков людей. «Кодекс Борджиа», с. 61 (Il Manoscritto Borgiano …).

Тонакатекутли преследует первопредков людей. «Кодекс Борджиа», с. 61 (Il Manoscritto Borgiano …).

/79/ Андре Теве. ИСТОРИЯ МЕШИКО

(ПЕРЕВЕДЕННАЯ С ИСПАНСКОГО)

Глава I. О первооснователях Тескоко [Tezcuq], города в восьми лигах от Мешико

Тескоко – это столица, расположенная в восьми лигах от Мешико как по воде, так и по суше, о которой те, кто сегодня ею владеют, утверждают, что они и их предки являются её первооснователями, следующим образом: некогда в одно прекрасное утро с небес была пущена стрела, которая упала в одно место, называемое Тескальке [Tezcalque], которое в настоящее время является неким городом, и из ямки от стрелы вышли мужчина и женщина. Имя мужчины было Цонтекоматль [Contecomael][1], что означает «голова», и Тлотли [Loli], что означает «Ястреб», а имя женщины было Цомпачтли [Compahtli], то есть верхушки некой травы. Однако, названный мужчина имел тело только выше подмышек, и женщина точно также, и чтобы зачать детей он вкладывал свой язык в рот женщины. И они передвигались только прыжками, как одноногий или воробей. Мужчина же сделал лук и стрелы, которыми он стрелял в птиц, которых хотел, и если случайно не убивал птицу, стрела падала на какого-нибудь кролика или другую дичь, которую они поедали сырой, так как огонь еще не был в употреблении, и они одевались в шкуры. У них было шестеро детей и одна девочка, которые отправились в местность, где ныне находится Тескоко, где в то время была только большая приземистая гора, полная всякого рода зверья, в шкуры которого они одевались, и они были такими, что они никогда не стригли волосы. Они пожертвовали земле некую траву, называемую на их языке тласосакатль [tlacocacatl], что на нашем значит «драгоценная трава», с той целью, чтобы земля дала им пропитание. Они жили в большом мире и дружбе, и не осмеливались сделать или сказать что-нибудь один другому, что могло бы как-нибудь огорчить. Точно также, если один находил какого-нибудь мертвого зверя, которого подстрелил другой, но ещё не дошёл туда, где он находился, он его не поедал, но скорее говорил об этом другим с тем, чтобы тот, кто его убил, забрал бы его там, настолько они были без злобы. И точно также они не заботились о времени, и не умели считать ни месяцы, ни годы, пока мешики не принесли им календари, составленные из разных знаков. Итак, названный Тлотли и его жена были первыми владыками Тескоко, но их дети разошлись оттуда по стране посмотреть новые земли, и они останавливались, где им казалось хорошо, и так они заселили много местностей, но они не останавливались ни в одном месте навсегда, так как совсем не умели строить домов, а жили в пещерах, которые находили уже существующими или делали некие маленькие домики из древесных ветвей и покрывали их травой. Охотничью добычу, которую они добывали, они приносили владыке, каковым был их отец. Они придерживались также такого воздержания относительно женщин, что как только один из них оказывался женатым, он не знал никакой другой женщины, кроме своей, ибо это было у них великим бесчестьем.

Первым, кто нашел идолов, был один из детей Тлотли, живший долгое время вне Тескоко, и он вернулся к своему отцу и принёс одного идола, называемого Тескатлипока [Tezcatlipuca], и возвёл ему алтарь в Тескоко. В это время, говорят, они уже начали сеять маис и фасоль, которые являются определенными семенами, и которые они имели в Чалько в шести лигах от Тескоко, и оттуда приносили их для посева в Тескоко и там сеяли.

Хотя Тлотли еще жил и был владыкой Тескоко, но он в ту пору умер, и остался наследником один его сын, который немедленно женился на дочери владыки Колуакана, распложенного возле Мешико. И по мере того, как они умножались, они вступали в брак друг с другом, и эта народность стала называться отоми [otomis], и они начали строить дома. Этот второй владыка Тескоко имел сына, который женился на дочери владыки Теночтитлана [Theomotitlan][2], но он был вскоре убит подданными и братьями своей жены, несмотря на этот брак, и, не удовлетворившись тем, что убили его, они набросились на его братьев и родственников и убили многих из них. Самые старшие братья этой девушки поставили правителей в их земли, они были весьма изобретательны и желали знать происхождение всех вещей, и их дети были такими же и жили как философы.

Тонатиу – бог Солнца. «Кодекс Борджиа», с. 23 (Codex Borgia …).

Тонатиу – бог Солнца. «Кодекс Борджиа», с. 23 (Codex Borgia …).

Глава II. О волосинках из бороды Солнца и как был найден огонь

В этой описанной выше области Тескоко господствовали отоми, как мы уже рассказали. Но совсем рядом жил другой сорт людей, называемых Пополоке [Populoques], по направлению к Миштеке [Mistèque], люди, поклонявшиеся Солнцу, как отоми Луне, веря, что оно было создателем всех вещей. И они были великими колдунами и заклинателями, и первыми, кто нашли огонь, как я вам расскажу. Один из этих пополоке, так как они были бездельниками и людьми, ни о чем не заботившимися, взяв очень сухую палку, заостренную с одной стороны, поставил её на кусок дерева, тоже очень сухой, заостренной стороной, и, будучи на солнцепёке и не думая об этом, повернул палку на куске дерева как сверло с большой силой, и от этого движения несколько маленьких искорок появились на одном куске дерева и на другом, и они мало помалу накапливались, до тех пор, пока от сильного и продолжительного движения, произведенного индейцем, палка до половины не покрылась искрами, которые внезапно породили огонь. И когда это увидели пополоке, это было для них чудом, и главные из них приказали, чтобы самые выдающиеся изо всех занялись устройством большого костра, и они нарубили много дерева, отнесли его на вершины самых высоких гор своей области, и там развели костры, и его пламя и дым увидели отоми, отчего они были изумлены и вместе с тем очень рассержены, и пристыженные тем, что другие нашли это, а не они, отправили посланцев к пополоке, чтобы узнать для чего или кто имел у них дерзость сделать это без их приказания, ибо, говорили они, совершить такое чудо больше подходило нам, а не вам. На что пополоке дали ответ, что они такие же хорошие, как и те, и /80/ даже лучше, так как смогли сделать это. И из-за этого отоми объявили им войну, и те тоже взялись за оружие, но когда битва уже готова была завязаться, отоми предложили пополоке, что если их бог более могущественный, пусть они дадут им об этом некий знак, на что пополоке согласились. Отоми попросили у них три вещи. Первая: пусть они сделают, чтобы равнина, на которой они находились, наполнится домами, что благодаря дьявольскому искусству было немедленно сделано. Второе состояло в том, чтобы там появилось много людей, которые убивали бы друг друга, что было сделано, а когда потребовали, чтобы это прекратилось, никого больше не осталось. Последнее, чего они потребовали – чтобы в час заката те остановили бы Солнце, и для этого их колдун взмыл в воздух, нашёл Солнце, или, лучше сказать, дьявола, который явился ему в образе бородатого солнца, и тот спросил его, для чего он прилетел, на что он сказал: «Я попрошу тебя, чтобы ты остановился, ибо в противном случае эти злодеи, наши враги, не должны будут признавать превосходства ни твоего, ни нашего» – «Остановиться, – сказало Солнце, – для меня невозможно, ибо так как я великий бог и владыка, есть много других богов, ожидающих меня там впереди, и так мне нужно идти быстрее на встречу с ними и посмотреть, что они делают. Но чтобы удовлетворить ваших неприятелей, отнеси эти волоски из моей бороды, которые являются вещью, ценимой мною больше всего, что я имею, и я отдаю их вам как тем, кого люблю больше всех остальных, и скажите этим извращенцам, что если они не уступят вам победы, я их всех уничтожу, так что никого не останется». Колдун так и вернулся с этими волосками из бороды, и когда их увидели отоми, которые ничего такого никогда не видели (ибо они занялись вещами, которые предохранили бы их от его прихода), были очень ошеломлены и с тех пор признавали их превосходство. Эти волоски из бороды длиной в пол-локтя[3], толстоватые и рыжие.

Имели эти пополоке другого идола в человеческий рост, которого они называли (А)матльтеотль [Malteutl], что означает «Бог бумаги, на которую собирают человеческую кровь», потому что всякий раз, когда они выигрывали какую-нибудь битву, приносили ему в жертву наилучшего пленного, какого захватили, в знак благодарности, вынимая у него живое сердце и выдавливая кровь из сердца на кусок бумаги длиной в руку, привязанный к нему, и согласно подсчету, имеющемуся у индейцев, он уже имел кровь восьмидесяти тысяч рабов, которую, когда испанцы её нашли, они сожгли вместе с волосками солнца и другими идолами.

Глава III. О приходе мешиков, о пути их странствий и о происхождении этого имени «мешики»

Мешико – это столица и главный город Новой Испании, архиепископство, где находятся вице-король и аудиенсия [parlement], как потому, что он расположен посреди этой Новой Испании, так и потому, что это наилучшее место во всей той стране.

Слово «Мешико» не является собственно индейским словом, но местные жители и придворные говорят только «Эшик» [Exic] или «Эчик» [Echic][4]. Таким образом, это слово «Мешико», насколько я могу понять, состоит из трёх: «met», что означает «дерево», «exic» или «echic», что означает вещь, сброшенную вниз ветром, и «co»[5], что означает «из», ибо по их обычаю, когда их спрашивают о месте, откуда они происходят, если они хотят сказать: «Я из Парижа», – говорят: «Я Парижа из». Итак, место, из которого они вышли, именовалось «Эчи», добавляя с одной стороны «мет», а с другой – «ко», что означает «из», получается «Мешико».

Возвратимся, однако, к нашей теме. Они прибыли из местности, где находилась большая скала возле горы Тольман [Tholman], которую жители Флориды[6] называют Кивире [Quivire], а другие – Тукан [Tucan], с которой стекают три реки, которые далее впадают в залив Красного Моря[7], и у её подножья есть ущелье, по которому дуют ветра, и возле той скалы жили двое братьев, из которых каждый почитал своего бога, и случилось, что между ними произошла ссора из-за того, что старший считал себя лучшим и попирал своего брата, и едва тот воззвал к богу, он немедля к нему явился и сказал ему: «Не огорчайся больше, потому что я поведу тебя в такое место, где ты будешь бóльшим владыкой, чем твой брат, потому собери так много людей, сколько сможешь, и следуй за мной», – что тот и сделал, пройдя со всеми своими людьми до области, называемой Кулиакан [Culiacan][8], которая без сомнения является самой плодородной из всех, какие я когда-либо видел и находится в 200 лигах на запад от Мешико, не слишком далеко от Южного моря, где Нуньо де Гусман побывал, когда добыл Новую Галисию.

Они долго прожили в этой области, где построили весьма величественные храмы и дома, и другие прекрасные вещи. Долгое время спустя, то ли по желанию своих богов, то ли по своему собственному, они переселились оттуда, чтобы отправиться на поиски других мест, более подходящих для их удовольствия, и, пройдя долгий путь, прибыли в одну местность, весьма обжитую, называемую Толла [Toich][9], в семи лигах от Шикипилы [Chuquipila], и в том месте была скала, похожая на шишку и заостренная, на вершине которой было красивое сооружение, построенное как крепость, чудесно сделанное, и такой высоты, что было видно всю равнину вокруг, в которой также имеются весьма красивые здания и сооружения, где жили дьяволы. И в самой высокой точке этой местности имелся такой красивый источник и с такой хорошей водой, какой я никогда не встречал и не думал, что она может быть где-нибудь в мире.

В этом месте они прожили недолгое время, но отправились оттуда в Шикипилу [Chypila], где ныне монастырь францисканцев, и там они поселились в двух небольших долинах, находившихся друг от друга на расстоянии ширины реки, протекавшей между ними, где они построили очень красивые сооружения, и они очень рано переселились оттуда, и отправились оттуда в Шальпан[10] [Chalpe], в восьми лигах оттуда, где также прожили очень мало, и построили храм такой роскошный, что я с большим трудом верю, чтобы римляне создали вещь более красивую. И во всех местах, куда они приходили, первым и главным делом, которое они делали, было построить храмы и молельни для богов, и тех богов они всегда несли с собой, и они назывались Тескатлипока [Tezcachipuca] и Уицилопочтли [Yhincylopucheli], /81/ и они побуждали их к тому, чтобы там, где они проходили, они служили их богам и по доброму относились ко всем, и таким образом они сделали многих людей своими друзьями. Наконец, они оставили Шальпан и оттуда пришли в Мешико, и заселили сначала Тенайоку [Tenainque], в двух лигах от Мешико, где в настоящее время монастырь францисканцев, и также заселили одну местность, называемую Чапольтепек [Chapultepet], что означает «Дом Утешения» [maison de soulas][11], ибо это место чуть на возвышенности, и имеет очень хороший источник, и хорошее место для развлечений. Оттуда они пришли в место, где сейчас Мешико, которое тогда было полно растений, которые они называют «метль»[12], откуда происходит начало их названия, и затем «эчик» и «ко», и они его основали и украсили прекрасными зданиями и храмами, и оттуда больше не двигались до настоящего времени.

Несавалькойотль, правитель Тескоко. «Кодекс Теллериано-Ременсис», с.32r.

Несавалькойотль, правитель Тескоко. «Кодекс Теллериано-Ременсис», с.32r.

Глава IV. О соглашении, которое отоми заключили с мешиками, и о приходе колуа [colhua]

Владыка отоми, как мы уже сказали в первой главе, был человеком весьма острого ума и желавшим знать происхождение всех вещей[13]. Но это было невозможным, ведь он совсем не знал о Боге, а только своих идолов, которым он приказал построить весьма великолепные храмы, приказав разрушить те, которые приказал соорудить его отец, так как они были слишком маленькими. И он же был первым, кто стал воевать, и очень удачно, и это было во время Веве Мотекусомы [Ueuemontcumaci], первого владыки мешиков, которые были уже в Мешико[14]; и хотя и были кое-какие мятежи и раздоры между ними, тем не менее, они жили в мире, и вступали в браки между собой, и возрастали в числе, и соседи очень любили мешикских женщин, так как они были более красивыми и более обходительными, чем любые другие. И так как кое-кто из соседних стран совершил с ними прелюбодеяние, мешики заключили союз с людьми из Тескоко, и воевали с ними[15], и после того, как те были побеждены и сдались им в подчинение, сделали их данниками за исключением людей из Куитлауака [Cuitlauac], так как те были окружены водой и тоже были сильными и могущественными, так что их никогда не могли победить[16], и потому заключили мир с ними. Названный владыка Тескоко со стороны отоми был первым, кто устроил человеческие жертвоприношения и кто ел человеческую плоть. Он также изобрел ремесла, такие как столярное, ювелирное, портновское, сапожное дело и т.д. Он также принес большую пользу государству, так как имел сто сорок детей мужского пола. И он начал составлять законы и судить, и создал в своей стране коллегиальный суд [parlement].

Он оказывал великое уважение богам и проявлял большую заботу о храмах и обрядах; он приказал также, чтобы юноши и девушки танцевали в храмах с вечера до полуночи, чтобы доставить удовольствие богам. Он учредил в своем доме чиновников, таких как домоправитель, кравчий и другие, и приказал, чтобы в его городе Тескоко был рынок. Вначале он одевал своих богов в бумагу, так как они не имели другого в то время, но по мере того, как этот владыка стал добывать золото, и серебро, и тонкие ткани[17], он приказывал делать из них самые прекрасные одеяния, какие только можно, со множеством драгоценных камней, красивых перьев и других наилучших вещей, какие они находили, и устилали их храмы лепестками и цветами, и все время танцевали перед ними как горожане, так и ближайшие соседи, которыми овладевал дьявол, заставляя их есть некие растения, которые они называют нанакатль [nauacatl][18], которые лишают их рассудка и приводят к многочисленным видениям. Владыка Тескоко приказал умертвить двоих мужчин, которые сожительствовали друг с другом, и приказал, чтобы всех, кто был бы застигнут на таком деле, казнили, и подобным же образом прелюбодеев.

После его смерти унаследовал один из его сыновей, который старался во всем походить на своего отца, чьё имя было Несавальпильцинтли [Necahuatlpilciutli][19], что означает «юный малыш»[20]; он добыл оружием при помощи мешиков многие страны, а во всей остальной своей жизни подражал отцу; и после его смерти стал владыкой один из его сыновей, который царствовал, когда испанцы пришли в эту страну, но он умер вскоре после этого, не будучи христианином[21], так как крещение тогда ещё не совершалось, и ему наследовал один его сын, который был христианином, и спасся, и умер очень по доброму согласно Церкви, получив все таинства и составив свое завещание[22]. Владык же, которые вплоть до этого последнего правили в Тескоко, пятнадцать[23].

Но вернемся к тому, о чём мы забыли – приходу людей из Колуа [Culhua][24], что в двух лигах от Мешико. Эти говорят, что некогда находились возле мешиков, живших в Кулиакане (о котором мы говорили выше). Один их отряд /82/ вышел сражаться с некоторыми другими [людьми], и когда они возвратились, их владыка, не удовлетворившись тем, что они совершили, не захотел их принять, из-за чего, вынужденные искать место для поселения, они отправились в Толу [Tula], что в двенадцати лигах от Мешико, и после того, как они прожили там некоторое время, их владыка умер, и на его место был избран другой по имени Вэмак [Vamac][25], и когда он был владыкой, явился народу призрак некоего человека, который, казалось, касался неба своей головой, из-за чего этот владыка и весь его народ, перепуганные, ушли из того места и пришли в Колуа, что в двух лигах от Мешико[26]. Это они учредили жертвоприношения вместе с людьми Тескоко, и благодаря своему доброму образу жизни были всеми любимы и [повсюду] вводили свои жертвоприношения. И это именно они, как сказано, принесли маис, бумагу, хлопок и благовония, ибо отоми жили просто без всего этого, из-за чего они почитали этих колуа людьми благородными и добродетельными.

Рисунок из рукописи Теве, воспроизводящий месоамериканскую космограмму.

Рисунок из рукописи Теве, воспроизводящий месоамериканскую космограмму.

Глава V. Об обычае считать годы и об основании Мешико

Мешики имели книгу, как самый великий народ и главный в стране, называемую Шиутоналли [Xehutonali], что означает «Книга счета лет», в которой найдено, что они пришли в Мешико в год Оме-Калли [Omecali], каковой был 28-м от первого в их веке[27]; ибо, они составляли четыре века, каждый по 52 года, и каждый из этих веков имеет четыре подразделения[28], каждый по 13 лет, а год имеет восемнадцать месяцев, а месяц – двадцать дней, так что один год будет составлять 365 дней. Они же пробыли в пути четыре века, что составляет 208 лет. И когда они прибыли в Мешико, было 28 лет [от начала века] до его основания, и так они пришли и начали считать от прихода и до настоящего времени, что согласно нашему счету является годом от Воплощения Господа Нашего Иисуса Христа 1321[29]. Так что 222 года назад был основан Мешико, и вместе со временем, которое они пробыли в дороге, это было восемь их веков, и 22 года и несколько дней, как содержится в книге с их счетом, что составляет 438 лет[30]. И прошло 170 лет, как Мешико является главным в царстве[31]. Это самый надежный счет, какой мы смогли найти, ибо первый рисунок, с которого они должны были начинать этот счет уже почти полностью стерся, так что с большим трудом можно прочитать то, что написано. Это изображение, которое внизу, написано в той же книге.

Они делят год, как и мы, на четыре части: лето, осень, весна и зима, каждому из этих времен года они давали по пять месяцев. Полгода шли дожди, с апреля по сентябрь, и в это же время стояла жара. Остальные шесть месяцев были сухими и прохладными. Они собирали свой урожай в ноябре и декабре.

Они начинали с полудня [в первый день года] Точтли считать их четыре века, и когда заканчивался один, наступал другой. В любом случае, так как первое подразделение продолжалось тринадцать лет, они считали 1, 2, 3, 4 и т.д. год Точтли, согласно тому, сколько прошло времени, переходя оттуда через тринадцать лет, когда наступал Акатль, и считали те же самые 1, 2, 3 годы и т.д. От Акатль через надлежащее время – к тому, когда возвращался Точтли, и так составляли один век, в котором было 52 года[32], и так он последовательно шел по кругу, как мы делаем сегодня, когда считаем по столетиям в тысячелетии от смерти Господа Нашего, и когда заканчивается это столетие, начинаем с первого [дня], добавляя другое столетие в название вплоть до другого столетия. И это счет у них очень точный, и они его ещё сохраняют.

Тескатлипока. «Кодекс Борджиа», с. 17 (Codex Borgia …).

Тескатлипока. «Кодекс Борджиа», с. 17 (Codex Borgia …).

/83/ Глава VI. О мнении, которое они имеют по поводу сотворения мира, и об их богах, и о разрушении мира и небес

            Полагают мешики и многие из их соседей, что имеется тринадцать небес, на первом из которых находится бог, именуемый Шиутеотли [Rintentli], бог лет[33]. На втором – богиня земли (Уи)штотли [Rontli]. На третьем – Чальчиутликуэ [Chalcintli], что означает «Дом одной богини». На четвертом – Тонатиу [Tonatio], который является солнцем. На пятом – пятеро богов, каждый разного цвета, которых по причине этого называют Тлалоке [Tonaleq], на шестом – Миктлантекутли [Mitlantentli], являющийся богом преисподней. На седьмом – Тонакатекутли [Tonacatentli] и Тонакасиватль [Tonacacilmatl], два божества. На девятом – Кецалькоатль [Calconatlansi], один из главных идолов, о котором и о других мы поговорим позже. На десятом – Тескатлипока [Tezcatlipuca], также главный идол. На одиннадцатом – Йоваллитеотли [Yoaltentli], что означает бог ночи или мрака. На двенадцатом – Тлавицкальпантекутли [Tlahuizcalpantehutli], что означает бог зари. На тринадцатом и последнем, самом высоком, имелся бог, называемый (Оме)теотль [teotli], что означает «Два бога», и богиня, именуемая Омесиватль [Omecinatl], что означает «Две богини».

Кроме всех этих, они верят, что существует множество других богов на каждом из небес.

Что касается сотворения мира, как они рассказывают, их старики им говорили, что мир некогда был разрушен, и люди были обращены в камни. И что во время первого творения боги создали четыре солнца в четырех образах, согласно тому, что показано в их книгах, первое из которых называлось Чальчиутонак [Chalchuich tonajo][34], и было как бог драгоценных камней, и что те, кто жили под этим солнцем умерли, потонув, а некоторые из них превратились в рыб, и все жили одним речным растением, называемым асисинтли [aciantli]. Второе Солнце называлось Чальчиутонатиу [Chalchiuh tonatiuh][35] и жившие в те времена питались одной травой, называемой сентекопи [centencupi], и все погибли, сожженные небесным огнем, из которых одни превратились в индюков[36], другие в бабочек, а другие – в собак. Третье Солнце называлось Йоаллотонатиу [Yioanoatiuh][37], что означает тёмное или ночное солнце. Те, кто пожил под ним, питались благовониями и смолой сосен, которых в этой стране великое изобилие, и они погибли от землетрясения и превратились в диких зверей, и их называют кинаметин [quenamenti], что означает также «великаны», о которых <…>[38] в этой Новой Испании мы поговорим позже. Четвертое Солнце именовалось Экатонатиу [Ecatonatiuch][39], что означает «солнце воздуха»; те, кто жили под этим солнцем питались плодами, происходившим с дерева, называемого мискитль [mizquitl][40], какового много в Новой Испании, и этот плод индейцы очень ценят, и делают из него хлеб, чтобы носить его во время путешествий и чтобы хранить в течение года, и это точно очень хороший плод; и они погибли от бурь и ветров и превратились в обезьян. Каждое из этих солнц длилось только по 23 года и немедленно исчезало.

И когда их спрашивали, почему солнце гибло вместе с людьми, и как после этого выходили и образовывались другие солнца и другие люди, отвечали, что боги создавали другие солнца и других людей. Они говорят также, что их предки им сказали, что мир прежде был полностью разрушен водой, и так все люди потонули из-за грехов, совершенных ими по отношению к богам, и, кроме того, что они были низвергнуты в преисподнюю, где их души были сожжены, и по этой причине те, кто были созданы потом, сжигали все трупы и хранили пепел, потому что они ждали, что Миктлантекутли [Symitlateutl], являющийся богом преисподней, позволит им выйти, и что таким образом они воскреснут снова. И здесь хорошо видно, как дьявол один раз сказал им правду, чтобы заставить их поверить в тысячу обманов.

Кецалькоатль перед Миктлантекутли. «Кодекс Борджиа», с. 19 (Il Manoscritto Borgiano …).

Кецалькоатль перед Миктлантекутли. «Кодекс Борджиа», с. 19 (Il Manoscritto Borgiano …).

Глава VII. О втором сотворении мира и человека, земли и вина

После разрушения первого мира, как мы рассказали в конце предыдущей главы, они помещают сотворение второго следующим образом. После того как воды сошли с поверхности земли, которая, как они говорят, совсем не была разрушена, она была /84/заново украшена и полна всего, что было необходимым для использования человеком, которого боги создали позже. Это последнее творение они приписывают богу Тескатлипоке [Tezcatlipuca] и еще одному, называемому Ээкатль [Ehecatl], то есть, «Воздух», которые, как они говорят, создали небо следующим образом. Была одна богиня по имени Тлальтеотль [Tlaltentl], что является той же самой землей, которая согласно им имеет образ мужчины, а другие говорят, что женщины, в которую через рот вошёл бог Тескатлипока, а его товарищ, называемый Ээкатль, вошел через пупок, и оба встретились в сердце богини, которое посреди земли, и, встретившись, создали небо, очень тяжелое, по причине чего много других богов пришли им на помощь, чтобы поднять его вверх, и после того, как оно было поднято туда, где оно в настоящее время, некоторые из них остались его поддерживать, чтобы оно не упало, и они говорят, что оно было создано в первый день года, но они не знают, как давно это произошло, однако, по их мнению, что это было за сто веков, о которых мы говорили, что составляет 10200 лет[41]. На второй год были созданы звёзды, другими богами, называемыми Ситлальтона [Citlaltona] и Ситлалин(ику)э [Citlaline], его женой.

Ночь тоже, говорят они, была создана другими богами, называемыми Йоальтеотли [Yoaltentli] и его женой Йакауистли [Yacahuiztli]. Бог Тлалок, который является богом вод, создал в том же году воды, дождь, итак как они говорят, что облака выходят из гор, они называют все горы тлалоками, что означает «владыки». Миктлантекутли [Mitlanteuth], то есть, бог преисподней, создал преисподнюю на восьмой год. Когда все это было сделано, боги Тескатлипока и Ээкатль задумали создать человека, который владел бы землей, и немедля названный Ээкатль спустился в преисподнюю попросить у Миктлантекутли пепел умерших, чтобы сделать из него других людей, и тот бог преисподней дал только одну кость длиной в локоть и немного пепла, и как только он отдал кость, он очень пожалел об этом, ибо это была самая желанная для него вещь изо всего, что он имел, и так он пошел за Ээкатлем, чтобы отобрать у него кость, но Ээкатль побежал, и кость выпала у него на землю и разбилась, из-за чего человек вышел маленьким, ибо они говорят[42], что люди первого мира были очень большими, как великаны; он же принес остатки кости и пепел и сложил их в один апастли [paztli], что означает большой горшок[43], к которому позвал всех остальных богов для сотворения первого человека, они вместе совершили кровопускание из языков[44], и так начался первый день творения человека, когда ему создали тело, которое немедленно стало шевелиться, и на четвертый день были созданы мужчина и женщина, но они не были сразу совсем взрослыми, но наоборот, согласно естественному развитию. И после того, как они были созданы, их кормил один бог, называемый Шолотль [Cholutl], что значит «индейский петух»[45], который кормил их разжеванным хлебом, а не молоком. Имя этого первого человека не знают, но говорят, что он был создан в одной пещере в Тамоанчане [Tamoanchan]в провинции Куаунауак [Quanhuahuac], называемую испанцами Куэрнавака, в маркизате Маркиза дель Валье. Когда всё это было сделано, и было приятно богам, они заговорили между собой: «Вот, человек будет очень печальным, если мы не сделаем чего-нибудь, чтобы развлечь его, и для того, чтобы он получаль удовольствие от жизни на земле, и чтобы он нас восхвалял, и пел и танцевал». И когда это услышал бог Ээкатль, бог воздуха, он подумал в своём сердце: где он смог бы найти какой-нибудь напиток, чтобы дать его человеку и порадовать его. И когда он думал об этом, ему пришла на память одна девственная богиня, называемая Майауэтль [Mayauetl], которую оберегала одна богиня, её бабушка, по имени Цицимитль [Cicimitl], и он немедленно отправился к ним, и застал их спящими, и он разбудил девственницу, и сказал ей: «Я сейчас заберу тебя, чтобы вести тебя по миру». На что она немедленно согласилась, итак они немедленно спустились, и он нес её за плечи; и немедленно после того, как они прибыли на землю, оба превратились в дерево с двумя ветвями, /85/ из которых одна называлась Кецальвешотль [Quetzalhuexotl], и это был Ээкатль, а другая – Шочикецаль [Choquicauitl], и это была девственница. Однако, когда её бабушка, которая спала, пробудилась и не нашла своей внучки, немедленно позвала других богинь, называемых Цицимиме [Cicimime], они все спустились на землю в поисках Ээкатля; и в ту пору обе ветви дерева обломились, одна о другую, и по той, которая была девой, тут же с силой ударила богиня-старуха, которая схватила ее и, разломав, дала каждой из других богинь по куску, и они её съели; но ветвь Ээкатля они не разломали, а оставили там, и она, как только богини поднялись в небо, возвратился в первоначальный вид Ээкатль, который собрал кости девственницы, съеденной богинями, и похоронил их, и оттуда проросло одно растение, которое они называют «метль» [metl], из которого индейцы делают вино, которое пьют и опьяняются, но не этим вином, но некими корнями, называемыми окпактли [ucpactli], которые бросают туда.

Кецалькоатль возвращается из преисподней с человеческими костями. «Кодекс Борджиа», стр. 22 (Codex Borgia …).

Кецалькоатль возвращается из преисподней с человеческими костями. «Кодекс Борджиа», стр. 22 (Codex Borgia …).

Под четырьмя солнцами, о которых мы рассказали, они понимают четыре эпохи [eages], но сколько [это было], они не могут хорошо изложить, но мы изложим это дальше более подробно.

Некоторые другие говорят, что земля была создана таким образом: два бога, Кецалькоатль [Calcoatl] и Тескатлипока [Tezcatlipuca] принесли богиню земли Тлальтеотли [Atlalteutli] с небес вниз, и она вся была покрыта глазами и ртами, которыми кусалась, как дикий зверь, и до того, как они были внизу, там уже была вода, о которой они не знают, кто её создал, по которой ступала эта богиня. И когда это увидели боги, они сказали друг другу: «Нужно создать землю», – и, сказав так, они оба превратились в двух огромных змеев, один из которых охватил богиню от правой руки до левой ноги, другой от левой руки до правой ноги, и так сдавили её, что заставили лопнуть посредине, и из половины со стороны плечей создали землю, а другую половину отнесли в небеса, отчего другие боги были очень огорчены. И после того, как это было сделано, чтобы вознаградить названную богиню земли за ущерб, причиненный ей двумя богами, все боги спустились утешить её, и приказали, чтобы из неё выходили все необходимые для жизни людей плоды, и чтобы это произошло, создали из её волос цветы и травы, из её кожи – мелкие растения и маленькие цветы, из глаз – колодцы, и ручьи, и маленькие пещеры, из уст – реки и большие пещеры, из носа – горные долины, из плечей – горы. И эта богиня плакала несколько раз ночью, желая поесть людские сердца, и не хотела замолчать, пока ей этого не дали, и не хотела приносить плоды, пока её не оросят человеческой кровью.

Нанауацин. «Кодекс Борджиа», с. 10 (Codex Borgia …).

Нанауацин. «Кодекс Борджиа», с. 10 (Codex Borgia …).

Глава VIII. О создании Солнца согласно тескоканцам

Эти индейцы утверждают, что была богиня Ситлалине [Citlaline], которая послала с небес 1600 своих детей в город, называемый Теотиуакан [Teotihuacan], возле Тескоко, которые, как только прибыли в названный город, погибли. После этого, примерно через 26 лет после того, как мир был сотворен, и жили всё это время во тьме и мраке из-за отсутствия солнца, собрались трое богов, Тескатлипока, Ээкатль и богиня Ситлалликуэ [Citlalecue], и повелели создать солнце, которое освещало бы землю. В это время был там другой бог, называемый Пильцинтекутли [Pilcintentli], и его жена, прозывавшаяся Шочикецаль [Chuquiqucal], у которых был сын по имени Шочипилли [Choquipili][46], и ещё один, который был не их, но они его кормили, который прозывался Нанауатон [Nanauaton], чьего отца звали Ицпатль [Izpatl][47], а мать Коскамиау [Cuzcamianh][48], и они принимали человеческие тела и облик, когда это им казалось хорошим. Когда же боги пожелали создать солнце, все эти перечисленные и другие стали поститься и совершать самоистязания, чтобы быть достойными стать солнцем, и жертвовали /86/ трём великим богам драгоценные камни, благовония и другие весьма роскошные вещи. Но Нанауатон, так как он был беден, ничего не имел, чтобы пожертвовать, но он совершал самоистязания посредством шипов, втыкая их мало-помало и жертвуя то, чот он мог иметь, так как был беден. И он собрался вместе со своими братьями, и разложил большой костер перед богами, которые сказали, что тот, кто бросится в огонь, станет Солнцем. Тогда Нанауатон бросился в огонь при помощи магического искусства, в котором он являлся великим знатоком, и он отправился в преисподнюю, и оттуда приес много роскошных вещей, и был избран, чтобы стать солнцем.

Синтеотль. «Кодекс Борджиа», с. 14 (Codex Borgia …).

Синтеотль. «Кодекс Борджиа», с. 14 (Codex Borgia …).

Глава IX. О сотворении мира согласно жителям области Чалько

В другой области, называемой Чалько [Chalco], рассказывают, что первой вещью в мире была вода, но они тоже не знают, кто её создал. И что спустились с небес некоторые боги, называемые Се-Ээкатль Тескатлипока [Cemecatl Tezcatlipuca][49] и Чиконауи-Ээкатль [Chicinaui et Eecatl][50], все сыновья Атлатиме [Atlatime], богини звёзд, которая, говорят они, некогда сотворила звёзды, солнце и луну, а боги, её сыновья, создал человека, но они не знают, в каком году это было.

Кроме этого они говорят, что имеется девять небес, но что они не знают, где находится солнце, ни луна, ни звёзды, ни боги.

Мука, которую он едят, называемая маисом, была создана следующим образом: все боги спустились в одну пещеру, где один бог, называемый Пильцинтекутли [Pieceutentli] сошёлся с богиней по имени Шочикецаль [Choquijceli], от которой родился бог, называемый Синтеотль [Ciutentl], и он поместился под землей, и из его волос вырос хлопок, а из одного глаза – очень хорошие семена, которые они обычно едят, называемые синтликес [sanctlhqez][51], а из другого – другое, а из носа еще другое семя, называемое чиа [chia][52], которое хорошо для питья в летнее время, из больших пальцев вырос плод, называемый камотль [camotl][53], который как репа, очень хороший плод, из ногтей – другой вид крупного маиса, который является пищей, употребляемой ими в настоящее время, и из остальной части тела выросло много других плодов, которые люди собирают и сеют. И поэтому этот бог является любимым среди других богов и его называют Тласопилли [Tlacopili][54], что означает «любимый владыка».

Тескатлипока Титлакаоан. «Кодекс Теллериано-Ременсис», с. 6v.

Тескатлипока Титлакаоан. «Кодекс Теллериано-Ременсис», с. 6v.

Однако, время узнать, кто такой этот Тескатлипока, о котором индейцы столько рассказывают, и мы так часто говорили о нем по этому поводу. Его имя состоит из трех: «Тескатль» [tezcatl], что означает «зеркало», «тлепока» [tlepuca], составленное также из «тлетль» [tletl], что означает «свет» и «поктли» [puctli], «дымящийся», и из всго этого они составили это имя «Тескатлипока» по той причине, как они говорят, что он всегда носит с собой сильно блестящее зеркало, и что он дымится из-за воскурений и благовоний, которые носит. Говорят также, что тот же бог создал воздух[55], который появился черным с большим шипом, сплошь окровавленным в знак жертвоприношения, и которому сказал бог Тескатлипока: «Иди, отправляйся за море, в дом Солнца, где вместе с ним множество музыкантов и флейтистов, которые ему служат и поют, и среди них несколько трехногих, а у других уши такие большие, что они закрывают все тело, и, когда придешь на берег вод, позовешь моих племянниц Ицакатапачтли [Ezacapachtli][56], которая является черепахой, и Асиватль [Acilmatl][57], которая полуженщина-полурыба, и Атльсипактли [Altcipatli][58], а она – самка кита, и скажи всем, кого встретишь, чтобы они образовали мост, чтобы ты смог пройти, и уведешь для меня у Солнца музыкантов вместе с их инструментами, чтобы оказать мне честь», – и, сказав это, исчез и стал невидимым. Тогда бог воздуха отправился на берег вод и позвал вышеназванных, и они немедленно прибыли, и образовали мост, по которому он прошёл. И, увидев, что он пришел, Солнце сказало своим музыкантам: «Вот пришёл злодей, пусть никто ему не отвечает, ибо тот, кто ему ответит, пойдёт вместе с ним». А названные музыканты были одеты в четыре цвета: белый, красный, желтый и зеленый. А бог воздуха, когда пришёл, позвал их песней, на которую немедля ответил один из них, и ушёл вместе с ним, и принёс музыку, которая является той, что они используют в /87/ настоящее время на танцах в честь своих богов, как мы делаем с оргáнами.

Они говорят также, что Тескатлипока является им в обличье обезьяны и разговаривает плечами, а другой раз в образе птицы, которая бьёт крыльями, и вызывает большой шум, и будит спящих, когда он хочет говорить с ними. И он также убеждал их, как мы расскажем более подробно в последующей нашей истории, совершать ему жертвоприношения, ибо он желал, чтобы они были жестокими и получал удовольствие от человеческой крови, и то жертвоприношение они совершали, вскрывая грудь у живых рабов, и вырывая им сердце, и давали ему поесть, пока тот не умер. И они считали его наилучшим господином и наиболее достойным почтения, которое более всего оказывало такое жертвоприношение.

Мишкоатль с сыном. «Кодекс Борджиа», с. 15 (Codex Borgia …).

Мишкоатль с сыном. «Кодекс Борджиа», с. 15 (Codex Borgia …).

Глава Х. Об идоле, называемом Кецалькоатль, о его происхождении, деяниях и временах, в которые он царствовал

В историях этого дикого народа содержится, что имелся там один бог, называемый Камаштли [Comachtli], который взял в жёны богиню, называемую Чимальма [Chimalma], и он имел от неё детей, среди которых был один, называемый Кецалькоатль [Queçalcoatl], родившийся в Ничатланко [Nichatlanco], и был отведен к своим дедушке и бабушке, которые его кормили, так как его мать умерла при его родах. И после того, как его выкормили, он был отведен к своему отцу, но так как он был очень любим своим отцом, его возненавидели другие братья, да настолько, что предложили его убить, и чтобы сделать это, обманом привели его к большой скале, называемой Тлачинольтепетль [Chalchonoltepetl], что означает «Скала сожжения», и оставили его там, и спустились вниз, и развели огонь вокруг скалы, но Кецалькоатль спрятался в одном отверстии, имевшемся в скале, а его братья ушли оттуда, думая, что убили его, но, когда они ушли, он вышел из скалы с луком и стрелами, и выстрелил в одну лань[59], и убил её, и, положив её на плечи, отнёс её к своему отцу, и пришёл раньше своих братьев, и отдал лань своему отцу, и его братья, когда пришли, были изумлены, увидев его, и задумали убить его другим способом: они отвели его к одному дереву, сказав, что будут стрелять оттуда в птиц, и, когда он стоял под деревом, начали пускать в него стрелы, но так как он был осторожен, то упал на землю, притворившись мертвым. Увидев это, его братья отправились домой, и когда они ушли, Кецалькоатль поднялся и убил кролика, и отнес его своему отцу до того, как прибыли его братья. Отец, который сомневался относительно того, что его братья хотели сделать с ним, спросил его, где его братья, и тот ответил, что его братья скоро придут, и отправился со своим отцом в другой дом. Однако, когда пришли его братья, отец спросил у них, где их брат, и они ответили, что он шёл. Тогда он их упрекнул в том, что они хотели убить своего брата, от чего они были рассержены и предложили убить также своего отца, и они сделали это, отведя его на одну гору. И после того, как они его убили, они пришли забрать Кецалькоатля, и заставили его поверить, что его отец превратился в скалу, и одновременно убеждали, чтобы он совершил жертвоприношение и поднёс этой скале кое-что, а именно пум, ягуаров, орлов, ланей и бабочек, чтобы иметь случай его убить, если он не смог бы найти этих животных, и так как он не захотел подчиниться, они пожелали его убить, но он проскользнул между ними, и забрался на некое дерево, или, что более вероятно, на ту же скалу, и расстрелял их всех стрелами; и когда он это сделал, его вассалы, которые его очень любили, пришли с почётом его забрать, и взяли головы его братьев и, вынув из них мозг, сделали из них чаши для питья , и немедленно напились допьяна, и оттуда отправились в землю Мешико, и прожили неколько дней в селении, называемом Толланцинко [Tulancingo], и оттуда он отправился в Толу, где ещё не знали, что такое совершать жертвоприношения, и таким образом, поскольку он принёс употребление жертвоприношений, его считали за бога, и он обучил их многим добрым вещам, храмам для него и другим вещам, и считался 160 лет богом в этой стране[60].

Кецалькоатль и Тескатлипока. «Кодекс Борбоникус», с. 22 (Codex Borgia …).

Кецалькоатль и Тескатлипока. «Кодекс Борбоникус», с. 22 (Codex Borgia …).

              /88/ Глава XI. О приходе Тескатлипоки в Толу и как он заставил бежать Кецалькоатля

              Кецалькоатль жил к своему полному удовольствию в Толе, будучи почитаем за бога, но, так как правду невозможно долгое время скрывать, случилось, что пришёл в Толу другой бог, о котором мы говорили ранее, Тескатлипока, который пришёл из зависти к Кецалькоатлю и имел целью причинить зло народу Толы за то, что они почитали все вместе Кецалькоатля, и он вошёл в Толу в облике бедняка, и он принимал, в разное время, разное обличье и сеял страх у жителей Толы и у Кецалькоатля, который тоже был дьяволом, таким же, как и он, однако есть одни дьяволы более могущественные, чем другие, ибо, так как они были сотворены из ангелов, и есть ангелы более великие чем другие, также и дьяволы. Итак, этот Кецалькоатлль был меньшим, чем Тескатлипока, и потому опасался его.

              Итак, однажды Тескатлипока пошел в храм Кецалькоатля. Там находилось много служителей, охранявших алтарь, где находилось изображение Кецалькоатля и зеркало, которое индейцы очень чтили, ибо в соответствии с тем, во что Кецалькоатль их заставил поверить, посредством этого зеркала всякий раз, когда они нуждались в дожде, они вызывали его с этим зеркалом, и он у них шёл. Тескатлипока же вошел в храм, и нашёл охранников заснувшими, и подошёл к алтарю, и похитил зеркало, и спрятал под циновкой, где спали охранники, и когда сделал это, ушёл оттуда. Охранники, проснувшись, не нашли зеркала, и были очень расстроены, разыскивая его; но Тескатлипока встретил по дороге одну старуху и сказал её: «Пойди в храм, и скажи его охранникам, что то, что они ищут, под циновкой, и они тебя очень полюбят». Что старуха и сделала.

              Однако, Тескатлипока принимал облик разных животных и чудовищ, с тем, чтобы напугать людей. Он также постриг волосы, чего индейцы никогда не видели, и он отправился в храм Кецалькоатля, и разрушил его изображение, разбив его и разбросав о земле и, принимая разный облик, избил его служителей, и все жители Толы, которые увидели это, обратились в бегство и оставили город, и Кецалькоатль, когда увидел это, был напуган и тоже бежал с несколькими из своих служителей, отчего Тескатлипока был очень рад[61].

              Кецалькоатль ушёл оттуда в Тенайоку [Tenacuia], и жил так некоторое время, и оттуда отправился в Колуакан [Cullinacan], где также прожил долгое время, хотя неизвестно, сколько. Оттуда он перешёл горы и отправился в Куаукечоллан [Quantiquechula], и воздвиг для себя храм и алтарь, и почитался как бог, и у них был только он, и там он прожил 290 лет, и оставил там одного владыку по имени Матлак-Шочитль [Maclalxochitl], и оттуда отправился в Чололу [Acholula], где прожил 160 лет, и там ему создали великолепнейший храм, от которого еще сохранялась большая часть, ибо он был хорошо построенным и красивым, и его построили гиганты, как мы расскажем дальше. Оттуда он отправился в Семпоалу [Cempoala], главный город на Испанском море, куда в первую очередь прибыл маркиз Дон Кортес, когда он пришёл в эту страну, но в настоящще время он совершенно разрушен, так как испанцы построили множество других. В этом городе он прожил 260 лет, и вплоть до этого места его преследовал Тескатлипока. И когда он увидел себя настолько преследуемым Тескатлипокой, бежал в пустыню, и пустил стрелу в некое дерево, и отскочил в него наконечник стрелы, и так он умер, и его служители забрали его и сожгли, и с тех пор остался обычай сжигать тела умерших. Из дыма, вышедшего из его тела, говорят они, образовалась большая звезда, которую называют Геспер [Hesper][62]. У этого Кецалькоатля никогда не было ни жены, ни детей. Другие говорят, что когда он должен был умереть, отправился в одно место <рукопись обрывается>[63].

Приложение

Параллельные места из «Истории Мешико» в переводе Андре Теве и «Экклезиастической истории» Х. де Мендиеты

 

Теве

Мендиета

(I) … Некогда в одно прекрасное утро с небес была пущена стрела, которая упала в одно место, называемое Тескальке [Tezcalque], которое в настоящее время является неким городом, и из ямки от стрелы вышли мужчина и женщина. Имя мужчины было Цонтекоматль [Contecomael], что означает «голова», и Тлотли [Loli], что означает «Ястреб», а имя женщины было Цомпачтли [Compahtli], то есть верхушки некой травы. Однако, названный мужчина имел тело только выше подмышек, и женщина точно также, и чтобы зачать детей он вкладывал свой язык в рот женщины.

(2,4) И то, что затем на рисунке показали и объявили вышеназванному брату Андресу де Ольмосу, было, что первый мужчина, от которого они происходят, родился в земле Акольмы [Aculma], что от Тескоко в двух лигах, а от Мешико в пяти или чуть меньше, следующим образом. Говорят, что когда солнце было в девятом часу, упала стрела в названном месте и образовала отверстие, из которого вышел мужчина, который был первым, и тело у него было только выше подмышек. И затем оттуда вышла целая женщина; и когда их спрашивали, как зачинал детей этот мужчина, говорили непристойности и грязь, которые не для этого места, и что этого мужчину звали Акольмаитль [Aculmaitl], и что отсюда получило название селение, называемое Акольма, потому что aculli означает «плечо», а maitl – «рука» или «предплечье», как существо, имевшее только плечи и руки, потому что (как сказано), этот первый человек имел только то, что выше подмышек, согласно этой выдумке и лжи.

(I)… Они пожертвовали земле некую траву, называемую на их языке тласосакатль [tlacocacatl], что на нашем значит «драгоценная трава», с той целью, чтобы земля дала им пропитание.

(2, 32) А после них, говорять, пришли мешики и принесли идолов (потому что ранее чичимеки не знали жертвоприношений, но только подносили солнцу траву или другую вещь), и что чичимеки заполнили и заселили землю, живя главным образом охотой …

 (I)… и если случайно не убивал птицу, стрела падала на какого-нибудь кролика или другую дичь, которую они поедали сырой, так как огонь еще не был в употреблении …

… и так они заселили много местностей, но они не останавливались ни в одном месте навсегда, так как совсем не умели строить домов, а жили в пещерах, которые находили уже существующими или делали некие маленькие домики из древесных ветвей и покрывали их травой …

(IV) И это именно они [колуа – перев.], как сказано, принесли маис, бумагу, хлопок и благовония, ибо отоми жили просто без всего этого, из-за чего они почитали этих колуа людьми благородными и добродетельными.

 

(2,32) … не строили дома, а жили в хижинах и пещерах, и не сеяли, и не варили и не жарили мясо, пока потом не прибыли другие люди, которых они называют колуаке [culhuaque], и от них они научились сеять, и жарить мясо, и другим вещам.

 (VII) Когда все это было сделано, боги Тескатлипока и Ээкатль задумали создать человека, который владел бы землей, и немедля названный Ээкатль спустился в преисподнюю попросить у Миктлантекутли пепел умерших, чтобы сделать из него других людей.

(2,1) Увидев себя так упавшими и изгнанными, и без какого-либо служения со стороны людей, которых еще не было, [1600 богов – перев.] решили послать посланца к богине, своей матери, говоря, что, так как она их отделила от себя и изгнала, пусть бы, по крайней мере, дала позволение, силу и способности создать людей, чтобы они от них имели какое-то служение. И мать ответила, что если бы они были теми, кем должны были бы быть, всегда были бы вместе с ней, но так как они того не заслуживают и желают иметь служение там на земле, пусть попросят Миктлан Текутли [Mictlan Tecutli], который является владыкой или военачальником преисподней, чтобы он дал им какую-нибудь кость или пепел мертвых предков, и чтобы над ней они совершили кровопускание, и оттуда выйдут мужчина и женщина, которые в дальнейшем будут размножаться.

 

(VII) И тот бог преисподней дал только одну кость длиной в локоть и немного пепла, и как только он отдал кость, он очень пожалел об этом, ибо это была самая желанная для него вещь изо всего, что он имел, и так он пошел за Ээкатлем, чтобы отобрать у него кость, но Ээкатль побежал, и кость выпала у него на землю и разбилась, из-за чего человек вышел маленьким.

 (2,1) Услышав же ответ своей матери (который, как говорят, принес Тлотли [Tlotli], то есть ястреб), они собрались на совет, и решили, чтобы один из них, которого звали Шолотль [Xolotl], отправился в преисподнюю за костью и пеплом, предупредив, что так как названный Миктлан Текутли, военачальник преисподней, был подлым и коварным, пусть посмотрит, чтобы он не отобрал, после того как даст, то, что он у него попросит. Из-за чего следовало тут же обратиться с этим в бегство, не ожидая никаких других происшествий. Шолотль сделал это именно таким образом, как это ему поручили, и когда отправился в преисподнюю, и добился от военачальника Миктлан Текутли кости и пепла, которые его братья намеревались иметь, и получил в свои руки, тут же бросился с этим бежать. И Миктлан Текутли, оскорблённый тем, что он так убежал, погнался за ним, таким образом, что, спасаясь, Шолотль поскользнулся и упал, и кость, которая была от руки, разбилась на куски, одни большие, а другие маленькие, из-за чего, как говорят, одни люди меньше других.

(VII) Он же принес остатки кости и пепел и сложил их в один апастли [paztli], что означает большой горшок, к которому позвал всех остальных богов для сотворения первого человека, они вместе совершили кровопускание из языков, и так начался первый день творения человека, когда ему создали тело, которое немедленно стало шевелиться

(2,1) Собрав, однако, части, какие смог, он пришел туда, где находились боги, его товарищи, и после того, как он бросил все, что нес, в таз [lebrillo] или большую глиняную чашу, боги и богиня совершили самоистязание, извлекая кровь изо всех частей тела (как потом имели обычай индейцы).

(VII) И на четвертый день были созданы мужчина и женщина, но они не были сразу совсем взрослыми, но наоборот, согласно естественному развитию. И после того, как они были созданы, их кормил один бог, называемый Шолотль [Cholutl], что значит «индейский петух», который кормил их разжеванным хлебом, а не молоком.

(2,1) И на четвертый день, говорят, вышел младенец-мальчик, и они принялись снова делать то же самое, и еще через четыре дня вышла младенец-девочка, и их отдали, чтобы их растил, тот же Шолотль, и он выкармливал их соком чертополоха.

(VIII) И он собрался вместе со своими братьями, и разложил большой костер перед богами, которые сказали, что тот, кто бросится вогонь, станет Солнцем. Тогда Нанауатон бросился в огонь при помощи магического искусства, в котором он являлся великим знатоком, и он отправился в преисподнюю, и оттуда приес много роскошных вещей, и был избран, чтобы стать солнцем.

(2,2) И так как в течение нескольких лет (как говорят), не было солнца, собрались боги в одном селении, которое называется Теотиуакан, что в шести лигах от Мешико, и развели большой костер, и разместились названные боги с четырех сторон от него, и сказали своим почитателям, что тот, кто быстрее всех из них бросится в огонь, удостоится чести превратиться в солнце, потому что как только первый бросится в огонь, тут же взойдет солнце; и один из них, самый отважный, устремился и бросился в огонь, и провалился в преисподнюю …

(VIII) Эти индейцы утверждают, что была богиня Ситлалине [Citlaline], которая послала с небес 1600 своих детей в город, называемый Теотиуакан [Teotihuacan], возле Тескоко, которые, как только прибыли в названный город, погибли.

(2,1) В небесах имелся бог, называемый Ситлалатонак [Citlalatonac] и богиня, называемая Ситлаликуэ [Citlalicue], и богиня родила нож или кремень (что на их языке называется tecpcatl), отчего, изумленные и напуганные, остальные их сыновья решили выбросить с небес названный нож, и так это и исполнили. И он упал в некоей части земли, которую называют Чикомосток [Chicomoztoc], что означает «Семь Пещер». Говорят, что из него вышли тысяча шестьсот богов …

Подчеркнуты смысловые различия.



[1] Букв. «голова без туловища». Возможно, искаженное написание слова Цонтемок [Tzontemoc], «Падающий Череп», имени одного из богов смерти.

[2] Имеется в виду Иштлильшочитль Оме-Точтли, правитель Тескоко в 1409-1418 гг.

[3] Имеется в виду «купеческий локоть», aune, длина которого составляла 1,188 м. Таким образом, длина «волоска Солнца» составляла около 60 см.

[4] По мнению Э. де Йонга эти рассуждения связаны с тем, что в науатль начальное назальное [m] является очень слабым (Jonghe E. de. Op. cit. – P.14, n.1)

[5] У Теве – офранцуженное «que».

[6] Следует иметь в виду, что во времена Теве «Флоридой» называли не только современный полуостров Флорида, но и весь юг современных США.

[7] Современное Море Кортеса у западного побережья Мексики.

[8] По всей видимости, на территории современной Калифорнии.

[9] Э. де Йонг считает возможным отождествить эту местность с Теулем [Teul] в мексиканском штате Сакатекас, между Гвадалахарой и Колотланом, в десяти лигах от которого находится селение Шочипила [Xuchipila] (Jonghe E. de.Op. cit. – P.15, n.2). Однако, в отличие от Тулы-де-Альенде, там нет никаких древних архитектурных памятников, описываемых в тексте.

[10] Конъектура Э. де Йонга (Jonghe E. de. Op. cit. – P.16, n.2).

[11] На самом деле, Chapultepeque означает «Холм кузнечиков».

[12] Агава.

[13] Из дальнейшего следует, что речь идёт о Несавалькойотле (1402 - 1472), правителе Тескоко с 1530 г., знаменитом поэте и государственном деятеле.

[14] Мотекусома Илуикамина был вторым правителем мешиков после того, как они достигли независимости от тепанеков и стали господствовать в долине Мехико. Источник рассматриваемого текста, по всей видимости, не считает законным правителем предшественника Мотекусомы Ицкоатля, рожденного от наложницы-рабыни.

[15] О прелюбодеянии, совершенном правителем Аскапоцалько Маштлой с женой Ицкоатля, как одном из поводов к войне между мешиками и тепанеками, сообщает Ф. де Альва Иштлильшочитль (Историки Доколумбовой Америки и Конкисты. Книга первая. – С. 107).

[16] Это сообщение противоречит источникам, отображающим мешикскую и тескоканскую традицию.

[17] Буквально «шелка», «soies»

[18] Галлюциногенные грибы, Psilocybe.

[19] Правитель Тескоко в 1472 – 1516 гг.

[20] На самом деле nezahualpilli означает «голодное дитя», это одно из обозначений Тескатлипоки.

[21] Имеется в виду Какамацин Кецалашойатль, правитель Тескоко с 1516 г. Он был захвачен испанцами вместе с Мотекусомой II и содержался ими в качестве заложника; убит между 27 июня и 1 июля 1520 г. перед бегством Кортеса из Теночтитлана.

[22] Сыновья Какамацина неизвестны, даже если они и были, ни один из них не стал правителем Тескоко. Первым правителем Тескоко – христианином был один из сыновей Несавальпилли по имени Текокольцин, в крещении Дон Эрнандо, умерший летом 1521 г. Здесь, по всей видимости, речь идет о его брате Иштлильшочитле-младшем, который являлся одним из главных союзников Кортеса во время боев за Теночтитлан и был правителем Тескоко в 1525 – 1531 гг., его христианское имя также Дон Эрнандо.

[23] Если считать от легендарного Шолотля до Иштлильшочитля-младшего.

[24] То есть, Колуакана.

[25] Се-Коатль Вэмак [Ce-Coatl Huemac] в исторических сказаниях науа выступает как последний правитель Толлана Шикокотитлана, убитый врагами или покончивший с собой после поражения.

[26] На прямое происхождение колуаканцев от тольтеков Толлана Шикокотитлана указывают «Анналы Куаутитлана» («Сказания о Солнцах». – С.287) и Иштлильшочитль (Историки Доколумбовой Америки и Конкисты. Книга первая. – Сс. 39, 46).

[27] В тексте ошибочно «de leur premier temps», «в их первом веке». 28 лет (включительно) прошли от первого года 52-летнего цикла 1-Точтли (1298/1299) до года основания Теночтитлана 2-Калли (1325/1326).

[28] В тексте буквально «hebdomade», «неделя».

[29] В тексте «MIIICXXI», «1321». Однако, указанный индейский год 2-Калли соответствует европейскому 1325/1326 г. и как год основания Теночтитлана фигурирует в «Анналах Тлателолько», у Чимальпаина и Альварадо Тесосомока.

[30] Э. де Йонг предполагает, что 438 лет – это срок от начала странствий до составления «книги с их счетом» в 1523 г.: 1321 – (208 + 28) + 438 = 1523 (Jonghe, E. de. Op. cit. – Pp. 5-6).

[31] На самом деле в источнике, на который опирается текст, была указана дата, когда правитель Теночтитлана принял титул царя (тлатоани). Принимая во внимание, что испанский автор переводит индейские даты в европейское летоисчисление с ошибкой в 4 года, речь идет о: 1321 + 222 – 170 (+ 4) = 1377 г. В «Кодексе Мендосы» и «Мексиканском кодексе 23-24» это год, когда правитель Теночтитлана Акамапичтли приобрел статус царя-тлатоани («История мексиканцев по их рисункам» указывает близкий 1375 г.).

[32] Описание показывает, что его автор не понимал значение цифровых коэффициентов в названиях лет, и не знал, как считаются годы внутри 13-летних подразделений 52-летнего цикла. Увеличение коэффициента на 1 в следующем году происходит не потому, что он указывает следующий год, а потому что, поскольку 365 = 28 х 13 + 1, начало каждого следующего 365-дневного года смещается в 13-летнем цикле на 1 вперед. На самом деле счёт лет тональпоуалли следующий: 1-Точтли – 2-Акатль – 3-Текпатль – 4-Калли – 5-Точтли и т.д.

[33] Шиутекутли или Шиутеотль почитался в первую очередь как бог огня, в том числе огня, зажигавшегося заново в начале года.

[34] «Жадеитовое сияние».

[35] «Жадеитовое солнце».

[36] В оригинале «poules», «куры».

[37] «Солнце мрака».

[38] Вероятно, пропуск в тексте.

[39] «Солнце ветра».

[40] Prosopis dulcis

[41] Очевидная ошибка в подсчетах.

[42] Тот же мифологический сюжет представлен в «Кодексе Борджиа» (сс. 19, 22) и изложен в «Легенде о Солнцах» (Сказания о Солнцах. – Сс.80 - 82), у Мендиеты (II, 1) и Х. де Торкемады (VI, 41).

[43] А. Теве перепутал при переводе испанские слова «lebrillo», «таз; низкий и широкий горшок», и «libre», книга, отчего в своём переводе указал не подходящее по смыслу «libre», «книга» (Jonghe E. de.Op. cit. – P.27, n.1).

[44] В «Легенде о Солнцах» Кецалькоатль совершает кровопускание из детородного члена.

[45] Составитель испанского текста перепутал слова xolotl, «близнец» (имя божества, считавшегося братом-близнецом Кецалькоатля) и huexocotl, «индюк» (Jonghe E. de. Op. cit. – P.27, n.2).

[46] Юный бог любви, игр, красоты, цветов, удовольствий и опьянения.

[47] Ср. itzpatli, «лекарственная трава».

[48] «Ожерелье из маисовых початков». Согласно Саагуну (III, 17) – эпитет богини земли Иламатекутли.

[49] 1-Ээкатль, календарное имя (имя, указывавшее день рождения персонажа в 260-дневном цикле) Тескатлипоки.

[50] 9-Ээкатль, календарное имя Кецалькоатля.

[51] «Кукурузный стебель» (букв. «кукурузная нога»), т. е., маис. Э. де Йонг предлагает конъектуру какацтли (Jonghe E. de.Op. cit. – P.32, n.1), однако, у Саагуна (XI, 6, 9) какацтли фигурируют как съедобные коренья, а не семена.

[52] Шалфей испанский.

[53] Батат.

[54] Это божество упомянуто в «Кодексе Мальябекки» (34v) как чествовавшееся на празднике Текуильвитль.

[55] Т.е. бога Ээкатля – Кецалькоатля.

[56] Букв. «Обсидиановая Тростниковая Раковина».

[57] Букв. «Водяная женщина».

[58] «Водная крокодилица».

[59] Мазама, Mazama Pandora.

[60] Миф о мести Топильцина Кецалькоатля своим родственникам содержится также в «Легенде о Солнцах», однако, там его врагами выступают не братья, а дядья («Сказания о Солнцах». – Сс. 95-97).

[61] Подробные повествования о преследованиях толланского правителя Се-Акатля Топильцина Кецалькоатля со стороны Тескатлипоки содержатся в «Анналах Куаутитлана» и в III книге Саагуна (Сказания о Солнцах. – Сс.133-136, 138-150, 271-279).

[62] Вечерняя Венера.

[63] Согласно Саагуну (III, 14) Кецалькоатль, «когда он прибыл на берег моря, то приказал сделать плот, сплетенный из змей, который назывался коатлапечтли, и на него он взошёл и поместился, как в лодку, и отправился в плавание по морю, и неизвестно, как и каким образом он прибыл в названную Тлапаллу». В версии «Анналов Куаутитлана» «он пришёл к океану, на морское побережье, так говорят и сообщают. И тогда он остановился, и заплакал, и облачился в свой наряд, надел свой головной убор, свою бирюзовую маску и всё остальное. И как только он оделся, он бросился в огонь и сжёг себя» (Сказания о Солнцах. – С.279). Неясно, какой из версий следовал далее источник Теве.