Имперская столица

Майкл Смит, Лайза Монтиель ::: Археологическое исследование империй и империализма в доиспанской Центральной Мексике

Теночтитлан

Сегодня ацтекский Теночтитлан лежит похороненный под современным городом Мехико, тем не менее, доступные археологические свидетельства подтверждают его древний имперский статус (описание Теночтитлана по историческим хроникам см. Rojas 1986). Результаты охранно-спасательных раскопок по маршрутам расширяющегося метро Мехико редко публикуются, однако они прекрасно показывают огромный размер Теночтитлана. Имперский уровень социальной сложности в Теночтитлане подкрепляется разнообразием раскапываемой архитектуры, в т.ч. простых домов, небольших храмов и массивных государственных пирамид, а также других гражданско-религиозных сооружений (Matos Moctezuma 1979, 1988, 1999). Наличие явной имперской идеологии указано массивными каменными резными монументами с военными образами, сценами жертвоприношений и прославления государства с его ключевыми императорами (        Townsend 1979; Umberger 1996). Эта идеология была фокусом исследований работающих в ацтекском Темпло Майор учёных (Broda et al. 1987; Matos Moctezuma 1988) и анализа Брумфила (1998), который рассматривал социальный контекст имперской идеологии в Теночтитлане. Наличие прямоугольной сетки в плане островного города также согласуется с имперским статусом Теночтитлана (Calnek 1976; Smith 1997a).

Теотиуакан

Огромный размер и высокий уровень социальной сложности Теотиуакана классического периода хорошо подтверждается обильными данными с последних археологических полевых работ в городище (например, Cabrera Castro et al. 1991a; Cowgill 1997; Millon 1981). Имперская идеология вместе с выдающимися военными сценами видна на многих полихромных фресках, фигурках и скульптурах, которые находят по всей территории города (Barbour 1979; Cabrera Castro et al. 1991b; Cowgill 1997; Miller 1967, 1973; Sugiyama 1998). Военная иконография на фресках включает изображения фигур в головных уборах с ленточками и круглыми глазами (Millon 1973), птиц/сов и репрезентации бога шторма/войны, представителей кошачьих, копий и щитов (Berrin 1988; Cabrera Castro 1992). Военные ордена ассоциируются с образами сов, орлов, койотов, ягуаров и змей (Miller 1967; Von Winning 1948; Von Winning 1987:94). В отличие от многих других древних империй в Теотиуакане не запечатлены публично его лидеры, об этом много рассказывается в последней литературе (например, Blanton et al. 1996; Cowgill 1997; Pasztory 1997). Как и в случае с Теночтитланом, высокую степень городского планирования подтверждает прямоугольная сетка, что согласуется с имперским статусом города.

Тула

Этот город много меньше и менее сложен в социальном плане в сравнении с Теотиуаканом или Теночтитланом, однако Тула всё же была впечатляющим урбанистическим центром с территорией ок. 11 км2 и населением 30-40 тысяч человек (Diehl 1983:58–60). Раскопки выявили свидетельства социальной сложности в форме разной резидентской архитектуры (Healan 1989) и мастерских по обработке обсидиана и изготовлению керамики (Healan et al. 1983; Hernández et al. 1999). Большая центральная площадь окружена различными монументальными сооружениями, в т.ч. 2 пирамидальными храмами, площадкой для игры в мяч и др. гражданских построек. Резные каменные рельефы со сценами войн, жертвоприношения и других военных образов весьма выразительны в урбанистическом центре Тулы (de la Fuente et al. 1988; Kristan-Graham 1999). Также в плане города присутствует и прямоугольная сетка, но, возможно, не везде.

Центр древнего города (фазы Коррал) Тулы демонстрирует постройку по сеточному плану. Когда в центре была построена более поздняя фаза Толлан, то уже использовали другую ориентацию (по крайней мере в разметке центральной части города) (Mastache and Crespo 1982; Mastache and Cobean 1985:274–285, 1989:62–63).

Обсуждение

Теотиуакан, Тула и Теночтитлан были довольно большими и сложными городскими центрами, вполне достойными для ношения статуса столицы империй. В каждом городе архитектура была выстроена по некой сетке, охватывавшей часть городской территории – модель, которую в других частях древней Месоамерики редко где встретишь (в большей части месоамериканских городов формальная планировка встречается лишь в церемониальных центрах, в то время, как в жилых районах следов планирования не встречается). Компаративное историческое исследование подтверждает, что использование городской сетки обычно связано с сильным централизованным политическим контролем (Carter 1983; Lynch 1981). Все три рассматриваемых здесь города также содержат заметное публичное искусство с темами, содержащими милитаризм и прославление государства.

В случае с Теночтитланом, документарные источники и исторические памятники искусства говорят нам о том, что правители мешиков осознанно имитировали искусство и архитектуру Теотиуакана, Тулы и Шочикалько, большого урбанистического центра, процветавшего в период между временем доминирования Теотиуакана и Тулы (Umberger 1987, 1996).

Тольтекские правители Тулы могли также имитировать Теотиуакан при использовании сеточной застройки и др. городских характеристик. Все три города характеризуются приверженностью центральномексиканской традиции планирования имперского города, где искусство и архитектура ссылаются на прошлое и использовались правителями для выражения политического посыла о могуществе, величии и космической легитимации (Smith 1997a). Для тольтеков, однако, мы считаем эти посылы были больше ничем не подкреплённой пропагандой, а не отображением социальных реалий, поскольку о Тольтекской империи говорить не приходится из-за несоответствия критерию доминирования над территорией.